Сын судьи получил во Владивостоке минимальный срок за сбыт наркотиков

Фемида «для своих»

13:59, 6 марта 2018 Происшествия
law-1063249_960_720.jpg
Фото: pixabay.com

Сын судьи Первореченского района Владивостока Алексей Гвоздков в Советском  районном суде Владивостока за попытку сбыта наркотиков  отделался  всего 4 годами колонии. И это при том, что ранее его уже осудили по «наркотической» статье к условному сроку, сообщает РИА VladNews со ссылкой 

4 сентября 2017 года деловой портал «Золотой мост» в материале «А судьи кто? Или почему сын судьи из Владивостока дважды стал фигурантом «наркотических» дел?» рассказывал о том, что Алексей Гвоздков — сын судьи Первореченского районного суда, за два года дважды попал в «нехорошую» ситуацию с наркотиками. Причем первый раз сын судьи попался на незаконном хранении наркотиков, за что и получил (от судьи Виктории Ефименко во Фрунзенском суде г. Владивостока) 4 года условного срока. Второй раз Алексей Гвоздков попался на ул. Русской во Владивостоке – на этот раз уже за покушение на сбыт наркотиков. Теперь его судили в Советском суде г. Владивостока, причем судила лично председатель суда Рона Сопчук. Казалось бы, неотбытая часть условного срока плюс покушение на сбыт наркотиков должны гарантировано отправить Гвозкова-младшего в колонию лет на 9-10, а, возможно, и на больший срок. Но что-то явно пошло не так… Согласно приговору по делу № 1-17/2018 от 31 января 2018 года сын судьи приговорен к четырем годам колонии строгого режима и штрафу 50 тысяч рублей. И это при том, что при обыске полиция изъяла в арендованной квартире, где молодой человек проживал со своей сожительницей, 97 пакетиков с наркотиком типа «скорость». И эти наркотики, по собственному признанию, он собирался продать.

Конечно, можно сказать, что 4 года колонии строгого режима – это серьезный срок. Наверное, это так. Но когда преступления совершаются «по нарастающей» — сначала молодой человек наркотики «нашел и не сдал» (хранение), а затем – приобрел, чтобы перепродать (покушение на сбыт) – не является ли срок в четыре года очень маленьким? Ведь, как указано в приговоре, максимальная санкция за покушение на сбыт по «третьей» части ст. 228.1 УК РФ – семь с половиной лет. Хорошо, но есть ведь еще и условный срок, который в этом случае заменяется реальным. В этом случае, даже путем частичного сложения, можно получить вполне «осязаемые» 8-9 лет в виде реального лишения свободы. Но суд, будто не видя отягчающих обстоятельств, выносит вполне «политкорректный» приговор – четыре года колонии. Не потому ли, что на скамье подсудимых – не просто подсудимый? Вот и возникает вопрос – неужели в Приморье есть Фемида «для всех» и есть Фемида «для своих»?

Кстати, пока сына судьи Андрея Гвоздкова – Алексея Гвозкова, судили в суде Советского района, сам судья успел в октябре 2017 года вынести приговор по скандальному «делу Курца» и получить свою порцию «медийной славы». Напомним, что предпринимателя Евгения Курца судья Гвоздков осудил по ст. 306 УК РФ (заведомо ложный донос). Якобы предприниматель Курц оговорил своего бывшего работника по фамилии Михайлов в том, что Михайлов взял у него свыше двух миллионов рублей на нужды предприятия и не отдает. Да вот беда: есть вступившее в силу решение Арбитражного суда Приморского края (дело №А51-27883/2012   от 06 марта 2013 года), которое доказывает: Михайлов эти деньги у Курца  брал и не отдал. Но полиция, прокуратура и суд проигнорировали решение Арбитражного суда Приморского края (будто это не документ вовсе, а так, «филькина грамота») и посчитали, что Михайлов деньги не брал, а Курц его оговорил. Судья Гвоздков осудил Курца прямо в больничной палате ВКБ №2. Теперь, благодаря решению судьи Андрея Гвоздкова, возникла «коллизия права»: если верить арбитражу, то Михайлов должен Курцу отдать свыше двух миллионов рублей, но, если верить приговору судьи Гвоздкова, то решение арбитража – ничтожно, и нужно верить приговору – то есть, что Михайлов деньги Курцу не должен. Причем, оба документа имеют одинаковую юридическую силу и являются при этом взаимоисключающими!

Кстати, судя по всему, «дело Курца» стало одним из последних в биографии Гвоздкова-старшего: по имеющейся в редакции информации, буквально две недели назад судья ушел в почетную отставку. Хотя его фамилию по-прежнему можно найти на сайте Первореченского районного суда г. Владивостока. Наверное, можно предположить, что на судебную карьеру отца могла повлиять  «подсудимая» карьера сына.

Редакция считает нужным задать три вопроса. Первый адресован прокурору Приморского края Сергею Бессчасному – будет ли прокуратура обжаловать приговор Гвоздкову-младшему, как «излишне мягкий»?  Второй вопрос адресован уже и.о. председателя Приморского краевого суда Александру Дорохову – а как так получилось, что решение арбитражного суда по «делу Курца» (дело №А51-27883/2012   от 06 марта 2013 года) вообще не было исследовано судом (ни Первореченским, ни Приморским краевым),  хотя  это  решение арбитражного суда на 100% противоречит приговору судьи Гвоздкова? И третий вопрос (тоже Александру Дорохову) – а судебная практика по всем «наркотическим» делам в Приморье носит такую «гуманистическую окраску» или  же гуманизм распространяется только на родственников тех, кто находится внутри судебной системы?