Дело «о полицейских премиях» в Приморье продолжает обрастать фигурантами

Скандальное дело Шамратова создает все больше сложностей для адвокатов

20:55, 31 июля 2018 Общество
12.jpg

Фигуранты нашумевшего дела «о полицейских премиях» начинают переваливать вину друг на друга и вовлекают в орбиту расследования все новых и новых «героев», сообщает РИА VladNews со ссылкой на интернет-портал "Золотой мост". Не успели СМИ Приморья сообщить о том, что в «деле Шамратова» появились 7 новых фигурантов (хотя новыми их назвать в полной мере нельзя – в той или иной роли они уже фигурировали в этом расследовании), как новая напасть – фигурантов из числа бывших и действующих работников СУ УМВД по Приморскому краю может стать еще больше.

Напомним, Илья Шамратов – бывший начальник Следственного управления УМВД по Приморскому края, бывший замначальника краевого УМВД, полковник в отставке. 

Как выясняется, в ходе расследования оперативники и следователи (следствие ведет Шестое управление ГСУ СК России с дислокацией в г. Хабаровске) пришли к выводу – в той или иной мере в противоправную деятельность по «отжиму» и «распилу» премий были вовлечены более семи человек. Сегодня уже численность возможных фигурантов дорастает до 12-15 человек. В этот «черный список» могут попасть не только бывшие замы Ильи Шамратова, но и персоны рангом пониже – начальники следственных отделов и отделений, которые тоже, по версии следствия, были «скованы одной цепью».

По имеющейся у «Золотого моста» информации, существенное ускорение новым делам на «старую» тему с премиями в Следственном управлении придал замгенпрокурора России Юрий Гулягин, который, как известно, является куратором Дальнего Востока по линии Генпрокуратуры. Якобы именно он обратил внимание на то, что такая устойчивая система не могла существовать несколько лет, если бы все «звенья» одной цепи не получали бы незаконное вознаграждение. Сегодня ведь вопрос стоит ребром: если премии назначались ни за что (то есть, незаконно), то были довольны такой сделкой обе стороны: и те, кто незаконно выписывал премии, получая процент, и те, кто оставлял часть денег себе. Можно ли назвать таких людей «потерпевшими»? И почему полтора десятка человек, вовлеченных в эту схему, считали «общую кассу» (как они это называли) – нормальным явлением? Деньги-то получались государственные. Бюджетные.

При этом вызванные на допросы фигуранты дела, как это обычно и бывает,  стремительно перекладывают вину друг на друга. Мол, это он придумал, а я только «рядом стоял». Некоторым из тех, кого  сейчас допрашивают хабаровские следователи, новая шумиха вокруг «дела Шамратова» вообще не на пользу. Кто-то уже успел стать адвокатом, а кто-то, получив условный срок, решил, что к нему по данной теме уже вопросов не будет. Оказывается, будут…

Теперь два вопроса – насколько далеко готовы зайти следователи Шестого управления (с дислокацией в Хабаровске) и что теперь будут делать адвокаты обвиняемых/подсудимых, когда новые дела покатились, как снежный ком с горы?