Как спасают Приморье от радиоактивного хлама?

Журналистам и блогерам рассказали о переработке отходов

10:09, 19 февраля 2019 Общество
thumb_312189_news_xxxl.jpeg

Зачем же все-таки в Приморском крае начали строить региональный центр кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов и чем вообще занимаются сотрудники ДальРАО(филиал РосРАО, предприятия госкорпорации «Росатом») на двух объектах корпорации – в бухтах Разбойник и Сысоева? Узнать все из первых уст, а главное – увидеть – смогли участники пресс-тура по объектам ДальРАО, который состоялся 15 февраля, сообщает корреспондент РИА VladNews.

Рыбаки, любители-поклонники подледного лова на льду укромной бухты… Можно ли представить более спокойную картинку? От этих неподвижных фигур у лунок, замерших в ожидании улова, веет уютом, безопасностью… Вот именно таких рыбаков – да не одного, не двух, а больше двух десятков – и увидели блогеры и журналисты на льду бухты Разбойник.

Да, рыбаки из окрестных поселков, из города Фокино, рядом с которым находится объект «Бухта Разбойник», приезжают сюда на рыбалку. Не первый год. И ловят себе корюшку с навагой в паре сотен метров от территории, на которой идет утилизация реакторных отсеков атомных подводных лодок. Мало того, охрана поведала – они и на саму территорию норовят зайти. Клев, говорят, хороший. И рыба вкусная. А главный инженер отделения «Фокино» ДВ-центра по обращению с радиоактивными отходами

Борис Маликов дополнил – и абсолютно безопасная. Ежегодно специалисты из медицинского биофизического центра имени Бурназяна приезжают на объект, берут пробы воды, рыбу ловят, летом на рынках в поселках и Фокино покупают у бабушек овощи с огородов, ягоды, не выявляют никакой опасности.

Вообще на всех объектах, где побывали участники пресс-тура, первое, что бросалось в глаза: строгая система безопасности, серьезный и ответственный подход к работе. Второе – солидность, степенность даже можно сказать. Чистая территория, хорошие дороги как от объекта к объекту, так и внутри, а главное – люди заняты своим делом. Каким? Важным и серьезным: очисткой Приморья от радиоактивных отходов.

Знаете, почему вообще пришлось нашему государству организовывать в крае предприятие Росатома? Потому наследие холодной войны в виде 67 атомных подводных лодок, выведенных из эксплуатации, стало угрожать экологии. Да, реакторы лодок были лишены ядерного топлива, но с ними самими нужно было что-то делать. Как и с жидкими радиоактивными отходами, и с твердыми…

Борис Маликов рассказал: занимался ликвидацией АПЛ флот, специальных структур не было. Когда в крае сложилась по сути катастрофическая ситуация: было накоплено много ядерных отходов, радиационно опасных материалов, хранились они кое-как, надо было заниматься утилизацией, приводить все в соответствие с нормативами, словом, очищать и спасать побережье, и было создано предприятие Росатома. 19 лет назад.

На объекте «Бухта Разбойник» - да-да, там, где рыбаки на льду сидят, - предприятие занимается утилизацией АПЛ, точнее, реакторных отсеков. Участникам поездки показали: вот еще не утилизированные отсеки, их 18, они будут переработаны в течение пяти лет. А вот 49 аккуратных красных блоков – то, что осталось от утилизованных АПЛ.

Процесс утилизации Борис Борисович описал досконально. По сути – от реакторного отрезают два смежных отсека (остальное срезали еще во времена оные на «Звезде»), срезают легкий корпус подводной лодки, лишние цистерны, зачищают корпус под окраску, устанавливают дополнительные фундаменты, на которых он будет храниться, устанавливают дополнительные переборки и специальную биологическую защиту. Затем блок в цехе проходит струйную очистку корпуса до блеска, а потом его покрывают специальным покрытием антикоррозийным и специальной краской. И выкатывают на площадку длительного хранения – на 70 лет. Каждые 10 лет надо каждый блок заново покрывать антикоррозийным покрытием. Через 70 лет эти блоки станут безопасными и будут проданы как металл. Напомним, само ядерное топливо было выгружено с лодок и вывезено из Приморья в центр «Маяк». Оставшиеся 18  будут утилизированы. И главная функция предприятия будет выполнена. Какая функция? Очень простая и важная. Все объекты ДальРАО Росатом в Приморье работают для того, чтобы полностью удалить радиоактивные отходы из края. Совсем. Чтобы было по всему краю так же чисто – в смысле радиационного фона – как в бухте Разбойник. Точнее, в двух шагах от бухты Чажма.

"У нас здесь фон ниже, чем во Владивостоке, - сказал Борис Маликов. Но недоверчивые блогеры попросили позвать дозиметриста. И убедились – фон был в пределах от 0,1 микрозиверта до 0,3 (это ниже нормы)".

Как так?? А где страшный зверь радиация, а где мутанты Чажмы? Как это – изумились участники пресс-тура – в бухту заходят нерпы, косатки? Почему? А потому что все делается так, как надо! В строгом соответствии с законами России и нормативами безопасности. Мало того, что оба объекта регулярно проверяются всеми федеральными структурами – от Ростехнадзора до специальных отделов Минобороны, так еще тот же институт Бурназяна и многие другие организации независимые проверки проводят.

Да и сама корпорация заинтересована в одном: сделать Приморье чище и безопаснее.

Пока блогеры ехали на второй объект – в бухту Сысоева, только успевали головами вертеть: вон там, рассказывали им, вон в той бухте, морские львы были не раз отмечены. А в эту косатки, за сельдью гонясь, заходят. А рядом с самим объектом «Бухта Сысоева» и олени водятся, и лисы, и барсуки (между прочим, эти проныры регулярно устраивают охране объекта учения – на них срабатывают датчики движения), и фазаны стаями, и даже медвежьи следы находили… Не боятся, значит, животные… А люди чего ж так дергаются?

Потому что не понимают, не знают деталей, не вдумываются – вот какой ответ нашли для себя блогеры. Что такое объект «Бухта Сысоева» и тот самый центр кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов? По сути здесь, на Сысоева, долго-долго в жутком виде хранились твердые и жидкие радиоактивные отходы. Так хранились, что когда объект передавали ДальРАО, туда нельзя было зайти без спецодежды – фонило все. И как фонило! Поэтому здесь пришлось снимать слой грунта местами до пяти метров в глубину – там, где были пролиты ЖРО.

А что же там теперь, заволновались участники поездки, неужели нам придется в скафандры переодеваться? Волнительно!

Нет. Пройдя все участники поездки оказались… прямо на стройплощадке. Да, здесь начали строить тот самый центр кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов. И хотелось бы, чтобы строительство было завершено и центр начал работу. Почему? Потому что те самые твердые радиоактивные отходы (с реакторными отсеками и ЖРО предприятие справилось и справляется, утилизируя их до безопасного состояния) надо тоже как-то перерабатывать. Нельзя же их вечно хранить, зачем нам эта гадость под боком?

"И именно для этого нам нужен региональный центр, - рассказал Борис Маликов. - По сути это большой цех, установка, которая очищает загрязненный грунт, кондиционирует (уменьшает в объеме) ТРО. В итоге в финале нашей работы мы по сути должны полностью освободить Приморье от всех видов радиоактивных отходов, обеспечить полную экологическую безопасность региона. Надо ТРО переработать и вывезти из Приморья. И для этого нужен центр. Вообще забудьте слово «захоронение». У нас все отходы – на временном хранении. Определены места расположения полигонов захоронения – в центральной России, в частности. Так вот, создается федеральный оператор, который построит эти полигоны, точнее, уже строит, и мы туда со временем передадим те остатки, которые не сможем переработать. И в Приморье не останется радиоактивных отходов".

Сам центр – участники поездки убедились – будет небольшим: 42 на 114 метров, причем 24 метра – АХЧ, подсобки и все такое, в том числе помещение для дозиметристов. Все работы будут автоматизированы и роботизированы. При разработке проекта учитывался тот факт, что Приморье – сейсмоопасный регион, центр рассчитан на землетрясение 8 баллов. А цунами сюда не дойдет, нас защищает остров Путятина. И ничего взорваться не может, просто нечему взрываться. Мало того, здесь будут очищаться даже дождевые стоки.

Ну ясно, сказали участники поездки, впечатленные всем увиденным. Бояться нечего. Точнее, бояться нужно только одного: что радиофобия у некоторых товарищей, организовавших массовую истерию по поводу регионального центра, все же возобладает над здравым смыслом, и мы останемся с кучей радиоактивных отходов во временных хранилищах.