Странности дела Пушкарёвых-Лушникова: судебно-бухгалтерская экспертиза

Адвокат прокомментировал один из документов по уголовному делу

18:24, 16 августа 2017 Политика
45b4d57e391604710216b8711ff416ee.jpg
Фото: Фото: VladNews.ru

Пока мэр Владивостока Игорь Пушкарёв, его брат Андрей и директор МУП «Дороги Владивостока» Андрей Лушников знакомятся с материалами дела, жители Приморья имеют возможность ознакомится с обвинениями в их адрес. Сторонники главы города периодически выкладывают копии документов на официальном сайте в поддержку градоначальника, чтобы каждый мог оценить насколько убедительны обвинения против мэра. На этот раз один из документов проанализировал адвокат Алексей Клёцкин, которому удалось выявить ряд интересных деталей и нестыковок.

Предметом анализа эксперта стало заключение судебно-бухгалтерской экспертизы от 10.01.2017 по уголовному делу, проведенной на основании постановления старшего следователя по особо важным делам при Председателе Следственного комитета Российской Федерации Р.Р. Габдулина от 19.12.2016 года.

Перед экспертом был поставлен вопрос: определить размер денежных средств, переданных Андрею Лушникову в качестве коммерческого подкупа ежемесячно, а также за весь период времени с апреля 2012 по октябрь 2014 года включительно.

Напомним, изначально Андрея Лушникова обвиняли в коммерческом подкупе. По версии следствия, директор МУП «Дороги Владивостока» получал ежемесячные вознаграждения от Игоря Пушкарёва за заключение контрактов на поставку строительных материалов с компанией «Востокцемент».

Первое, на что обращает внимание Клёцкин является само понятие судебно-бухгалтерской экспертизы, предметом которой являются хозяйственные операции, отраженные в первичных документах и учетных регистрах.

«В рассматриваемом случае видно, что эксперт строит свои выводы не на конкретных документах, а на предположениях. В частности, эксперт установил, что в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие получение Лушниковым А.В. незаконного денежного вознаграждения за период с апреля 2012 по апрель 2013 года включительно, за август 2013 года, апрель-июнь 2014 года, то есть в совокупности за 17 месяцев, и это крайне важный момент. При таких обстоятельствах эксперт был обязан выдать заключение о невозможности проведения судебно-бухгалтерской экспертизы, так как отсутствует сам ее предмет – документы, подтверждающие осуществление финансовых операций. Тем не менее, эксперт делает категоричный вывод о получении Лушниковым незаконного денежного вознаграждения за весь период. Этот вывод он делает расчетным путем, а не на основании конкретных доказательств, что конечно же, недопустимо. По уголовному делу должны устанавливаться фактические обстоятельства, имевшие место, а не то, что могло бы произойти теоретически. Основывать обвинение на предположениях прямо запрещено статьей 14 УПК РФ», - отмечает адвокат.

По мнению Алексея Клёцкина, интересен и перечень документов, на основании которых эксперт делал своё заключение.

«Помимо чисто бухгалтерских документов (копии расчетных листков, расходных кассовых ордеров), это также протоколы допроса самого Лушникова А.В. и бухгалтера МУПВ «Дороги Владивостока» Згардовской Г.В. А кроме того – некие «копии листов тетрадей, содержащих сведения о выдаче денежных средств Лушникову А.В.» Что это за сведения, какова их достоверность, кем они подписаны и предоставлены – об этом в экспертизе ни слова. Тогда как эти вопросы крайне важны для проведения объективной, беспристрастной экспертизы. Получается все что есть в деле по этому поводу - это просто некие «тетрадные» листы с записями что якобы кто-то передавал Лушникову деньги. Без подписи самого Лушникова. Без указания назначения этих платежей (за что именно передавали). Без указания автора этих записей. При этом относимость данных листов к делу вообще не понятна, так как постановления о признании этих тетрадных листов вещественным доказательством и об их осмотре эксперту не предоставлены», - отмечает Клёцкин.

– С таким же успехом любой человек может составить расписку что якобы передал чиновнику какую угодно сумму, хоть миллион долларов США. Но без подписи самого получателя, цена такому документу – грош. Не понятно и откуда взялась сумма в 200.000 рублей, разницу между которой и официальной заработной Лушникова эксперт рассчитывал как незаконное денежное вознаграждение. В тех материалах дела, которые представлены эксперту, она не фигурирует, даже в протоколах допросов Лушникова и бухгалтера Згардовской. По крайней мере ссылок на это в заключении эксперта нет. Если базовые цифры, предоставленные эксперту, взяты «с потолка», серьезно относиться к заключению такой экспертизы нельзя».

Эксперты также отмечают факт мелких орфографических ошибок и пропущенных в тексте слов, что наглядно демонстрируют то, что заключение готовилось в спешке, без должной тщательности и профессионализма.

«Говорить о его объективности нельзя. Тем более с учетом того факта, что назначил экспертизу старший следователь по особо важным делам при Председателе СК РФ, а экспертное заключение дал сотрудник того же ведомства», - резюмирует Алексей Клёцкин.