NOT A SINGLE BREAK!: Для рок-артиста деньги - не главное

Представители независимого гитарного рока – в интервью на РИА VladNews

12:04, 11 ноября 2018 Интервью
40969392_2315776372032100_6974406648134867688_n.jpg
Фото: notasinglebreak

Группу NOT A SINGLE BREAK! считают одной из самых ярких молодых команд в нашей стране, за плечами музыкантов уже сотни концертов, участие в крупнейших российских фестивалях, телешоу и выступления на радио. В этом году коллективу исполняется десять лет. В преддверии большого тура по Китаю и Дальнему Востоку музыканты дали два концерта во Владивостоке. В прямом эфире радио VBC вокалисты группы Максим Фролов и Саша Парамонов рассказали, что значит быть независимыми рок-исполнителями, есть ли будущее у гитарного рока, а также о том, что привело их из Австрии в Азию. РИА VladNews предоставляет интервью.

- Вы позиционируете себя как представители независимого рока. Что это значит?

Максим: В истории рок-музыки термин «независимый» существует достаточно давно, не мы его придумали. Когда на мировом музыкальном рынке появились большие мейджор-лейблы (лейблы звукозаписи – прим.ред.), они стали навязывать исполнителям то, что им нужно играть, чтобы быть успешными и хорошо продаваться. Соответственно всё то, что не попадало в формат мейджор-лейблов, считалось независимой музыкой. В нашем случае это не совсем так. На мой взгляд, сейчас в России вся музыка более-менее независимая, если рассматривать её в таком контексте, поскольку большие лейблы уже не играют прежней роли в шоу-бизнесе и, в особенности, в рок-индустрии. Схема, при которой бренд давал деньги на запись альбома, сопровождал группу со съёмками видеоклипов, менеджментом, букингом концертов, уже не работает. Мы не зависим от большой бюрократизированной машины, всё делаем сами по себе.

- Большинство своих песен вы исполняете на английском языке, с чем это связано?

Максим: Я бы так не сказал. Наверно, только в последнее время нас можно было увидеть на ютубе с англоязычными песнями. Сейчас в истории группы открылся новый этап, мы начали активно выезжать за пределы нашей любимой страны – в Азию, Европу, а раньше у нас было довольно много песен на русском. К примеру, в альбоме «Всё или ничего» из десяти песен семь мы исполняем на русском языке.

Саша: Нельзя забывать про тот факт, что рок-музыка изначально возникла на английском языке, и порой более красиво и качественно делать песню именно на нём. Мы часто этим пользуемся, не вижу в этом ничего странного, тем более сейчас многие люди знают английский.

- На каком из языков для вас тяжелее писать тексты песен?

Максим: Однозначно на русском. Здесь есть несколько аспектов. Один из них – глубинно-психологический, который затрагивает внутренние комплексы человека, порой сложно на родном языке вытащить из себя самые искренние и глубокие страхи, переживания. Ты, условно говоря, выставляешь свою душу напоказ. На английском языке всё более лаконично и завуалировано. Часто краткими фразами можно объяснить гораздо больше мыслей и уложить их в две строчки на английском, а не в четыре на русском.

- Вы записали два последних альбома в Австрии. Почему выбрали именно эту страну?

Максим: Нам всегда нравилось создавать и записывать музыку с настроением. Это очень сильно влияет на конечный результат. При поиске студии нам важно было найти такой вариант, когда нас не отвлекали бы пробки, бытовые проблемы, ежедневные дела, подработки и прочее. Так получилось, что я был в совместном туре по Европе с американской группой Anti-Flag, снимал видео для них. У одного из сотрудников оказался частный дом в Австрии, с отличной студией звукозаписи. Помимо превосходных условий в виде профессиональной аппаратуры и самого помещения, выполненного в стиле 18 века, он был очень заинтересован в создании музыки как в процессе, что тоже играет немаловажную роль. В течение двух недель, что мы там работали, было ощущение, что мы отгородили себя от всего остального мира, это непередаваемые эмоции.

- Что послужило принятию решения отправиться в тур по Китаю?

Максим: Азию как рынок покорения мы рассматривали для себя уже несколько лет. Долго это оставалось лишь теорией. По счастливому стечению обстоятельств наш менеджер познакомилась на фестивале «V-ROX» во Владивостоке с Павлом Лопатиным, представителем лейбла BGW, который организовал не одни гастроли в Поднебесной для отечественных групп. Так сложился пазл – мы хотели поехать в сторону Азии, и такая возможность нам представилась. Вообще для нас тур – это что-то вроде отпуска, мы уезжаем из Москвы и можем отключить голову. Кто-то делает это на пляже, а мы в туре (смеётся).

- Существует мнение, что время гитарного рока прошло. Согласны ли вы с таким утверждением?

Саша: Мы с ребятами из нашей группы верим в то, это цикличный процесс, который можно сравнить с косинусоидой.  Если вернуться на пару лет назад, то в России был очень популярен хип-хоп, рэп, сейчас это больше панк-коллективы. В плане музыки я ощущаю время в нашей стране как 1998 год, когда поднимались такие группы, как «Bad B. Альянс», «Многоточие», затем уже появились «НАИВ», «Тараканы!», и в начале нулевых все начали слушать панк-рок, панк, эмо и так далее. Мне кажется, что можно провести аналогию с 2000-м годом, и когда наступит 2020-й год, то все снова повторится – ребята будут кататься на скейтах в два раза больше, ходить на панк-концерты, танцевать в слэме.

- Как вы относитесь к тому, что вас часто сравнивают с другими рок-исполнителями, в частности с группой Placebo? Кто из музыкантов вас вдохновляет?

Саша: Возможно, мы и похожи на большое количество групп, но наши музыкальные вкусы сформировались гораздо раньше, чем многие из них стали популярны, тем более Placebo. Каждый участник NOT A SINGLE BREAK! слушает разную музыку. Я с детства отдавал предпочтение панк-року, поп-панку, сейчас больше ушел в старину. Люблю музыку 70-х, Мадди Уотерса (рок-н-ролл), американского гитариста Джимми Хендрикса, из современных исполнителей – американскую рок-группу Foo Fighters. В своих партитурах стараюсь добавлять больше блюза или вокальных вариаций, за что ребята меня порой осаживают (смеётся).

Максим: Последнее время я стал слушать разные джазовые ансамбли, из любимых – оркестр Гленна Миллера, также нравится творчество Фрэнка Синатры. Особенно гармонично и аутентично эта музыка звучит на виниловом проигрывателе.

- Чего, на ваш взгляд, не хватает русскому року?

Максим: Новых имён, наверно. Есть такой всероссийский фестиваль «Нашествие», который считается главным приключением лета для всех любителей рок-музыки. Основной состав этого фестиваля не менялся уже лет двадцать. Я с большим уважением отношусь ко всем «старым» русским рокерам, но считаю, что необходимо обновление. Если взять любую развитую в плане музыки страну, то там каждый год на таких масштабных событиях появляется десяток новых исполнителей, чего, к сожалению, у нас не происходит.

- Чем на сегодняшний день измеряют успех молодые рок-н-рольщики?

Саша: Я думаю, показателем служит количество людей на концерте. По поводу других жанров – это уже спорный вопрос. Для рок-группы самое главное – живые выступления, а не просмотры на ютубе. При этом важно, чтобы зрители приходили не один раз случайно, а становились постоянными поклонниками, и у группы имелась стабильная аудитория, которая заряжается энергетикой концертов.

- Является ли для вас показателем успеха коммерческая составляющая?

Саша: Коммерция – вопрос относительный. Естественно, всем хочется больше денег, но это не главное для рок-артиста. Главное – это отклик, обратная реакция от самого шоу, от того, что ты делаешь. Мы с каждым разом пытаемся усовершенствовать своё выступление, создаем какие-то новые декорации, что-то эксклюзивное, чтобы люди понимали разницу между живым концертом и прослушиванием музыки дома в интернете. Единственный показатель твоей успешности – это проданные билеты.

- Что вы можете пожелать своим поклонникам и тем, кто ещё не знаком с вашим творчеством?

Максим: Нам бы хотелось, чтобы люди слушали больше хорошей музыки, чаще ходили на концерты, не сидели дома. Только там можно получить реальные эмоции и настоящее общение.

Саша: Самое главное – это реальная жизнь, мы наполовину все стали киборгами, надо развиваться и получать удовольствие от того, что вокруг, а не в сети.

Дарья Харина