Вся правда о генеральном плане Владивостока

Эксперты обсудили важнейший для города документ

18:50, 3 октября 2017 Интервью
6adcc0f2d8d9aa49ef4d0135b8d4e69b.jpg
Фото: Фото: Алексей Воронин, газета "Владивосток"

В прямом эфире еженедельной программы «Разговор с Андреем Калачинским» на радио "Лемма" приняли участие заместитель начальника управления градостроительства и архитектуры администрации города Владивостока  Пётр Карпов и  координатор группы общественного мониторинга и использования лесных ресурсов и экологии Приморского регионального штаба Объединенного Народного Фронта (ОНФ) Юрий Логинов. Гости студии обсудили с ведущим передачи, журналистом Андреем Калачинским проблемы нового генерального плана развития Владивостока. РИА VladNews публикует полную версию эфира.

Андрей Калачинский: Добрый день. Сегодня хотел бы поговорить о новом генеральном плане развития города Владивостока. Он совершенно новый, и к счастью, ещё не принят. У нас есть время до конца декабря, когда он будет принят губернатором и утверждён скорее всего Законодательным Собранием.

Об этом плане говорят разное. Заголовки в СМИ очень противоречащие: «Генеральный план учел все пожелания жителей города Владивостока», «Бизнесмены города возмущены новым генеральным планом», «Граждане протестуют против того, что в генеральном плане неверно...». Т.е. сколько людей, столько и мнений. Мне кажется, неподготовленному человеку разобраться в этом сложном документе, невозможно. Поэтому сегодня я пригласил людей, которые в отличие от нас с вами, надеюсь, намного лучше понимают и знают, что такое генеральный план развития города Владивостока, для чего он нужен и как в нем описаны наши возможные перспективы развития.

Пётр Валерьевич! Это новый ген.план, прежний был в 2008 году. Вы – человек, с архитектурным образованием и образованием, как я выяснил, муниципального управления. Что в нём принципиально важного предлагают проектировщики? В этот раз проектировщиками стали ваши коллеги из города Омска, да?

Пётр Карпов: Да. Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемые радиослушатели!

Андрей Калачинский: Давайте сначала в целом о плане.

Пётр Карпов: Если мы говорим о генеральном плане 2008 года: разработка его начиналась в 2006 году, а точнее ещё раньше, но приняли его в 2008 году. Основная его направленность - это учет всех мероприятий, которые готовились к саммиту АТЭС в 2012 году. Это все объекты – наши дороги, океанариум и многое другое, что было построено. Соответственно, все это было необходимо учитывать.

Андрей Калачинский: Всё. Они учли. Новый план. В связи с чем?

Пётр Карпов: Законодательство стремительно меняется. Сегодня, например, существует такое требование, когда каждый земельный участок строго в своих границах должен принадлежать одной территориальной зоне.

Андрей Калачинский: Чтобы было понятно, для примера. Если есть зона, отведенная под жилую застройку, то в ней не может быть вкраплений для промышленной зоны (какой-нибудь заводик частный), или как?

Пётр Карпов: Нет, немножечко другое имеется в виду. Например, земельный участок на две трети расположен в жилой зоне и на одну треть попадает в зону рекреации. Соответственно он должен принадлежать либо зоне рекреации целиком , либо жилой зоне.

Андрей Калачинский: А нельзя её разделить? Рекреацию в одну сторону, а жилую – в другую?

Пётр Карпов: Так и делали. Для того, чтобы было возможно строительство, участки делили, и строили на тех частях, которые были в тех зонах, которые предполагали строительство.

Сегодня проектировщиком нашего генерального плана является институт территориального планирования «Град» (г.Омск). Заказчиком выступает Департамент градостроительства Приморского края, который объявлял конкурс и прописывал техническое задание. Проект генерального плана и правил землепользования Омским институтом практически выполнен и направлен в администрацию города на публичные слушания. Т.о. администрация города принимает участие только в части проведения публичных слушаний.

Андрей Калачинский: Т.е. замечания специалистов и экспертов уже не важны?

Пётр Карпов: Важны. Ряд замечаний мы уже направляли: что-то было учтено, что-то нет. Дело в том, что в тех материалах, которые нам официально передали на публичные слушания, содержатся ошибки.

Андрей Калачинский: У нас на телефонной линии ещё один эксперт, Александр Юртаев. Дума города Владивостока рассматривала этот законопроект?

Александр Юртаев: Дума города Владивостока рассматривала проект, представители Омска выступали на общественных слушаниях. Многие в недоумении, почему ген.план Владивостока делают представители Омска. Дума Владивостока высказала ряд серьёзных замечаний. Для того, чтобы делать ген.план, надо знать специфику города. Ради агломерации и нужно было стратегически рассматривать Владивосток, как цельную территорию вместе с Надеждинским районом, Артемом, Шкотово и т.д. с точки зрения транспорта, рекреационных зон, условий для проживания. Особое внимание обратить на Владивостокскую крепость , которая особо не отражена в ген.плане. Территория Тихой вообще «выпала» из этого ген.плана, как зона отдыха и зона туристической привлекательности. Поэтому, моё мнение, что с данным ген.планом надо работать, подключать специалистов, архитекторов города Владивостока, граждан города.

16 июля проводились так называемые слушания, на которые пришло 30 человек. Широкой рекламы не было.

Теоретически, по документам работа над ген.планом идет. За ген.план 2008 года заплатили 70 миллионов из бюджета. Он отличается от того, что планировали и что построили. Например, объездная дорога Седанка-Патрокл не включила в себя магистрали, по которым жители из микрорайонов улиц Нейбута, Командорской, Сахалинской могли бы попасть на нее. В том ген.плане было много интересных решений. Но преемственности в новом ген.плане нет.

Андрей Калачинский: Спасибо. Нам было очень важно ваше мнение. Мы остановились на том, что омские проектировщики представили в мэрию план, в котором были грубые ошибки? Это непрофессионализм или просто ошибка?

Пётр Карпов: Я полагаю, что это техническая ошибка, в виду сжатости сроков предоставили не ту версию.

Андрей Калачинский: Три дня в библиотеке «Бук» этим летом было обсуждение этого плана. Приходило не очень много человек: 15 человек в один день, 20 – в другой. На сколько важно участие горожан в обсуждении плана? Можно и нужно ли такие сложные вещи, как генеральный план, обсуждать с простыми жителями?

Пётр Карпов: Мероприятие, о котором вы упомянули, не являлось публичными слушаниями. Скорее, презентация. Официальная процедура в соответствие с Градостроительным кодексом будет проводиться с 9 по 20 октября, на о.Русский, п.Береговое, в п.Трудовое (10 октября с 12 часов в школе №79) и в здании мэрии в актовом зале:

16 октября – по Первомайскому району,

17 октября – по Фрунзенскому району,

18 октября – по Ленинскому району,

19 октября – Первореченскому району,

20 октября – по Советскому району. Вход свободный, с 10-00 утра.

Андрей Калачинский: На сколько мнение простых граждан можно и нужно учитывать, бывают ли в нем более дельные замечания, чем замечания специалистов?

Юрий Логинов: ОНФ поднимал тему о комфортной городской среде и городских лесах, парках и скверах, о проведении благоустройства, чтоб жить в чистоте. Президент В.В.Путин поручил Правительству и региональным властям внести изменения во все нормативно-правовые акты, чтобы обеспечить учет мнения людей.

Андрей Калачинский: Сколько человек должно высказаться, чтоб их мнение посчитали нужным?

Юрий Логинов: Не важно, сколько придет, столько и выразят мнение.

Андрей Калачинский: Люди, которые придут на слушания ген.плана, будут бороться со всем плохим за всё хорошее. Все скажут, что нам нужны рекреационная зона вдоль Амурского залива, больше скверов, велосипедные дорожки, новый тоннель и прочее. Это пожелания людей безответственных? Мы можем хотеть чего-то, но думать, как этого реально достичь могут только специалисты?

Пётр Карпов: Безусловно. Ген.план - это баланс интересов всех: и жителей, и бизнеса, и власти. Очень важный вопрос – сохранить зелёную зону. Зеленые зоны были выведены из-под застройки. Не все участки, которые имеют деревья, занесены в зону рекреации. Список таких зон был направлен проектировщикам. Они это учли, собирались рабочие группы по этому вопросу.

Андрей Калачинский: Когда я еду на Шамору, я вижу, что справа и слева от трассы появились небольшие коттеджные поселки. Я считаю, что это правильно. Хотя и понимаю, что там леса. Иначе, где строиться во Владивостоке? Центр города весь застроен. Или новые стройки Владивостока выносить за пределы обычных территорий в Надеждинский район? Или есть в городе возможность, даже среди лесов, заниматься малоэтажным или многоэтажным строительством?

Юрий Логинов: Есть места во Владивостоке, где леса нет. К сожалению, градостроители и Департамент земельных и имущественных отношений считает, что от Артема и до мысов Чуркин и Эгершельд леса нет вообще. Потому, что его нет на кадастровом учете. Поэтому постановление Правительства 1983 года, которое установило защиту санаторно-курортной зоны, где нельзя стоить и рубить, игнорируется, в том числе и новым ген.планом.

Пётр Карпов: Есть леса. Есть Рослесхоз, есть 4 участковых лесничества на территории Владивостокского городского округа плюс военное лесничество. Эти территории в ген.плане 2008 года определены в рекреационную зону, где строительство не разрешалось.

Андрей Калачинский: Что изменилось? Если это леса, то почему началась застройка на Емаре за лагерем «Океан»?

Пётр Карпов: Все определяется зонированием. Не каждый лес – тот лес, который…

Андрей Калачинский: ВОТ!!!! Это не тот лес! Деревья есть, но это не лес для сохранения…

Юрий Логинов: Если нет на кадастровом учете, то мнения тех людей, которые распоряжались землей - это не администрация города Владивостока распоряжалась, а Департамент земельных и имущественных отношений Приморского края распоряжался, который игнорировал фактическое состояние дел.

Андрей Калачинский: А прокуратура? Спорный момент. Давайте разберемся.

Пётр Карпов: Дело не только в кадастровом учете, все дело в зонировании. Департамент земельных и имущественных отношений распоряжался землей в рамках ген.плана и правил землепользования.

Юрий Логинов: В чем я глубоко сомневаюсь.

Андрей Калачинский: Сейчас разберемся. Есть лес. Нам кажется, что это лес. Но по зонированию там разрешена застройка.

Пётр Карпов: Зона Ж1.

Юрий Логинов: Не может быть двух зон, Пётр Валерьевич, вы сказали одновременно на одном и том же земельном участке.

Андрей Калачинский: Пример. Я житель Седанки и помню, как застраивался Седанский аэродром. Сначала была построена ветка домов от аэродрома ближе к ж/дороге, там был лесок. Потом от аэродрома наверх в сторону Чайки, большой лесной массив практически застроен. Леса вырублены. Это можно было сделать или нельзя? Эти леса были «не леса»?

Пётр Карпов: Застройка начиналась очень давно. Тогда правил землепользования ещё не было. Был ген.план Владивостока 1989 года. Не могу однозначно сказать, но в ближнем пригороде предполагались места для малоэтажного строительства.

Андрей Калачинский: Я хочу, чтоб жители города Владивостока поняли одну важную вещь: не везде, где лес, нельзя строить. Именно ген.план определяет то, где можно строить, если есть лес, или нет?

Юрий Логинов: Не так. Если есть проекты планировки территории, а их нет. Одновременно с ген.планом. можно и потом, но должны быть. Я хочу сказать о другом, о том участке на Черной речке. Вы видели, КАК они строят?! Там не проедет ни скорая, ни пожарные, чтоб их спасти, когда они начнут гореть. Они строят абы как, хаотично, броуновскими способами. Там нет планирования улиц.

Андрей Калачинский: Не может такого быть!

Юрий Логинов: Два дня назад с вашим коллегой я был на участке Седанского аэродрома (улица Авиаторов и прочее), мы не смогли проехать со стороны Академгородка.

Андрей Калачинский: Да, там нет проезда, там старый поселок досоветских времен.

Юрий Логинов: Там есть линия ЛЭП, по которой была грунтовая дорога. Сейчас посередине стоит дом.

Андрей Калачинский: Улица Мусоргского.

Юрий Логинов: Посередине стоит дом, где строить нельзя. Поэтому, когда нельзя, но очень хочется, и в отсутствии проектов планировки, то никакой ген.план уже не работает. Оказывается, все можно делать! Люди против этого протестуют. Безобразие.

Андрей Калачинский: У меня звонок. Мы пока успокоимся. Вопрос от слушателя. «Куда необходимо внести инициативу, чтобы остановки вдоль дороги построили с крышами, как павильончики, чтоб везде были тротуары, чтоб не было дорог без тротуаров?» Куда? Скорее всего она предусмотрена требованиями к строительству. «Дети ходят по дороге, где стоят большегрузы, и вынуждены обходить их по трассе».

Юрий Логинов: Мэру города надо вносить все предложения.

Пётр Карпов: Через управление дорог и благоустройство администрации города.

Андрей Калачинский: Возвращаемся к застройке нашего города. Вы читали ген.план? Что в нем важного, перспективного, хорошего?

Пётр Карпов: Основная концепция была в сохранении базовых решений предыдущего генерального плана, имеются зоны различной (многоэтажной, малоэтажной и общественно-деловой) застройки, тенденция выноса крупных предприятий, влияющих на окружающую среду (например, нефтебаза на Первой речке), за пределы города…

Андрей Калачинский: А мусоросжигательный завод на Бородинской?

Пётр Карпов: Мусоросжигательный завод сохраняется на месте, но уже сегодня разыграно мероприятие, которое предусматривает дымоочистку, заказаны специальные фильтры. В рамках российско-японских отношений наша делегация летала в Японию для внедрения технологий дымоочистки. В рамках ВЭФ было заключено соглашение о сотрудничестве, о поставках этого оборудования.

Андрей Калачинский: Вы сказали, что новый ген.план сохраняет в основном зонирование предыдущего ген.плана. А что-то новое он вносит, принципиально важное увидели?

Пётр Карпов: Да, транспортная система обязана претерпеть изменения, в лучшую сторону. Обязательное, на будущее, строительство кольцевой автодороги, через о.Русский, через Елену, по берегу Амурского залива…

Андрей Калачинский: Т.е. в ген.плане она практически будет?

Пётр Карпов: Да, конечно, на транспортной схеме уже отражена.

Андрей Калачинский: Юрий Михайлович, ваше мнение, если вы внимательно посмотрели ген.план?

Юрий Логинов: Я выскажу мнения людей, которые присутствовали в библиотеке «Бук». Я участвовал в предварительном обсуждении итогов работы над генеральным планом на Морвокзале. К сожалению, это не слушания. Проектировщики хотели определить общие пожелания и направления мнений жителей, чтобы постараться заранее их учесть. Но заказчиком этого проекта является Департамент градостроительства Приморского края, именно он заключил договор по итогам конкурса и определил техническое задание проектировщиков из Омска.

Андрей Калачинский: Какие-то обвинительные нотки появились у вас в голосе…

Юрий Логинов: Всегда такой голос. Тон немножечко изменю, суть от этого не изменится.

Андрей Калачинский: Это хороший ген.план или плохой? Вам ничего не нравится?

Юрий Логинов: Людям не нравится. Омские специалисты должны облечь то, что хотят администраторы, и то, что будут хотеть люди, в соответствие с законом, нормами и правилами в документ…

Андрей Калачинский: Юрий Михайлович, задам ещё раз простой вопрос. У нас есть специалисты, которые работают не только в мэрии города Владивостока, но и в администрации края, там тоже толковые специалисты. Они поставили перед проектировщиками из Омска важные задачи. Вы считаете, что неверные задачи были поставлены?

Юрий Логинов: Очень хорошо к ним отношусь. Важные задачи – это те, которые ставит жизнь перед людьми и перед властью. Сегодня по всей стране люди хотят жить в комфортных, хороших условиях. Первое. Для того, чтобы построить какой-то микрорайон, нужно его распланировать. Например, на Шаморе нет ни улиц, ни переулков…

Пётр Карпов: Есть.

Андрей Калачинский: Юрий Михайлович, вы уходите в частности. Я задаю вам общий, очень важный вопрос, и хочу услышать мнение эксперта.

Юрий Логинов: Поправки в генеральный план, которые подготовлены, не устраняют тех ошибок и недостатков, которые были в 2008 году.

Андрей Калачинский: Вот теперь я вас услышал.

Юрий Логинов: Первое, по лесам и территории садгородского лесного округа. Где нет ни одного куста, который был бы зарегистрирован в одном из четырёх лесничеств, в землях федерального лесного фонда, которые имеют лесохозяйственный регламент. Распоряжаться этими землями может только Департамент лесного хозяйства в соответствие с Лесным кодексом путем заключения договоров аренды. Но никак не Департамент земельных и имущественных отношений, по воле которого там все понастроено. Нужно устранить эти препятствия, которые позволяли бы людям и городу жить в рамках правового поля.

Андрей Калачинский: Уточню. Хоть какие-то леса остаются в городе Владивостоке в рамках нового генерального плана? Чтоб у нас было понимание, какие леса – «леса», а какие леса – «не леса»…

Пётр Карпов: Участковые леса никуда не делись. В 2008 году генеральным планом на территории Владивостокского городского округа были установлены земли населённых пунктов. При этом Лесной кодекс говорит, что леса могут находиться, как на землях лесного фонда, так и на землях иных категорий. При согласовании генерального плана 2008 года замечаний от Федерального Агентства по управлению лесным хозяйством не было, и ген.план был принят в том виде, в котором есть сейчас.

Андрей Калачинский: Можно сказать, что перед саммитом 2012 года на многое закрывали глаза?

Пётр Карпов: Нет, я читал протоколы совещательных, согласительных комиссий. Те, кто хотел писать замечания, он их писал. При этом никто не возражал.

Андрей Калачинский: Я спрошу проще. По новому генеральному плану на каких территориях, где есть леса в городе Владивостоке, будет разрешена застройка, видимо под малоэтажное строительство, если вы знакомы с этим?

Пётр Карпов: Конечно, малоэтажное строительство в соответствие с новыми правилами землепользования будет разрешено в зоне Ж1 и Ж2.

Андрей Калачинский: Это…?

Пётр Карпов: Зона Ж1 – зона коттеджной застройки, зона Ж2 – зона малоэтажной застройки, которая включает в себя не только застройку коттеджами и блокируемыми домами, но и малоэтажными многоквартирными домами, до 4-х этажей включительно. Что касается рекреаций. В пока действующем ген.плане городские леса - это зона Р1. В будущем ген.плане всё, что было покрашено Р1, должно быть закрашено в Р4. Р4 называется зона лесов.

Андрей Калачинский: Площадь увеличивается? Или она изменяется?

Пётр Карпов: Не изменяется, те четыре участковые лесничества остаются в зонах лесов.

Андрей Калачинский: Т.е. там застройки не будет? Они остаются зелёными лёгкими нашего города?

Пётр Карпов: Не предполагается никакого строительства в соответствие с правилами землепользования. Но … в связи с тем, что произошла техническая ошибка, на публичные слушания материалы уходят не очень правильные, но нам такие предоставили.

Андрей Калачинский: Проектировщики не хитрят, когда подсовывают такие материалы?

Пётр Карпов: Я склонен думать, что это техническая ошибка, и на это надеюсь. Я видел версии, они присылали нам их в рабочем порядке, где нормальное зонирование.

Андрей Калачинский: Вы сказали очень правильную вещь, что на презентации возможно была техническая ошибка, и публика смотрит на те карты города, где неверно раскрашены зоны застройки/ незастройки там, где есть леса. Я правильно вас понял?

Пётр Карпов: Да.

Андрей Калачинский: Это очень важно. У нас был ещё звонок, я зачитаю. «Город задыхается от застроек. Домами, офисами, зданиями, магазинами. Необходимо полностью запретить строительство в черте города. На лицо перенаселение города. Нужно строить, как минимум после Спутника». И что нам делать?! По идее ген.план и должен нам это говорить, и взвешивать мнения людей и специалистов.

Юрий Логинов: Давайте посмотрим нормы. Для того, чтобы город «дышал», надо примерно 16 кв.м городских лесов на одного жителя. Это как раз те четыре лесничества, которые есть по факту, 17 998 гектаров. А город провел лесоустройство и учел, что у нас имеются только 800 гектаров леса на Де-Фризе. И всё!

Пётр Карпов: Город исполнил решение суда, провел по лесоустройству и поставил на кадастровый учет именно городские леса.

Андрей Калачинский: Сколько лесов по вашим подсчетам?

Пётр Карпов: Именно городских лесов, которые учтены в рамках лесоустройства, запланирован их уход и содержание, это 873 гектара. Помимо этого, есть ещё участковые лесничества Рослесхоза. Вот они и составляют всё остальное.

Юрий Логинов: Это противоречит нормативным документам, которые существуют сегодня. Город Владивосток включил в свои земли поселений четыре лесничества, на которых расположены земли федерального лесного фонда. Они должны далее учитываться, как городские леса, должны охраняться городом, но там можно вести заготовку, рубку леса, уход за этим лесом, в том числе и строительство, в соответствии с правилами и требованиями Лесного кодекса.

Пётр Карпов: Немножечко не так.

Андрей Калачинский: Лично я понял, что в ген.план нужно вникать глубоко. Ген.план представлен с ошибками. Даже на летней презентации были неверные карты, что внесло некоторую сумятицу.

Юрий Логинов: Надо отменить эти слушания и подготовить нормальное предложение для людей, ясное и понятное, в соответствии действующими законами.

Андрей Калачинский: Юрий Михайлович предлагает не проводить слушания. Это возможно, Пётр Валерьевич?

Пётр Карпов: Слушания будут, они запланированы. У администрации края есть контракт, который они обязаны исполнить. Мы обязаны провести эти слушания, т.к. материалы нам направлены, нет оснований для отмены.

Юрий Логинов: Деньги потратили, а толку мало.

Андрей Калачинский: Юрий Михайлович, за вами стоят ученые, экологи, специалисты, которые точно знают какие леса и к чему относятся. У вас цифры разные с Петром Валерьевичем. Давайте разберемся хотя бы на слушаниях, чтоб в головах у горожан была правильная цифра. Да, Пётр Валерьевич?

Пётр Карпов: Да, ещё раз повторюсь. Леса, участковое лесничество, это Рослесхоз. Их более 17 000 гектаров. Городских лесов 873 гектара, именно городских лесов.

Андрей Калачинский: Это записано в каких-то документах, которые должны быть отражены в ген.плане города Владивостока?

Пётр Карпов: Это зоны, про которые мы говорим, что нет опасения за их сохранность. В конечном итоге будут приняты правила землепользования, в которых и городские леса, и леса – это зона лесов, которая исключает какое-либо строительство.