Приморская глубинка: взгляд изнутри

Специальный корреспондент отправился в далекий приморский поселок Преображение

13:22, 22 ноября 2017 Общество
c600044b8694126c8525331c543bf6eea661a5c2.jpeg

В начале ноября прокуратура Приморья провела проверку соблюдения прав жителей края на медицинское и социальное обслуживание, на получение транспортных и коммунальных услуг, сообщает РИА VladNews. Ревизии подверглись труднодоступные населенные пункты в Лесозаводском, Яковлевском, Ханкайском, Ольгинском, Чугуевском и Партизанском районах. И буквально везде сотрудники надзорного ведомства выявляли нарушения закона.

До поселка Преображение Лазовского района  государевы слуги не доехали. Между тем проблем здесь не меньше, если не больше, и по всем векторам прокурорской проверки. Прежде всего из-за его удаленности от краевого центра. Корреспондент «В» побывал в этом населенном пункте Лазовского района, куда не доехали прокуроры.

От Владивостока до Преображения всего 326 км по спидометру, если ехать на автомобиле. Из них 89 км, от Преображения до поселка Лазо, труднопреодолимая грунтовка. Как говорят местные, едешь – и зубы выскакивают. Дорога пересекает несколько перевалов высотой 700 – 1000 метров. В снегопады, которые здесь не редкость, единственная дорога, связывающая поселок с Большой землей, становится непреодолимой, пока по ней не пройдет грейдер. В декабре может днем пойти дождь, а ночью – ударить мороз. И все: сиди в машине и жди, когда работники филиала «Примавтодора» почистят дорогу. А у них на весь Лазовский район всего четыре грейдера. Хотя еще недавно было двенадцать. Тогда только трассу от села Киевка до Преображения чистили два грейдера. Кроме того, раньше дорогу от Лазо до Преображения грейдировали 2-3 раза в неделю. Сейчас, после оптимизации предприятия «Примавтодор» и введения новых нормативов обслуживания дорожного полотна, – 2-3 раза в месяц. Но качество дороги от этой шлифовки не улучшается.    

Тем не менее добраться до Преображения стало относительно проще. Проверено на себе. Если нет личного транспорта, то можно на автобусе, но это более
8 часов тряски с небольшими перерывами на остановки за 900 рублей. На маршрутном такси – на четыре часа меньше, но дороже. С сентября прошлого года пять раз в неделю в поселок летает двухмоторный самолет DHC-6 из аэропорта Кневичи. 50 минут в воздухе – и вы на месте за 1700 рублей. 

Впечатления от воздушного путешествия незабываемые. Летишь, а под тобой гигантская карта Приморья. Глядя вниз, если нет облачности, понимаешь, как масштабен и красив наш край. Причем в любое время года. Потому что с высоты 2700 метров не видны убитые дороги, заросшие бурьяном поля, убогие сельские домишки, брошенные деревни и военные гарнизоны, недостроенные жилые дома и пятизвездочные гостиницы. И даже тысячи сгоревших  гектаров леса кажутся не такими страшными, как на земле.  

После суетливого Владивостока поселок показался мне местом тихим, спокойным, умиротворенным. На улицах людей мало, и никто никуда не спешит – здесь все в шаговой доступности. Если время поджимает, можно по телефону заказать такси. В Преображении работают три таксомоторные компании, за сто рублей отвезут, куда скажете. Правда, до местного аэропорта стоимость поездки дороже – 150 рублей, на дачные участки, которые располагаются за пределами поселка, вас отвезут за 300. Этой услугой сельчане пользуются в складчину. При численности населения около семи тысяч человек, где одна треть – пенсионеры, конкуренция у таксистов жесткая. Одна из компаний, чтобы привлечь клиентов, установила правило: если их водитель опоздал на вызов более чем на пять минут, заказчик оплачивает половину от фиксированной стоимости поездки. Мера суровая, но действенная – терять заработок никто не хочет. Будучи в Преображении, я неоднократно пользовался услугами такси, и машина всегда приходила вовремя. Если бы во Владивостоке действовали подобные санкции, то на дорогах краевого центра автомобилей стало бы гораздо меньше…    

Первое, на что обращаешь внимание, впервые попадая в Преображение, это  трехмачтовый фрегат с белыми парусами, парящий в центре поселка на высоте пять метров. Уменьшенная копия красавицы шхуны появилась в этом году по инициативе главы Преображенского городского поселения Вячеслава Пономаренко. Ранее на этом месте стоял ржавеющий фонарный столб. Чтобы не тратить деньги из поселковой казны на его снос, Пономаренко замыслил установить на вершине столба парусник. Сказано – сделано. Сначала заказал проект «ростральной колонны» и его главную часть – парусник. Когда макет изготовили, оказалось, что вес шхуны 200 кг. Пришлось столб укреплять, чтобы не погнулся под такой тяжестью. Вечером шхуна освещается с помощью солнечных батарей. Их энергии хватает на несколько часов, но и этого достаточно. Ночью поселок должен отдыхать.  

– Сначала я хотел, чтобы у фрегата были алые паруса, как в книге Александра Грина. Но потом решил, что в темноте алый цвет потеряется и парусник станет невидимым. Поэтому и сделали паруса белыми, – рассказывал корреспонденту «В» Вячеслав Геннадьевич с явной гордостью в голосе.       

Сегодня местные жители считают парусник с белыми парусами эмблемой поселка. А почему бы и нет? Как память о потомках и символ мечты. Преображение – поселок рыбаков, которые в стародавние времена бороздили моря под парусами. 

– Неужели наша глубинка кого-нибудь интересует? – удивлялись местные жители, узнавая, что разговаривают с корреспондентом краевой газеты. И, получив подтверждение, переспрашивали: – И что, новый губернатор прочитает все, что вы о нас напишете? Тогда пишите правду. 

По словам жителей Преображения, с которыми общался корреспондент «В», основная проблема их поселка – транспортная  доступность. Точнее, ее отсутствие. Из-за этого цены на продукты и промышленные товары в магазинах гораздо дороже, чем, к примеру, в поселке Лазо. И бензин на единственной здесь заправочной станции только АИ-92. Водители бензовозов отказываются доставлять топливо в Преображение опять-таки из-за плохой дороги. Были случаи, когда в дождливую погоду и в снегопад тяжелые машины на перевалах улетали в кювет. 

Дело в том, что Преображение – тупиковый населенный пункт, связанный с Большой землей автомобильной дорогой и воздушным сообщением. О чем я уже  рассказывал. Но в плохую погоду самолеты не летают, а по морю сюда не доберешься. Во времена Советского Союза в Преображение бегали морские трамваи из Владивостока и Находки. Когда Союз распался, эти суда продали в Китай и на пассажирских перевозках поставили крест. Как и на обеспечении поселка морским путем.   
В прошлом году во время буйства тайфуна «Лайонрок» под воду ушла дорога в районе села Свободного, а возле села Беневского река подмыла мост. И Преображение оказалось отрезанным от мира, хотя сам населенный пункт не пострадал. Стихия пощадила даже деревянный мост через речку Соколовку. Если бы его унесло, то в поселок можно было бы добраться только по воздуху. 

Этот мост – местная достопримечательность, которую показывают всем приезжим. Но не с чувством гордости, а с горечью. Прогнувшийся на один бок, он может развалиться в любой момент, и тогда беды не миновать. По рассыпающейся под колесами машин  перемычке ездят не только легковые автомобили, но и рейсовые автобусы с пассажирами, а также школьный автобус, который возит детей из Соколовки в Преображение. По этому же мосту 40-тонные фуры переправляют на «материк» продукцию местного рыбокомбината. Бревна под их колесами трещат и прогибаются. Дай бог, чтобы выдержали... 

Местные жители возмущаются, предъявляют претензии главе поселения Вячеславу Пономаренко за бездействие. Мол, единственный мост разваливается, а вы ничего не делаете. Между тем убитая грунтовка от Лазо до Преображения и мост через речку Соколовку находятся в ведении департамента дорожного хозяйства администрации Приморского края. Как рассказал корреспонденту «В» Пономаренко, администрация Лазовского муниципального района многократно обращалась в департамент с просьбой как можно скорее привести дороги в соответствие нормативам и отремонтировать злополучный мост. И каждый раз получала отписки: в ближайшем будущем сделаем.    

По словам Вячеслава Геннадьевича, ситуация с мостом изменилась с приходом в «Белый дом» Андрея Тарасенко. Ознакомившись с проблемой, врио губернатора дал соответствующие поручения, и сотрудники департамента дорожного хозяйства серьезно занялись злополучным мостом. На данный момент подготовлена техническая документация по его ремонту и готовятся процедуры по заключению контрактов с подрядчиком. Если не произойдет ничего непредвиденного, то новый мост появится на Соколовке к весне будущего года. А на время его строительства через речку будет проброшен понтонный.   

Кстати, недалеко от Преображения находится летний детский лагерь отдыха «Юный рыбак». В этом году в его ремонт из бюджета района вложено 2,5 млн рублей. Свою существенную лепту внесла и база тралового флота. Лагерь расположен в красивом месте, для отдыха лучше и не надо. Но популярностью он не пользуется. Потому что ни одна транспортная компания во Владивостоке и Находке не соглашается везти сюда детей из-за отвратительного качества дороги. Автобусы довозили ребят до поселка Лазо, а до лагеря они добирались на перекладных за отдельную плату.     

Когда на заседании районной думы задались этим вопросом, то кто-то из депутатов предложил привозить детей в лагерь морем, мол, так будет надежнее и дешевле. Но гендиректор градообразующего предприятия – Преображенской базы тралового флота (БТФ) Сергей Еремеев  народных избранников быстро отрезвил: сегодня в крае на плаву  только одно транспортное средство, которое доставляет экипажи с берега на рейд в 12-мильную зону. И эта услуга обходится предприятию в более чем 400 тысяч рублей. После озвучивания подобной суммы вопрос доставки детей морем отпал. Для бюджета района это неподъемные деньги. Хотя, как говорят специалисты,  перевозить по морю грузы и пассажиров действительно было бы гораздо выгоднее.    

Если посмотреть на Преображение с высоты птичьего полета, то поселок можно сравнить с островом. С одной стороны его поджимает море, с трех других – Лазовский заповедник.  Между ними узкая полоска земли со слабым плодородным слоем почвы, не более 15–20 сантиметров, вперемешку с камнями. В начале ХХ века здесь пытались сеять пшеницу, овес, озимую рожь, но земледелие в этих края не прижилось.  

Преображение – единственный населенный пункт в Приморье, который так резко ограничен земельным ресурсом. Сегодня за Преображенским сельским поселением закреплено не более 5200 га земли. Это очень мало для развития сельского хозяйства. Поэтому будущее поселка связано с морем. Если конкретно, то с глубокой переработкой рыбы и развитием марикультуры. Это трепанг, гребешок, ламинария. В ближайшее время на территории БТФ будут построены мощные холодильники вместо старых цехов. 

По большому счету, создание в Преображении базы тралового флота и рыбокомбината стало спасением для поселка со 100-летней историей. Именно благодаря БТФ в 70-е и 80-е годы прошлого века здесь бурно развивалось жилищное строительство. Численность населения поселка в лучшие его годы достигала 14 тысяч человек. 

– Наш Лазовский район уникальный. Это единственный в России муниципальный район, большая часть которого (примерно 32 %) изъята из хозяйственного ведения под  федеральные функции. Из них около 26 %  ушло под Лазовский заповедник, остальные – под национальный парк «Зов тигра». И земельный налог никто из них не платит. А мы – глубоко дотационный район. Наше Преображение держится за счет отчисления БТФ подоходного и земельного налогов. Доходная часть поселенческого бюджета не более 23 млн рублей. За счет этих средств и выживаем. У остальных же сельских поселений  Лазовского района  полный развал. Хозяйственная деятельность запрещена. А экотуризм, о котором сейчас много говорят, перспективы не имеет. Не только у нас, но и в районе тоже, – рассказал корреспонденту «В» Сергей Дубровин, преподаватель истории на пенсии, член Совета ветеранов поселка.      

По его словам, Преображение может полноценно принимать туристов только в августе и сентябре. Частично в июле. Зимой никто сюда отдыхать не поедет: слишком далеко. И дорога не привлекает. Кроме того, нет инфраструктуры для комфортного отдыха, а турист нынче пошел привередливый. Он питаться пищей, приготовленной на костре, и мыться в холодной речке не желает.  

Несколько лет назад была предпринята попытка создать биосферный заповедник на базе Лазовского заповедника. Куда по задумке авторов этого проекта можно было бы привозить иностранных туристов и зарабатывать деньги. Но этой идее воспротивились жители поселка. Их поддержали районная дума и администрация поселения. Поскольку ничего хорошего местному населению такое предложение не сулило. Во-первых, у биосферного заповедника международный статус с очень жесткими охранными требованиями и широкой охранной зоной. Из-за чего территория поселка, и без того невеликая, сжалась бы, как шагреневая кожа. Более того, в охранную зону попали бы две мили от берега, где на шельфе развивается марикультура. После создания биосферного заповедника богатства морских огородов стали бы недоступны для БТФ. И тогда о развитии поселка можно забыть. 

Молва о приезде корреспондента из краевого центра быстро распространилась по поселку. Многие ко мне приходили в «дурик», где я поселился. «Дурик» – это пятиэтажное общежитие, единственное в поселке, где живут семейные сотрудники Преображенской базы тралового флота, останавливаются командированные, а также кантуются иногородние члены экипажей рыболовных судов, дожидаясь выхода в море. 

Если верить здешнему фольклору, свое прозвище общага получила еще в советское время, когда проживавшие в ней рыбаки буквально сходили с ума между рейсами от безделья и изобилия алкоголя. Нетрудно представить, что здесь тогда творилось. Сегодня в «дурике» тишина, чистота и посторонним вход воспрещен. 

В этом же здании на втором этаже находится кафе. Готовят здесь вкусно, но дорого. Обед из четырех блюд обошелся в 500 рублей. И работает эта забегаловка только днем. Дешевле обойдется перекус в столовой на территории БТФ, где можно пообедать и поужинать. Если, конечно, вас пропустят через проходную предприятия. Есть в поселке китайский ресторанчик, но он расположен в стороне от центра поселка, по соседству с БТФ. Говорят, что кухня здесь достойная. Не знаю, не посещал. Вывод отсюда однозначный: заведений общепита, где бы можно было днем перекусить, а вечером посидеть с друзьями, пообщаться, послушать музыку, в поселке нет. Даже генеральный директор БТФ Сергей Еремеев в разговоре с корреспондентом «В» посетовал, что в поселке приличным людям негде отдохнуть вечером. 

И с ним трудно не согласиться. В Преображении есть Дом культуры с отличным киноконцертным залом, где кресла мягкие, как в самолете. Но кино здесь показывают  редко: нет зрителей. На сеанс приходит 10–15 человек. «Фильму крутят», даже если в зале три человека. И артисты из Москвы или Санкт-Петербурга в эти края давно не приезжали. Правда, местная художественная самодеятельность частенько радует сельчан концертами. И Приморская краевая филармония не забывает. Было время (когда генеральным директором БТФ был Олег Кожемяко, нынешний губернатор Сахалина), на сцене местного ДК регулярно пели и плясали звезды отечественной и зарубежной эстрады. Даже группа Boney M выступала.   

– Проще назвать, кого у нас не было. Это Пугачевой и Киркорова, – смеется директор ДК Игорь Зуев, отдавший культурно-массовой работе в поселке 17 лет своей жизни

На вопрос корреспондента «В», не обижает ли культуру вышестоящее начальство в смысле финансирования, на что постоянно жалуются его коллеги в других районах края, Игорь Петрович отвечает прямолинейно:     

– У меня нет вопросов к финансовому обеспечению нашего Дома культуры. Зарплату мы получаем вовремя и даже иногда премиальные. И это очень хорошо, что у поселения свой бюджет. Да, денег всегда не хватает, тем не менее стабильность у нас присутствует. И пусть оно так и будет. И творческих кадров у меня хватает. Моя команда может провести любое мероприятие от начала до конца. Правда, в нашем штате нет художника и хореографа. В свое время государство поманило их в школу льготами, и они сразу же ушли. Если там платят за квартиру, то зачем они будут здесь сидеть? Люди выбирают где лучше. Также нет заведующего библиотечным сектором. Месяц висит объявление на нашем сайте, но не идут люди.     

Игорь Петрович живет в Лазо, но всю рабочую неделю проводит в Преображении, поэтому этот поселок для него второй дом. И его проблемы  Зуеву не чужды.

– Мне нравится, что на улице Путинцева восстановили уличное освещение. Опять же кораблик с белыми парусами появился в центре поселка. Все эти мелочи дают ощущение полноты жизни. И пусть этих мелочей будет больше, – говорит Игорь Петрович. 

Сергей Кожин, газета "Владивосток". Продолжение следует