Политическая осень Приморья

Губернатор края Владимир Миклушевский может уйти в отставку в ближайшее время

14:47, 29 сентября 2017 Политика
4117ac9c2fd7342d81ff220c00d73e20.jpg
Фото: Фото: Алексей Воронин, газета "Владивосток"

В эфире еженедельной программы «Разговор с Андреем Калачинским» приняли участие юрист, бывший вице-губернатор Приморского края по внутренней политике Александр Шемелёв и политолог Павел Наливайко. Гости студии обсудили с ведущим передачи, журналистом Андреем Калачинским ключевые общественно-политические события региона, который оказали ключевой значение на общественное сознание в последние несколько недель. РИА VladNews публикует полную версию эфира.

Событийный бум Владивостока

Андрей Калачинский: Добрый день. В Приморье стоит замечательная погода-это наша знаменитая золотая осень, которой в прошлом году кстати не было и на минувшей неделе было очень много хороших важных и значимых событий.

Конечно же это марафон из-за которого перекрыли два наших моста. Ну, тем кто стоял в пробках это не нравилось, а тем, кто бегал - нравилось. И более того эта тема с марафоном она выдвигает Владивосток в один из ведущих городов мира, потому что там, где проводится международный марафон, то к этому городу особое внимание и к нему очень большой интерес широких кругов.

Во-вторых, наш главный городской праздник за последние 10 лет этот день тигра. Наш прощальный предосенний карнавал. И в этом году он прошёл особенно красочно, очень много детей и родителей нарисовали себе полосочки, надели масочки с ушами - это чудесный праздник.

Александр Шемелёв: Доброе утро уважаемые радиослушатели. Андрей Владимирович, на самом деле мы же с вами все время говорим в основном о политике и вокруг политики, на прошлой неделе действительно было очень много событий, которые в принципе характеризуют наш город сегодня как очень интересный и развивающийся.

Андрей Калачинский: Очень интересный, как говорят хабаровчане.

Александр Шемелёв: Хабаровчане уже умерли все от зависти. В городе происходит много интересного в сфере общественной, культурной, спортивной жизни и в этом плане наша с вами политика она отходит немножечко на второй план и становится менее важной потому, что город живёт вот так. Мы с вами выглядываем в окошко Азиатско-Тихоокеанского региона, как нам всем велел президент и как нам уже привычно за 20 последних лет. Что-то делаем, что-то происходит внешне и это красиво и это должно развиваться и в тоже время что-то происходит где-то глубоко внутри, где люди которые как-то влияют на процессы и это уже политика и она уже идёт дальше, уже прошли выборы, интересная была неделя.

Новая Дума Владивостока: кто все эти люди?

Андрей Калачинский: Уже состоялось первое заседание на котором был выбран председатель думы города Владивостока. Спикер.

Павел Наливайко: Совершенно верно, первое заседание - традиционно организационного плана и на нём распределяются ключевые посты в новом созыве, уже пятом, городской думы. Здесь мы наблюдали за тем как был выбран председатель думы.

Андрей Калачинский: Вот как это? Очень интересно как.

Павел Наливайко: На самом деле никакой интриги не произошло, процедура была стандартная. Большинство кандидатов проголосовала за ранее определённую кандидатуру. Дело в том, что в нынешнем созыве Думы большинство у партии «Единая Россия» и поэтому решение принимала именно она и об этом решении стало известно ещё в середине недели, когда прошло заседание регионального политического совета партии и там была предложена кандидатура Андрея Брика, бывшего руководителя приморского отделения «Почты России». И соответственно уже тогда было понятно, что именно за него партия проголосует и он станет новым председателем. Да, была вторая кандидатура - альтернативная, Геннадия Куликова от партии КПРФ, но победил соответственно Андрей Брик.

Андрей Калачинский: Говорят, что коммунисты недосчитались одного голоса. То есть один бюллетень был испорчен.

Павел Наливайко: Думаю, что новый созыв Думы ещё просто не адаптировался.

Андрей Калачинский: Вы думаете человек которого избрали депутатом запутался в двух вопросах?

Александр Шемелёв: Да. Я хочу вам сказать, что в этом нет ничего удивительного. Депутаты, Павел Николаевич не даст соврать, это тоже люд, им достаточно денег или связей для того, чтобы в нужное время оказаться в нужном месте и в итоге избраться в думу. Я разговаривал с одним свежеизбранным депутатом и он говорит: «Слушай если бы я знал, что будет такая канитель я бы лучше эти деньги детям отдал». Вот, а сейчас говорит сижу четыре часа. Но это нормально, парламент, хоть и городской это процедура, но вот они таковы. Ну кто-то один запутался в бюллетенях.

Павел Наливайко: На самом деле Александр Юрьевич говорит о важных вещах, мы буквально несколько недель назад говорили о том, что ожидания потенциальных депутатов они зачастую расходятся с реальностью. Многие думают, приходя в думу, что они увидят некое шоу, какой-то интригующий политический процесс и так далее. Но зачастую эта работа депутатов связана именно с такой бюрократизированной деятельностью. Вот пусть готовятся, сейчас посмотрим насколько хорошо они себя проявят.

Александр Шемелёв: Если депутат не ленивый, то у него очень много бумаги. Вот наш любимый Олег Вельгодский, который из КПРФ в «Единую Россию» перешел и стал из городских депутатов краевым. Человек мне тоже жаловался, столько бумаги приходится писать, столько всякой унылой рутинной работы. Но вот в этом и есть эффективность депутата, пусть привыкают.

Андрей Калачинский: Кто на вторых ролях сейчас в думе города Владивостока?

Павел Наливайко: Соответственно заместителем спикера у нас стала Елена Новицкая, которая возглавляла прошлый состав думы и как раз таки вторым замом был избран Геннадий Куликов, представитель партии КПРФ.

Андрей Калачинский: Вы его знаете? Вы не захватили его?

Павел Наливайко: Лично его не знаю, но наблюдал за его кампанией.

Андрей Калачинский: Это интересный человек, он работал в университете в своё время, наверное преподавал научный коммунизм, сейчас просто философию я его помню ещё по старому-старому ДВГУ. И он всегда будет в отличие от некоторых других людей, которые от научного коммунизма перешли в политологию он остался на своих позициях. Он такой истинно верующий, если это можно сказать про философа, но человек, который убеждён, что марксистско-ленинская философия в самом деле верна. И любому это докажет. То есть это уважаемая фигура, человек очень хорошо подготовлен, но как он себя проявит вот на таком посту.

Александр Шемелёв: Было очень удивительно, что он избрался по одномандатному округу, но на первой речке там состав населения более-менее понятен. Там такой достаточно интеллигентный район в целом. Но избрался в достаточно в упорной борьбе, это очень редкий округ где три человека нос к носу шли.

Андрей Калачинский: Те, кто присутствовали целый день на заседании Думы, мне сказали две интересных вещи, что Миклушевский пришел и был до конца, что обычно бывает редко. Даже когда приходит губернатор он обычно говорит речь и уходит. И второй момент, что Новицкая, которая была в красивом белом костюме её не пригласили в президиум и она обошлась без речи. То есть не произошло этой передачи полномочий, что было бы правильно.

Александр Шемелёв: Андрей Владимирович, к чему этот реверанс?

Андрей Калачинский: Прежний спикер говорит, я рада вас видеть, но теперь я уступаю.

Александр Шемелёв: А когда было первое заседание Законодательного Собрания, Горчакова позвали разве?

Андрей Калачинский: И что это у нас такая не вежливость?

Павел Наливайко: Это у нас такая политическая культура, к сожалению.

Андрей Калачинский: Это ведь обидно, это ведь неправильно

Александр Шемелёв: Ну, Елена Валерьевна сделала свой выбор, когда в прошлый созыв она была за руку приведена в спикерское кресло мэром Игорем Пушкарёвым посажена, сейчас она встала в ряды сторонников Миклушевского. Но это нормальная политическая история. Черчилль тоже из партии в партию переходил. Никто не заморачивается излишними реверансами, вот так постановили вот этот будет спикером, вот этим бросят кость в виде вице-спикера, ну и вам тоже, уважаемый бывший вице-спикер на те позицию зама.

Андрей Калачинский: Но в президиум не надо, речей тоже не надо. Мне кажется, что это всё-таки плохо потому, что культура она же политическая должна быть. И я опять вернусь к Миклушевскому. Почему как вы думаете для него было принципиально важно остаться до конца? Ведь явно что вопрос со спикером новым господином Бриком был решен, продавлен большинством голосов, какая там могла быть интрига, что требовала присутствия губернатора?

Павел Наливайко: Здесь интриги никакой нет. Было заметно, что губернатор после проведения этой кампании достаточно плотно включился именно во взаимодействие с нынешним депутатским корпусом. Он очень часто употребляет местоимение «мы». Он говорит о том, что «мы» должны сделать город лучше и так далее. Но если вспомнить, то сам губернатор не участвовал
в избирательной кампании как политик, который вёл кандидатов к победе. Обычно бывает наоборот. Как например было в 2012-м году, когда Игорь Пушкарёв неформально возглавил кампанию. Соответственно сам включился в эту кампанию, и его команда пришла и работала в течение пяти лет. Здесь мы видели, что были какие-то кандидаты, которые работали сами по себе, потом собрались и губернатор им сказал: давайте вместе работайте, город у нас один и это наша общая задача без партийной привязки. Здесь тоже достаточно интересный момент, ведь выборы прошли не так бы сказать, что чисто и спокойно. Получается, что губернатор постарался избежать всех этих грязных моментов, пришел и снял сливки.

Андрей Калачинский: То есть он молодец, поступил правильно?

Павел Наливайко: Это такая тактика.

Александр Шемелёв: Я думаю, что здесь голимая психология. Мы же все люди и губернатор-это тоже человек. И ещё весной для него было очень важным поставить Андрея Брика исполняющим обязанности мэра. И не получилось почему? Потому что не продумали схему, не договорились, не было консенсуса по этому поводу и кстати в итоге ничего страшного не произошло. Но дальше так называемый «коллективный Пушкарёв» заявил о том, что у нас сейчас нет такого большого желания толпу депутатов вести в думу, с кем-то бодаться и город должен развиваться естественным путём, а не в результате войн политических. Это было мудро, после этого «коллективный Николаев» в лице своих многочисленных сторонников пошумел, но тоже после каких-то событий в тени все разом снялись и вышли. В итоге у Миклушевского и «Единой России» не было толком конкурентов, для него видимо было очень важно психологически всё-таки довести эту историю до конца до самого там распрекрасного конца, поставить Андрея Петровича уже на какую-нибудь муниципальную должность что там дальше будет неизвестно вот поставили его спикером со всеми договорились.

Губернатор по-прежнему не очень доверяет местным политическим элитам полагая что какой-то элемент партизанщины всегда может быть эти депутаты черт их знает исполнят что-нибудь, посижу лучше в президиуме и посмотрю на них строгим взглядом.

Андрей Калачинский: Когда выступал Владимир Владимирович Миклушевский перед новым созывом думы города Владивостока он их поздравил и сказал, что выборы прошли без нарушений. Вот это если сказать, что меня это сильно задело это будет личный аспект. Сказать, что мне это не понравилось я тоже не могу. Потом я стал думать, наверное, он был прав раз городская и краевая избирательная комиссия не нашла оснований для отмены результатов ни по одному участку, то наверное формально он прав. Хотя мы с вами миллион раз говорили о том, что ужасающее количество случаев актов подкупа и приведение людей. Есть сейчас у кого-нибудь из тех, кто не избрался в этот раз возможность опротестовать итоги выборов? Можно хотя бы по отдельным избирательным округам и участком? Шансов нет?

Александр Шемелёв: На самом деле, здесь два момента есть. Вот Павел меня поправит если я не прав. Первый состоит в том, что оспорить итоги выборов
в целом по городу могли бы политические партии, которые участвовали в них. Но, сейчас коммунистам дали вице-спикера, ЛДПРовцам дали комитет. Я думаю, что пошла некая раздача и сейчас политические партии в целом по городу всем довольны. Что касается одномандатников, то есть людей непосредственно работающих в территориях вот здесь возможны некие истории. У меня один товарищ был в среду на почте вечером по своим делам и говорит стояли два коммуниста с большими пухлыми конвертами и отправляли иски в суды, таким образом в одномандатных округах споры, наверное, ещё продолжаются.

Андрей Калачинский: Естественно, у нас же был показательный случай если мы посмотрим на ситуацию по Фрунзенскому району, где был задержан один из политтехнологов и там в результате победили коммунисты.

Александр Шемелёв: Есть мнение, что всё-таки это какой-то аутотренинг у губернатора о том, что выборы прошли чисто. Он же не может сказать, что мои собственные политтехнологии и мои друзья партийцы наломали дров. Конечно сейчас это все будет заминаться, это всё будет затираться. На прошлой неделе эксперты вспоминали ровно такую же историю, которая два года назад была в Спасском муниципальном районе. Тоже обвинили всех в нарушениях на досрочке. Тут же набежали милиционеры с разбирательством, тоже возбудились уголовные дела и губернатор ударил кулаком по стулу перед лицом председателя крайизбиркома и сказал – надо все расследовать и всё отменить. Полгода или год шли тяжбы и всё отменилось. Здесь тоже самое, но губернатора видимо все устраивает, Единую Россию все устраивает и только отдельные одномандатники возможно пойдут по судам.

Трудно быть вице-губернатором Приморского края

Андрей Калачинский: Что за странный такой вброс информации был на прошлой неделе, что три действующих вице-губернатора якобы подали заявление о том, что они готовы уйти в отставку потому что ситуация такая, что за любую свою подпись ты можешь уйти далеко и очень надолго, даже в сизо. Кто мог это забросить и зачем?

Павел Наливайко: В последние годы в стенах региональной администрации мы всё чаще наблюдаем увеличение политических интриг и этот вброс - одно из тех проявлений, когда никто уже не боится атаковать даже вице-губернаторов. В итоге звучат фамилии Усольцев, Сухов. Сильные политики. Поэтому думаю, что подобный вброс является проявлением внутреннего кризиса краевой администрации, который мы наблюдаем в последние годы.

Андрей Калачинский: Вот мы договорились до того, что кто-то расшатывает ту лодку в которой остались последние у нас в администрации края верные, нормальные, толковые и эффективные вице-губернаторы. Я конечно же здесь не могу не сказать о том, что на минувшей неделе продолжались слушанья дела бывшего вице-губернатора Олега Ежова, который обвиняется в том, что подписал акт о приёмке работ на недостроенное пожарное депо в одном из районов нашего края. Из материалов дела видно, как раз-таки что его обвиняют в том, что якобы ему передавали взятку за то, что этот вообще заказ был проведён. Тендеры выиграла определённая фирма. И выясняется вообще очень любопытные детали как у нас вообще проводятся тендеры на строительные работы. Что приходят нужные люди, что приходят подставные и фирмы. За 15 %, по-моему, посредник получил 15 % с подрядчика и якобы отдал их на самый верх. Ну Ежов от этого отказывается.

Но из показаний в суде я всё-таки считаю, что открытые заседания тем и хороши, что на них интересные вещи. Один из свидетелей дал показания, что сам Ежов, узнав что это депо не достроено поручил своему видимо подчинённому обратиться в правоохранительные органы и почему-то в ФСБ.

Александр Шемелёв: Как самое эффективное

Андрей Калачинский: Как в самый эффективный надзирающий правоохранительный орган. И якобы после этого мы можем предположить, что те люди которых сцапало ФСБ дали показания, что сам то Ежов, ему якобы давали взятку.

Александр Шемелёв: Вот и поехал человек на показания, супруга его об этом в последние месяцы активно говорит в соцсетях.

Андрей Калачинский: И он более года провёл в СИЗО чего никому не пожелаешь и сейчас конечно слава богу, что время содержание его под стражей закончилось и суд нашел возможным уже во время процесса отпустить его домой. Наверно это правильно.

Александр Шемелёв: С учётом ситуации, наверное, правильно. То есть взяток прямых не брал его не ловили, кто-то что-то показал. Дело в суде идёт явно не по той канве, по которой изначально начиналось. Как с мэром примерно нашим.

Андрей Калачинский: Да, как с мэром, и совершенно правильно потому что он был в СИЗО по одному обвинению ему вдогонку когда уже начался суд чуть ли не привесили второе обвинение, что якобы по его халатности были недостроенный знаменитые гостиницы под названием «Хайят».

Александр Шемелёв: Ну это перед Восточным Экономическим Формом произошло поэтому все вполне понятно.

Андрей Калачинский: Ааа это чтобы отчитаться.

Павел Наливайко: Ну конечно, совершенно верно.

Александр Шемелёв: У нас же такая игра проходит второй форум экономический в 16-м году там хватают кого-то не помню уже, ну короче не помню в общем перед каждым форумом нужно кого-то посадить, потому что отели не достроены и не достроены. Просто так всех строителей скоро пересажают, а отели будут стоять.

Эффект Навального

Андрей Калачинский: Ну теперь мы плавно подошли к ещё одному интересному событию минувшей недели– визит Алексея Навального и тот митинг, где его сторонники собрались посмотреть на своего лидера около дома молодёжи на второй речке. Честно говоря, для меня эта фигура, но она любопытна, она украшает уже достаточно пресное политическое меню нашей страны и нашего края. Вот приехал яркий такой человек. Перед этим было странное такое событие, что один из мальчиков который пришел в школу со значком "я за Навального" или что-то такое обвинили, чуть ли не в предательстве родины. Теперь этот мальчик был возведён рядом на трибуну рядом со своим кумиром и тоже пытался что-то сказать. Вот фигура Навального во Владивостоке. Мы помним, что по весне в мае либо в июне, когда была попытка здесь открыть штаб и провести какие-то митинги под его флагом, тогда правоохранительные органы соблюдали нейтралитет, но были выпущены на сцену какие-то казаки с нагайками. В этот раз я скажу слава богу никто не противодействовал этому митингу. Я даже спрошу, а почему? Павел, почему? Три месяца назад это было вот так встречено в штыки и нагайки, а сейчас пожалуйста приходите и, собираетесь, ОМОН или СОБР были рядом, но не вмешивались.

Павел Наливайко: Вообще ситуация вокруг Навального доказывает нам, что это всё-таки это контролируемый проект политический, непонятно кем инициированный правда.

Андрей Калачинский: Слушайте, в нашей стране не может быть непонятно кем инициирован, Павел. Кто у нас может инициировать такой проект на федеральном уровне? На федеральную арену, на президентскую должность выводят очень противоречивую и любопытную фигуру.

Павел Наливайко: Гадание на кофейной гуще. Вопрос в другом. Действительно вы правильно сказали, как все видели, как в мае сотрудники ФСБ практически блокировали открытие штаба Навального и его так и не произошло. Он даже свою деятельность не начал. Владивосток и Приморье в целом был один из проблемных предвыборных регионов. И соответственно подобная деятельность штаба Навального и его сторонников она могла бы ещё более расшатать и дестабилизировать ситуацию.

Андрей Калачинский: Это было не уместно

Павел Наливайко: Совершенно верно. Выборы прошли, политический накал спал и мы видим сейчас, что власти без проблем согласовывают акции.

Александр Шемелёв: И в других городах

Павел Наливайко: Силовые структуры стоят в сторонке, никому не противодействуют и спокойно проходят митинги и акции, народ высказывает свою позицию.

Александр Шемелёв: Демократия

Павел Наливайко: То есть идёт выпуск пара.

Андрей Калачинский: Вот я процитирую, мне тут прислали смсочку в WhatsApp одного очевидца, который не был на митинге, но шел мимо в этот момент, я вот его цитирую: шел мимо митинга Навального, решил посмотреть, как то мне стало жутко. Больше 1000 школьников с крашеными волосами кричали «Путин вор» и он на трибуне кричит, что все воры, а толпа за ним повторяет. Мне это напомнило хронику 33-го года в Германии, когда толпа зомбированной молодёжи скандировала Гитлеру. Вот в той среде, где я разговаривал он не пользуется вниманием и авторитетом, но тем не менее около 1000 молодых ребят старшеклассников и видимо всё-таки студентов или просто молодых людей 25 – 30 лет пришли к нему послушать не знаю симпатия или нет, но хотя бы посмотреть на него пришли. И это те люди, которые ни к кому не пришли, а к нему взяли и пришли.

Александр Шемелёв: Сила интернета

Андрей Калачинский: В чем притягательность этой фигуры для определённой части нашей молодёжи?

Александр Шемелёв: Есть известная поговорка: кто в молодости не был радикалом и в зрелости не стал консерватором, тот вообще непонятно кто. Поэтому я помню себя в начале девяностых, когда мне было там 17-16 лет.

Андрей Калачинский: Кто вам тогда нравился? Жириновский?

Александр Шемелёв: Ой, там Жириновского ещё не было. На самом деле там были дикие споры, с одной стороны Сталинисты с другой стороны любители Сахарова и Ельцина там такая жесть была. Приходил из школы садился перед телевизором съезд смотрел народных депутатов, представляете?

Андрей Калачинский: Фантастика. Я тоже его смотрел.

Александр Шемелёв: Ну. Но мне было 15 лет. И ситуация в чём, в том ,что есть два полюса. Есть полюс общественной активности ,есть полюс электоральной активности. На полюсе общественной активности сейчас

Андрей Калачинский: Давайте я скажу проще, то есть к Навальному пришли люди, которые явно не ходят на выборы. То есть не избиратели пришли послушать человека, который явно не пойдёт на выборы, потому что ему не дадут по нашим юридическим моментам.

Александр Шемелёв: Движуха. Молодёжи нужна движуха. Причём Навальный говорит понятные для многих людей вещи

Андрей Калачинский: Говорить «Путин вор» или «Миклушевский вор» что тут понятного, что тут глубокого, что здесь верно?

Александр Шемелёв: Многих людей, особенно молодёжь политически неопытную привлекают простые явные суждения. Это нам с вами нужно разжевать и программу нарисовать. А здесь все просто вот интернет, вот я, вот я приезжаю, вот мой митинг. Никого кстати не гоняют. Достаточно для того, чтобы вытащить от компьютеров некоторую часть молодёжи. Сейчас там большая дискуссия идёт какой процент школьников, какой процент студентов, но это отдельные люди занимаются этим

Андрей Калачинский: Ведь почитают. Ведь есть программа распознавания лиц, которая даже фамилию может назвать.

Александр Шемелёв: Да, программа распознавания лиц, программа с воздуха посчитать. На самом деле это вполне на сегодня для политического устройства Приморского края какого-то особенного значения не играет. Грубо говоря Навальный как политический трактор он идёт поперёк борозды региональной, своим ходом идёт. То есть никто из местных политиков, единороссы всегда будут молчать, коммунисты сейчас не понимают, точнее может сейчас уже поняли, что их союз на местном уровне с Навальным был временным и дальше действовать будут другие люди. Поэтому по большому счёту политическим или там он наоборот они его боятся. Не понимают, что ждать. Молодёжи прикольно. В целом в рамках страны ситуация очень простая и понятная. Один из предвыборных проектов, который имеет понятную точку окончания это сроки выдвижения.

Андрей Калачинский: Да, Павел что скажете?

Павел Наливайко: На самом деле интересную тему затронули о том, что без Навального, наверное, могло быть ещё хуже. Потому, что я вспоминаю свою юность соответственно и когда мы приезжали во Владивосток достаточно часто проходили некие «Русские марши» если вы помните, то есть это был национализм это был экстремизм и так далее, все эти страшные слова, которые сейчас практически не помнят. Я помню ,когда сотни людей в берцах и в бомберах ходили по городу и выкрикивали некие лозунги.

Андрей Калачинский: Хотя Навальный в свое время был с ними почти что солидарен. И марши националистов в Москве он тоже посещал.

Александр Шемелёв: Он как звезда пролетел через все политическое небо от Яблока , СПС, русских маршей

Андрей Калачинский: Но его звезда не закатывается несмотря ни на что. Он дважды был под судом при этом власти разрешили ему баллотироваться на пост мэра Москвы.

Александр Шемелёв: Тогда он ещё не был осуждён

Андрей Калачинский: Если бы хотели могли бы тогда не разрешить.

Александр Шемелёв: Он хорош в том смысле, что он канализирует некоторую часть протестной активности. Та протестная активность, которая не выплескивается на выборах. То есть нет корреляции между теми же коммунистами, которые здесь ему поначалу помогали и его электоральном потенциалом ,хотя мы говорим ,что он выборах не может участвовать.

Андрей Калачинский: А не кажется ли вам, сейчас я прошу прощения, что молодые люди так пристально смотрят за этой фигурой вот почему. Вот именно нынешние подростки и даже те ,кому сейчас около 30 они понимают, что что-то в стране настолько неверно устроено, что они Переживают что у них будет с работой. Вот они видят что просто так пробиться наверх к должности ,заработку, к успеху так называемому, который рекламируется недостижим ,для этого не нужно учиться, для этого нужно быть чьим-то родственником или попасть в силу обстоятельств просто в какое-то удачное время в удачное место. То есть личным трудом и личными способностями каким бы у тебя не был красным дипломом это не гарантирует тебе, что ты чего-то добьешься ,что у тебя будут деньги содержать семью и построить дом.

Александр Шемелёв: Он умело эксплуатирует эти фобии.