Приговор по «делу Шамратова» может вызвать целый каскад «обрушений»

Уже в январе 2018 года суд может огласить приговор по делу экс-замначальника УМВД по Приморскому краю

11:52, 11 января 2018 Происшествия
ui-58a11a02951c86.17674661.png

Январь 2018 года может стать по-своему знаменательным для силовиков Приморья, сообщает РИА VladNews со ссылкой на интернет-портал "Золотой мост".  

Дело в том, что ориентировочно в течение ближайших двух недель в суде может быть оглашен приговор Илье Шамратову – бывшему начальнику Следственного управления УМВД по Приморскому края, бывшему замначальника краевого УМВД.  Приговор едва ли будет оправдательным, и едва ли будет «мягким». Вероятнее всего, отставной полицейский полковник получит 5-7 лет реального лишения свободы, лишится специального звания и наград.

Однако опасно для Ильи Шамратова вовсе не это. За последний год один за одним стали разваливаться уголовные дела, которые в бытность Ильи Михайловича считались «перспективными» и «резонансными». Достаточно сказать, что на доследование направлены «дело Фозилова», связанное с лесом и «дело Патрешова», якобы связанное с серией вымогательств и грабежей. Дела эти долго расследовались СУ УМВД по Приморскому краю, фигуранты просидели в СИЗО по 1,5-2 года, а теперь выясняется, что состав преступлений очень «мутный», а сами «антигерои» как бы и невиновны – точнее говоря, вина их не доказана. Теперь те, в отношении кого расследовались такие дела, вправе потребовать «ревизии», то есть, проверки хода расследования, а кто и на основании чего поддерживал ходатайства о содержании обвиняемых под стражей.

И эта ситуация куда опаснее, нежели приговор по «делу о премиях». Кстати, до сих пор непонятно другое: дело о премиях, когда с премиальных выплат следователей руководителями брался «процент», начиналось с дела о «Хаяттах». Вопрос – а дело о «Хаяттах» вообще сейчас расследуется краевой полицией или уже «заморожено»?

А тут еще возникают всё новые и новые вопросы к тем делам, которые благополучно прошли через суд. Например, уссурийское дело Ивана Придиуса – предпринимателя, вынужденного скрываться за границей от обвинения в разбойном нападении. Суть разбойного нападения заключается в том, что Придиус и его друг по фамилии Федоcов вернули автомобиль, принадлежащий семье Придиусов, изъяв его из незаконного пользования китайцев. В итоге Федоcов получил 8 лет колонии строгого режима, а Придиус вынужден скрываться за рубежом, поскольку опасается не только «посадки», но и «отжима» части бизнеса. Удивительным является то, что заурядное, казалось бы, «дело Придиуса-Федосова» было изъято из производства в городе Уссурийске и передано в СУ УМВД по Приморскому краю без каких-либо достоверных и «твёрдых» оснований.  Одного только этого факта (немотивированной передачи дела из «города» в «край» — прим. авт.) достаточно для того, чтобы Верховный Суд РФ в дальнейшем отменил излишне жесткое решение Примкрайсуда по Федосову, но почему-то это дело, несмотря на его абсурдность и надуманность, не только дошло до крайсуда, но и закончилось крайне сомнительным приговором.

Вся эта суета с «искусственностью» расследованных СУ УМВД по Приморскому краю дел в 2015-2016 гг. представляет собой опасность и для с самого Ильи Шамратова, и для тех, кто длительное время «не замечал» «процессуальных вольностей» следователей краевой полиции. Рушащие уголовные дела с очевидно неправильной квалификацией преступлений могут не только привести к отставкам на самом верху полицейского ведомства Приморья, но и к дополнительным вопросам к надзорному ведомству: неужели «надуманность» некоторых уголовных дел была незаметна изначально? А в этой ситуации возможны не только «звездопады» и досрочные пенсии, но и другие формы «карьерных обрушений» — например, перевод в другие, менее престижные регионы.