Истории приморцев, которые выбрались из ада

Есть ли у алкоголиков и наркоманов жизнь после зависимости?

17:29, 30 октября 2018 Общество
IMG_7098.JPG
Фото: Александр Васильев

Наркомания и алкоголизм – болезни, которые отнимают жизнь. И если попал в эту ловушку, то выбраться из неё уже невозможно. Как минимум – всегда будешь под наблюдением врачей и закона, не сможешь вести нормальную жизнь, устроиться на работу и развиваться. Так ли это? Заведующий отделением неотложной наркологической помощи Приморского краевого наркологического диспансера, врач психиатр-нарколог высшей категории и кандидат медицинских наук Владимир Самович рассказал корреспонденту РИА VladNews несколько историй о том, что у тех, кто употреблял алкоголь и наркотики, есть жизнь после лечения.

Как выяснилось в самом начале, болезнь может и не принести проблем с представителями закона, но при условии, что больной делает всё верно. Сотрудничество Краевого наркологического диспансера с правоохранительными органами минимальное. Контакт представителей двух сфер происходит только в нескольких случаях. Так, если наркоману пройти лечение постановил суд. Таким гражданам необходимо представить закону справку о том, что они действительно прошли лечение. А также диспансер и правоохранители взаимодействуют в случаях, когда человек в состоянии наркотического или алкогольного опьянения совершил правонарушение, а затем попал на неотложное лечение. В таких случаях полицейские ждут, когда они смогут забрать «своего» человека.

«Если вечером в новостях показали, что кто-то выпрыгнул из окна и остался жив, то когда я утром прихожу, они уже здесь. Все эти голые, бегающие по дороге – наши», - объяснил Владимир Самович.

Однажды была ситуация: мужчина скончался в полиции, скорая помощь не успела приехать. Молодой человек разделся на остановке Авангард, бегал вокруг газетного ларька, там же купил туалетную бумагу, а затем – днём – сходил в туалет. Его забрали сотрудники Ленинского РУВД, а затем парень умер в камере.

«У него было перевозбуждение, сердце остановилось. И при этом молодой парень, женатый, есть ребёнок, с высшим образованием и хорошей работой. Может быть, он попробовал какое-то вещество первый раз в жизни», - рассказал специалист.

Он отмечает, что такие ситуации, к сожалению, не редкость. В диспансер регулярно поступают водители из одной известной компании такси, которых проверяешь, а они что-то употребляли.

«Это всё не про ужасы, а про то, что когда человек потребляет, он создаёт угрозу. Поэтому он и идёт лечиться», - объяснил нарколог.

Владимир Самович подчеркнул, что если есть проблема, то необходимо оперативно получить лечение, учитывая, что оно осуществляется на бюджетной основе и анонимно.

«Человеку исполнилось 18 лет, он попал к нам. Вот приходят его мама с папой и просят рассказать про ребёнка. Мы говорим, что мы сейчас позовём ребёнка, и если он скажет, что не против, то мы всё расскажем. А если он говорит, что не хочет, чтобы родители знали, то он сам рассказывает то, что хочет. Ту версию, которая по душе», - заверил врач, добавив, что врачи не распространяют подобную информацию.

Основа лечения – это длительная психотерапевтическая работа, которая может длиться даже два-три месяца. Пациенту помогают в создании стимулов к нормальной жизни, в отказе от психоактивных веществ, и стараются, чтобы он вновь начал работать и восстанавливать социальные связи.

«С пациентами работают с утра до ночи в прямом смысле этого слова. Каждая минута из пребывания в стационаре расписана, времени практически ни на что нет», - рассказал подробнее Владимир Самович.

После лечения человек будет находиться под наблюдением, но это не создаёт проблем в доступе к работе и так далее.

«Официально наблюдение длится три года. Три года трезвости «проскакивают» крайне быстро. Если человек ведёт трезвый образ жизни, то он начинает получать подарки, бонусы, компенсацию за свою трезвость. Вот у него есть «трезвость», и дальше всё получается как будто само собой – появляется работа, близкие люди, карьера», - врач отмечает, что, находясь на лечении, больные не верят, что для них доступно такое будущее.

Но на самом деле со временем такие пациенты находят работу.

«Был у нас один больной. Он рассказывал: вышел из отделения без специальности, взял газету, поискал, кем работать, и нашёл. Взяли помощником продавца, то есть грузчиком, в строительный магазин. Начал работать. Администрация увидела, что он каждый день приходит вовремя и трезвый, в отличие от всех остальных, и его поставили продавцом-консультантом. Через некоторое время - руководителем точки. И на тот момент, когда он снова к нам пришёл, его отправили учиться, чтобы отдать несколько таких точек. Это практически с нуля. И таких примеров очень много. Если люди начинают вести трезвый образ жизни, то происходят немыслимые вещи», - рассказал Владимир Самович.

Он отмечает, что пациенты получают образование, восстанавливают семьи, получают хорошие должности. Истории бывают разные. Однажды на групповую психотерапию пришёл мужчина, он жаловался, что он несколько месяцев трезвый, а у него ничего нет. Присутствующие начали спрашивать про костюм, на что мужчина ответил: «так я ж работаю, вот и купил». Тогда трезвенника спрашивают: «А ты помнишь, какой ты был, когда нигде не работал?»

«Приходит один пациент и говорит: «Знаете, какое у меня счастье? Я с ребёнком по парку шёл, он попросил купить ему мороженое, а у меня есть деньги на мороженое!» И для него это прогресс. У меня есть пациентка, которая уже много лет не пьёт. У неё процесс выздоровления шел тяжелейшим образом: во времена перестройки она была дворником, и у неё в каморке все пили. Когда она бросила пить, она перестала их пускать. За это её бывшие собутыльники били ей стёкла, ломали двери, ей пришлось переселиться в другой район. Тогда она со знакомой приспособилась печь пирожки и продавать их на площади Луговой. К этой знакомой подходит её дочка и просит шоколадку. А та ей: «Ты что, дура? На бутылку не хватит». Моя пациентка посмотрела на этого ребёнка и поняла, что пить больше не будет никогда. Эта девочка уже сама мать, и у них всё хорошо. Таких людей очень много», - подвёл итог Самович.