Бывший вице-мэр Владивостока рассказала об управлении городским имуществом

Екатерина Химич: «Вопрос об аренде за бесценок – из области фантастики!»

13:12, 25 сентября 2018 Политика
thumb_85821_news_xxxl.jpg
Фото: Пресс-служба администрации Владивостока

На минувшей неделе глава Владивостока Виталий Веркеенко подписал заявления об увольнении «четырех сотрудников администрации города, курировавших сферу управления муниципальным имуществом». По официальному сообщению пресс-службы «серого дома», произошло это после проверки, которая выявила «многочисленные нарушения». Корреспондент VL.ru решил выслушать вторую сторону и обратился к бывшему вице-мэру Екатерине Химич, сообщает РИА VladNews  со ссылкой на VL.ru.

Екатерина Химич работала в администрации Владивостока с июня 2008 года. Управление муниципальной собственности (помимо прочих) находилось в ее ведении. Кроме Екатерины Александровны ушли еще трое сотрудников с большим стажем: начальник управления муниципальной собственностью Андрей Елькин, начальник отдела управления распоряжения муниципальным имуществом Александр Татьков и начальник управления по учету и распределению жилой площади Сергей Еремин.

На вопрос «почему все же пришлось уйти» Екатерина Химич отвечает уклончиво: наверное, устала. Решение уволиться приняла довольно давно, заявление написала еще в начале августа. Сейчас, признается, позиция руководства ее удивляет:

— Сошлись ли с новым руководством? Я думала, что сошлись… Но то, что произошло после моего увольнения, показало, что я заблуждалась.

— Много сейчас говорится про неэффективное использование имущества и земли города. С точки зрения бизнес-управленца – земля должна приносить доход. С точки зрения городского чиновника, видимо, ситуация чуть сложнее.

— Возможно, я кого-то удивлю, но задача использовать муниципальное имущество эффективно была поставлена вовсе не действующим главой. Она всегда стояла перед администрацией города. Чтобы поговорить о неэффективном использовании имущества, нужно определиться: а что такое эффективное использование? Судя по последним публикациям, она измеряется исключительно размером финансовых поступлений. Не могу с этим согласиться. К полномочиям муниципалитетов относится очень много таких вопросов, которые требуют не только финансовых, но и имущественных вложений. Как, например, оценить эффективность предоставления в безвозмездное пользование помещений ветеранской организации? Или организации инвалидов?

Вопрос об аренде за бесценок – вообще из области фантастики. Ни один муниципалитет в нашей стране не может самостоятельно определять стоимость арендной платы за свое имущество. В законодательстве четко определено, как считается размер арендной платы за использование имущества или земельных участков. Есть общие правила: сначала проводится независимая оценка рыночной стоимости размера арендной платы. Потом проводится аукцион, на торгах и определяется окончательная цена. В тех случаях, когда возможно предоставление имущества без торгов, размер арендной платы считается в соответствии с методикой, утвержденной Думой города. Никакой самодеятельности здесь допустить нельзя! Это – закон!

— Почему не принимались меры по освобождению самовольно захваченных муниципальных земельных участков и жилого фонда? По крайней мере, мы об этом знаем из официальных сообщений.

— Те, кто познакомился с документами администрации, не может всерьез полагать, что меры не предпринимаются. Истребовать имущество из незаконного владения можно почти всегда только по решению суда. И законодатель намеренно это сделал, чтобы со стороны властей не было произвола. В активе администрации Владивостока десятки выигранных судебных процессов об освобождении самовольно захваченных земельных участков, квартир, нежилых помещений, принадлежащих городу. Я знаю каждое дело, потому что по долгу службы курировала и правовое управление мэрии. Но выиграть суд – это лишь часть процесса. Вторая не менее сложная часть – это исполнение судебного решения, а этим в нашей стране занимаются судебные приставы (федеральная структура). Поэтому по меньшей мере странно ставить в вину администрации низкий темп исполнения судебных актов.

— А как же пляжи, например, которые за бесценок отданы в аренду. Как и почему вообще так получилось? 

— Что касается пляжей, то к имуществу города относится только небольшая их часть. Некоторые из них сданы в аренду по долгосрочным договорам еще в самом начале 2000-х годов. Некоторые сданы через аукционные процедуры. Пляж на Кунгасном, о котором, вероятно, вы спрашиваете, сдавался без торгов. Размер арендной платы был рассчитан по методике, исходя из кадастровой стоимости земельного участка, которая утверждена администрацией Приморского края. Оценивая эффективность от этой аренды, неплохо бы помнить, что арендная плата начисляется за все 12 месяцев года. 

Я обращу внимание, что именно благодаря работе предыдущей администрации сейчас у города в муниципальной собственности есть такие объекты, как Спортивная набережная, которая, вы только представьте, все это время находилась не в собственности города. А это значит, что в любой момент ее могли «разорвать» на куски недобросовестные коммерсанты и полностью застроить. Парк Минного городка, который мы долгие годы отсуживали у третьих лиц и добились успеха. Теперь нынешняя администрация может полностью законно наводить там порядок (надеюсь, что наведение порядка там не будет связано со строительством очередной гостиницы или очередного торгового центра, от которого мы его уберегали). Еще парк Лазо. Именно мы несколько лет назад спасли этот участок земли от вывода в частную собственность. И оформили право собственности города, чем не допустили повторение судьбы Шаморы, которую успели до нас вывести из казны Владивостока в частные руки.

Подобные примеры можно перечислять долго. Это все я к чему, эффективное управление муниципальной собственностью подразумевает, что городу есть чем управлять. А этого всего не было. Мы много лет эту собственность наращивали, зачастую возвращая то, что было до нас неправомерно городом утрачено. Если в цифрах, то стоимость городского имущества за это время мы увеличили более, чем в 10 раз. Несколько не вяжется с обвинением в неэффективности.

— В релизе администрации сказано, что проверка выявила миллиардные долги за пользование муниципальным имуществом. Скажите, что это за задолженность и почему она не была взыскана?

— Меня не знакомили с результатами этой проверки, проводилась она не в отношении моих действий, и увольнялась я из администрации не по ее результатам. Что касается миллиардных долгов. У меня сложилось ощущение, что официальный релиз в администрации писал человек далекий от понимания хозяйственной деятельности города. Перед Владивостоком действительно имеется многомиллиардная задолженность – более 7 миллиардов рублей. И она не за пользование тем имуществом, которым распоряжается управление муниципальной собственности, как говорится в распространенном пресс-релизе. Она за пользование неразграниченными землями на территории Владивостока. А ими распоряжается уже более 10 лет краевой департамент, а совсем не мэрия. Однако арендная плата за данные участки подлежит зачислению в бюджет Владивостока. Именно поэтому задолженность по таким договорам аренды является задолженностью перед городом. Тем не менее мы неоднократно предпринимали попытки самостоятельно взыскивать эти долги, и каждый раз суды отказывали нам в этом праве, ссылаясь на то, что мы ненадлежащий истец. То есть с такими исками должен обращаться не город, а краевой департамент. 

— Вообще как работалось с Веркеенко, с новым составом администрации Владивостока?

— Не могу ответить на этот вопрос. Не работали мы вместе. Да, были совещания со всей администрацией в понедельник, совещания с заместителями в среду. Но не назову я это совместной работой. Совместное присутствие скорее. Когда люди работают вместе, они слышат друг друга, спорят, но приходят к единому решению и реализовывают его. Виталий Васильевич не то что не слушал и не слышал меня, он даже не имел намерения это делать… Родители меня учили уважать и соблюдать закон. В университете сформировалось профессиональное правосознание (Екатерина Химич с отличием окончила юридический факультет ДВГУ. – Прим. VL.ru.). Для меня соблюдение закона важно уже потому, что это правила, установленные государством. Достигать цели, соблюдая только те нормы, которые устраивают руководителя, нарушая при этом другие нормы, которые руководителя чем-то не устраивают, – не мой стиль.