Приморцы рассказали про главного героя Нового года

Интересные и невероятные «свинские» истории

8:35, 1 января 2019 Общество
WhatsApp Image 2018-12-27 at 15.48.16.jpeg
Фото: РИА VladNews

По восточному календарю наступающий 2019-й, как все уже знают, – год Свиньи (или Кабана, если хотите). Накануне встречи с ним «В» попросил известных в крае людей рассказать свою «свинскую» историю. Вот что из этого вышло, сообщает РИА VladNews.

Недаром Хрюшу любят дети

Виктор Бусаренко, художественный руководитель Приморского краевого театра кукол:

«Год Кабана – это мой год. Я под этим знаком родился. Так что для меня каждые 12 лет такой год всегда особенный. Он мой родной, теплый.

Вообще, свинья – животное чрезвычайно добродушное и симпатичное. А еще это творческий персонаж. Например, у нас в театре идет немало спектаклей, в которых свиньи являются главными героями: «Три поросенка», «Спокойной ночи, малыши» с Хрюшей, которого так любят все дети. Так что для меня свинья – это, прежде всего, симпатичная кукла-поросенок, персонаж обаятельный и очень милый.

А в качестве новогоднего поздравления я расскажу вам свой любимый анекдот.

Один хохол пригласил другого на свеженину. Гость предлагает тост за здоровье хозяина.

«Нет, кум! – говорит тот. – Кабанчик тоже был здоров, а что с ним сталось? Давай-ка лучше выпьем за удачу!»

Поэтому я желаю, чтобы у всех было крепкое здоровье, но удачи было бы гораздо больше! И чтобы 2019 год был добрым! С Новым годом!»

Держись за уши крепче!

Виктор Галкин, заслуженный деятель искусств РФ, профессор Дальневосточной академии искусств:

«У меня со свиньями связана забавная история. Есть у меня друг Николай, дружим еще со студенческой скамьи. Вот в те студенческие годы как-то раз на каникулах поехали мы в Москву посмотреть достопримечательности. Когда дошла очередь до ВДНХ, я ему предлагаю:

– Первым делом сходим в павильон «Космос», посмотрим космические скафандры. Это же очень интересно!

– Конечно, – соглашается он.

Зашли мы на территорию Всесоюзной выставки, подошли к месту, откуда видны почти все павильоны, там указатели и схемы стоят. И тут Коля окаменел.

– Все! – говорит. – Пока хряков не посмотрим, никаких космонавтов смотреть не буду!

Пришлось идти с ним в павильон «Животноводство». Но когда я увидел хряков – таких огромных красавцев, и сам был просто потрясен. И имена у них такие прикольные – Чемпион, Самсон. А Коля рассказал, как в детстве катался на таких вот «чемпионах».

– Подкрадешься, бывало, заскочишь ему на спину, схватишь за уши, ногами как дашь в бока, и он несет тебя по всей деревне! Быстрее, чем сейчас на мотоцикле. Хряк несется, а у тебя в ушах ветер свистит! И не замечаешь, как он влетает в щель в заборе. А ты башкой об забор – бабах! Лежишь потом на земле такой счастливый – и больно тебе, и смешно…

А в павильон «Космос» мы все-таки сходили. Правда, многое посмотреть не успели: слишком долго на хряков любовались».

Дед Мороз всемогущий

«Расскажу еще одну историю, правда, не «свинскую», а просто новогоднюю, – говорит Виктор Дукавович. – Было это в ночь с 31 декабря 1982 года на 1 января 1983-го. Я тогда был первокурсником театрального факультета института искусств, за спиной два года армии и театральное училище. И предложили мне поработать Дедом Морозом на центральной площади Владивостока в новогоднюю ночь. Снегурочку я должен был подыскать сам, позвал на эту роль Ольгу Хохлову, сегодня она известная артистка кино, а тогда тоже училась в нашем институте. Работать мы должны были с 23.00 до полвторого. Деду Морозу обещали заплатить 55 рублей, Снегурочке – 40. Это были хорошие деньги: у нас стипендия была 40 рэ. В наши обязанности входило проводить различные конкурсы и награждать победителей смешными призами.

И вот закончилась наша «сказка», вышли мы на дорогу, чтобы поймать такси и поехать к своему педагогу, мастеру нашего курса Ларисе Дмитриевне Курбаткиной. Мы решили поздравить ее с Новым годом (к сожалению, она уже ушла из жизни). Стоим, ловим машину. И вдруг останавливается милицейская «Волга». А милиционер за рулем – бывший солдат, который служил в моем подразделении, правда, в другой роте, но я его хорошо запомнил. И тут я снова в роль вошел.

– Ну что, – говорю, – внучок, сделаешь подарок Деду Морозу, доставишь со Снегурочкой по такому-то адресу?

– Конечно! – отвечает водитель. – Садись, дедушка, какие проблемы. Говорят, что возить Деда Мороза на Новый год – это счастливая примета.

Сели, поехали. Я был в костюме, в гриме, с бородой и в шапке, вижу, что он меня не узнал. И Ольга мне подыгрывает, называет дедушкой. Тут я спрашиваю милиционера:

– Скажи-ка, внучек Сережа, как у тебя дела? Все ли хорошо дома?

Водитель от неожиданности аж по тормозам дал:

– Подождите, откуда вы знаете мое имя?

– Я же Дед Мороз, – отвечаю, – я все знаю.

А тут мы уже и до дома Ларисы Дмитриевны доехали. Но я так и не признался тому милиционеру, откуда я его знаю. Думаю, что он в ту ночь уверовал во всемогущество Деда Мороза…»

Сергей Кожин, газета «Владивосток»