Выпить устрицу и стать популярным: владивостокские туристы в Париже

Туристический ажиотаж вокруг столицы Франции набирает обороты после недавнего пожара на крыше собора Нотр Дам де Пари

9:16, 29 апреля 2019 Общество
thumb_326860_news_xxxl.jpeg
Фото: Michel Euler / AP

Туристический ажиотаж вокруг Парижа набирает обороты после недавнего пожара на крыше собора Нотр Дам де Пари. Во Владивостоке тоже наблюдается некоторое повышение интереса к данному турнаправлению. В то же время поездка именно во Владивосток является для парижан одним из самых желанных туристических маршрутов в России. Это довелось воочию увидеть приморскому автору Ольге Шипиловой-Тамайо, журналисту и автору книги-травелога «Владивосток и другие мужчины», сообщает РИА VladNews.

Наряду с прекрасной Эйфелевой башней и еще «допожарным» Нотр Дамом меня восхитило то, насколько просвещены парижане в географии и насколько они нетривиальны в туристических мечтах: каждый, с кем я общалась из коренных жителей французской столицы, точно знал, где находится Владивосток и рассказывало о том, как хорошо было бы увидеть этот «легендарный и романтичный город»! Будь то коллега-журналистка или случайный собеседник за соседним столиком в кафе, мадам на Монмартре, предложившая помочь  найти метро или мсье, решивший пофлиртовать на прогулке по набережной Тюильри.

Апогеем «владивостокской звездности» стала ситуация в одном известном ресторане на бульваре Сен-Жермен. Мы встретились там с коллегой из Приморья, чтобы отведать устриц. Проглотив по первой устрице, мы стали обсуждать, насколько наши япономорские устрицы иные – их нежнейшую мякоть надо именно есть, а французских – пить, как океанический кисель… Видимо, мы настолько громко разговаривали, что привлекли к себе внимание прочих гостей ресторана. «Выпив» по следующей устрице, мы увидели, что к нам из другого конца зала приближаются двое молодых французов.

- Простите, пожалуйста! Вы ведь сейчас говорили по-русски, - начал один из них. – Вы из Москвы?

- Мы из России. Но не из Москвы, - ответила я, собираясь добавить, что наш родной город, в общем-то, в 9 тысячах километров от этой самой Москвы, как другой француз опередил меня:

- Вы из Владивостока?

Мы обе изумленно кивнули. А французские парни здорово обрадовались!

- Это какое-то чудо, - восторгались они, - Мы оба совсем недавно прочли книгу Седрика Гра «Владивосток: снега и муссоны»! Мы теперь намерены путешествовать в  легендарный город по транссибирской магистрали. Сейчас за ужином обсуждали это и услышали вас, говорящих по-русски. И мы не могли пройти мимо, конечно! Ведь мы услышали, что вы говорили слово «Владивосток».

Бурность беседы, где катализатором явился город нашенский, наверное, вышла из берегов приличия. Ибо в какую-то секунду мы увидели, что головы буквально всех посетителей ресторана повернуты к нашему столику. Но осуждающих взглядов не было – люди вокруг улыбались Их, вероятно, тоже радовало слово «Владивосток». А мы с коллегой из Приморья  вместе со вкусом устриц на минуту ощутили вкус подлинной популярности.