Какие силы могут сойтись в вооруженном конфликте на Корейском полуострове?

Стоит ли откапывать топор войны?

16:19, 10 мая 2017 Политика
83fa4cbc1ed03c8d5a8158fb535556a5.jpg
Фото: Фото: РИА VladNews

На протяжении вот уже нескольких недель ситуация на Корейском полуострове – совсем рядом с Приморьем – остается крайне напряженной. Полыхнуть может в любой момент. Газета «Владивосток» задалась вопросами: а какие военные силы могут выставить противоборствующие стороны, каким оружием они будут воевать и не затронут ли осколки бомб и снарядов соседние страны?

Ответить на эти вопросы мы попросили военного эксперта полковника в отставке Олега Щербакова. Он служил разведчиком без прикрытия в странах Среднего Востока, воевал в Афганистане, занимался сбором и анализом военной информации на Дальнем Востоке.

– Олег Дмитриевич, широко известно, что Северная и Южная Кореи имеют вторую и третью по численности армии в Азии. А вот более детальной информации нет. Не могли бы вы хотя бы в общих чертах рассказать о количестве войск и вооружении? Начнем с северян.

– Для начала скажу, что хотя в открытой печати об этом и не трубят, но общие сведения не являются чьей-либо государственной тайной. И уж разведкам соседних государств они доподлинно известны.

Итак, Корейская Народно-Демократическая Республика. Страна полностью закрытая, и данные по ней крайне скупы. Военный бюджет в разных мировых источниках определяется от $1 млрд до $10 млрд. Скорее всего, в реальности он составляет порядка $2 млрд. Просто для сравнения: военный бюджет Соединенных Штатов на этот год – $581 млрд, не считая расходов на операции в Ираке и Афганистане, а также трат на военные исследования и новые разработки, которые финансируются отдельными статьями. При таком соотношении кто кому может угрожать? Как говорят в таких случаях, почувствуйте разницу.

В регулярных войсках КНДР насчитывается 1,1 млн человек. Комплектование производится строго по призыву. До недавнего времени срок службы составлял в сухопутных войсках и спецназе от 3 до 12 лет, в ВВС – от 3 до 4 лет, в ВМС – от 5 до 10 лет. Но сейчас он сокращен, значительнее всего в частях специального назначения – с 12 до 7 лет.

Имеются военизированная Рабоче-крестьянская красная гвардия численностью свыше 3,5 млн человек и войска безопасности – 189 тысяч. Кроме того, в случае необходимости может быть призвано 3,7 млн годных к военной службе мужчин и женщин.

Сухопутные войска. Это 950 тысяч солдат и офицеров. Из них сформировано 20 корпусов: 1 бронетанковый, 4 механизированных, 12 пехотных, 2 артиллерийских и 1 обороны столицы. В их состав входят 27 пехотных дивизий, 15 танковых и 14 механизированных бригад, а также 21 артиллерийская бригада, 9 бригад ракетных систем залпового огня, 1 бригада оперативно-тактических ракет и 1 полк тактических ракет.

На командование войск специального назначения замыкаются 10 бригад снайперов и 12 легких пехотных бригад, 17 разведывательных и воздушно-десантных батальонов и 8 батальонов «бюро разведки».

В случае необходимости из резерва разворачивается 40 пехотных дивизий и 18 пехотных бригад.

На вооружении армии КНДР находится не менее 30 пусковых установок оперативно-тактических и не менее 24 пусковых установок тактических ракет. Бронетехника включает в себя 3500 танков от Т-34 и Т-62 советского выпуска до современных танков собственного производства, а также 560 легких танков и 2500 бронетранспортеров. Огнем их готовы поддержать 10400 орудий, включая 3500 буксируемых и 4400 самоходных пушек, 2500 ракетных систем залпового огня. В войсках имеется 7500 минометов, 11000 зенитных артиллерийских установок, 10000 переносных зенитно-ракетных комплексов и другое оружие.

В составе ВВС служат 110 тысяч военнослужащих. В строю находятся 584 боевых самолета и 24 боевых вертолета. Они объединены в пять авиационных дивизий. На балансе стоят Ил-28, МиГ-17, МиГ-19, МиГ-21, МиГ-23, МиГ-29, Су-7, Су-25, Як-18, Ми-2, Ми-8 и Ми-17 разных модификаций и китайских аналогов, а также ряд других летательных аппаратов российского и китайского производства.

В ВМС по штату 46 тысяч человек. В наличии имеется не менее 22 средних и 29 малых подводных лодок. В составе надводного флота есть фрегаты УРО (управляемое ракетное оружие), малые противолодочные корабли, большие и малые патрульные и ракетные катера, другие боевые корабли и суда обеспечения.

Береговую оборону обеспечивают два боевых полка со 122, 130 и 152-милиметровыми орудиями и комплексами противокорабельных ракет.

В последние годы в КНДР ведется массовое перевооружение на современные образцы. Часть этого оружия и боеприпасов к нему отправляется на экспорт в третьи страны.

– Какие части считаются наиболее боеспособными?

– Без сомнения, спецназ. Его численность засекречена, но эксперты считают, что это порядка 120 тысяч человек.

Диверсионные отряды подготовлены на уровне лучших разведывательных подразделений мира. Они могут сражаться в горах и городах и готовы погибнуть за идею чучхе и своего лидера. Эти солдаты хорошо экипированы и вооружены, выносливы и беспощадны, они будут проникать в самые неожиданные места на территории Южной Кореи или вести партизанскую войну на своей родине. Есть даже полностью женские батальоны – соперник сразу и не поймет, кто и как им будет наносить поражения в тылу. Еще их называют смертницами.

По данным разведки Сеула, командующим силами спецопераций КНДР недавно был назначен генерал-полковник Ким Ен Бок, который ранее командовал отдельной 11-й бригадой спецназа.

Спецназ делится в зависимости от выполняемых задач: легкая пехота, диверсионно-штурмовые части, подразделения снайперов, войсковая и морская разведка. Они будут заняты проведением диверсий в тылу врага, уничтожением важных военных и государственных объектов, высадкой десанта, захватом и удержанием важных пунктов до подхода основных сил, ведением партизанской войны, сбором информации, нейтрализацией диверсионных отрядов врага в своем тылу.

– А что можно сказать по поводу ракетно-ядерного вооружения?

– Северяне заявляют, что обладают ядерными и термоядерными боеголовками. С первым, пожалуй, можно согласиться. Где-то от 12 до 25 боезарядов в наличии имеется точно, но, может быть, уже и больше, поскольку запасы плутония и оружейного урана у них имеются. А вот со вторым, скорее всего, преувеличение. Хотя ученые КНДР и занимаются наработкой трития.

Что касается ракетных пусковых установок, то здесь все гораздо серьезнее. Больше всего тактических ракет малой дальности – на 100–120 и 320 км. В зоне поражения весь Сеул и Инчхон. Есть несколько дивизионов ракет средней дальности до 1200, 2000 и 4000 км. Эти ракеты накрывают Пусан и Тэгу.

Гораздо сложнее с баллистическими ракетами радиусом действия до 7500 км. Далеко не все испытания ракеты «Тэпходон-2» повышенной дальности завершились успешно. Поэтому остается только гадать, долетят они до назначенной цели или не долетят. Но если долетят, то в зоне поражения будут американские военные базы и города с гражданским населением на Гуаме, Алеутских, Гавайских и Филиппинских островах. Я уже не говорю о совсем близких Республике Корея и Японии, о дежурящей поблизости авианесущей ударной эскадре США.

В Вашингтоне такие угрозы, скорее всего, считают вполне реальными. Иначе бы уже давно разнесли Северную Корею в пух и прах – так, как они это безнаказанно сделали с Югославией, Ливией, Ираком, Йеменом. И в то же время в Белом доме справедливо опасаются, что рано или поздно северокорейские стратегические ракеты успешно полетят. Ведь наука и техника КНДР не стоит на месте, а стремительно развивается. Ракеты следующего поколения отправятся уже не на нынешнее достигнутое расстояние, а смогут долететь до густонаселенного и экономически развитого западного побережья США. А это уже до 8000 км. Страшно представить, чем это может закончиться.

Не забывайте также, что на недавнем параде в Пхеньяне в честь 105-летия со дня рождения Ким Ир Сена впервые были показаны всему миру твердотопливные баллистические ракеты дальностью до 4000 км для подводных лодок. В стране чучхе просто так ничего не делается. Имеется предположение, что сейчас в Северной Корее строят около шести стратегических подводных ракетоносцев, каждый из которых возьмет на борт по четыре такие ракеты с ядерной начинкой. К бабке не ходи – они будут дежурить возле штатов Калифорния, Вашингтон и Орегон. Поэтому в штабе Трампа и Пентагоне все в смятении.

– Олег Дмитриевич, есть еще версия, что все обычное вооружение и военная техника в КНДР давно устарели...

– Я бы не стал делать столь поспешных выводов. Если бы были устаревшими, их бы не покупали азиатские и африканские государства.

Приведу такой пример. В КНДР работают пять заводов по производству тяжелой бронетехники. Они могут в год выпустить до 200 танков. Все страны НАТО, включая США, на такое не способны. Это под силу лишь России или Китаю. Нынешние танки северян имеют не уступающую американским броневую и активную защиту, мощные пушки и двигатели. Они снабжены современным оборудованием наведения и сопровождения цели, средствами связи. Такая же ситуация складывается по буксируемым орудиям и самоходкам, по системам залпового огня и переносным зенитно-ракетным комплексам.

Даже новые корветы там строят теперь по технологии стелс. Кстати, в морской стратегии КНДР выбрала путь России. Ставка сделана на малотоннажные быстрые и незаметные корабли с мощным оружием. Они достанут громадные авианосцы и крейсера США. А вот смогут ли их потопить – еще вопрос.

– Наверное, и в Пентагоне сидят не дураки. Один авианалет – и нет завода.

– Не скажите. Оборонные предприятия спрятаны под землю, они в горах, а верфи скрыты в прибрежных скалах. Таких заводов по выпуску оружия и боеприпасов порядка сотни. Их и найти-то будет трудно. Особо значимые наверняка имеют мощное железобетонное прикрытие, которое рассчитано на обеспечение безопасности при прямых попаданиях тяжелых бомб и ракет. Вплоть до атомных. А есть еще и средства ПВО против крылатых ракет и бомбардировщиков. И от диверсантов или десантников они защищены по максимуму наземными подразделениями. Так что шансы на их уничтожение – 50 на 50.

Но одно точно. В отличие от армий Ливии или Ирака армия КНДР примет бой. И он будет страшным для напавших. В самом худшем случае – примерно как во Вьетнаме.

– Похоже, вы не верите, что КНДР нападет первой. А что этому мощному военному кулаку может противопоставить Республика Корея?

– КНДР слишком уязвима, а теперь еще и осталась без явно выраженных союзников, чтобы нападать первой. Ведь эта война может стать последней для действующего режима. Теперь отвечаю на ваш вопрос.

В Республике Корея военный бюджет составляет $36,4 млрд. В регулярных войсках насчитывается 686,7 тысячи человек. Большинство из них служит по призыву 26–30 месяцев, но очень много и контрактников. В резерве еще 4,5 млн, из которых 3,5 млн числятся по линии гражданской обороны. Но в случае войны под ружье могут встать 9 млн годных к военной службе мужчин.

Сухопутные войска. Это 550 тысяч штыков. Они объединены в три полевые армии, три командования: специальных сил, обороны столицы и армейской авиации. В состав 10 армейских корпусов входят 3 механизированные и 19 пехотных дивизий, а также 15 различных бригад, плюс к ним артиллерийские, зенитные и ракетные (тактические) дивизионы. В резерв выведены 1 штаб полевой армии и 23 пехотные дивизии.

На вооружении находится не менее 12 пусковых установок тактических ракет шахтного и мобильного базирования, 2330 танков, 40 БМП-3 (советского производства), 2480 БТР, более 500 буксируемых орудий, 1090 самоходных гаубиц, 185 ракетных систем залпового огня и много другого оружия. В составе армейской авиации 424 вертолета, из них 117 боевых.

Достаточно сильны ВВС, в которых служат 64,7 тысячи человек. 538 боевых самолетов распределены в составе семи истребительно-бомбардировочных и истребительных авиационных соединений. На вооружении стоят 153 F-16C и D, 190 F-15E и B, 130 F-4D и E, самолеты других типов, в основном американские.

ВМС южан соответствует флоту северян. 63 тысячи военнослужащих распределены по трем флотам. Имеется 9 подводных лодок, 8 эсминцев и 9 фрегатов с управляемым ракетным оружием, 28 корветов, множество ракетных катеров, десантных и других кораблей и катеров. С воздуха флот и морскую пехоту поддерживают 21 самолет и 56 вертолетов.

В морской пехоте служат 28 тысяч человек в двух дивизиях и одной бригаде. У них на вооружении 60 танков и 63 БТР, полевая артиллерия.

Есть еще морская полиция: 4,5 тысячи военнослужащих, 4 пограничных корабля, 39 больших и 38 малых пограничных катеров.

– Олег Дмитриевич, мне кажется, что по общей численности войск и ракетно-артиллерийскому обеспечению южане уступают северянам, хотя и превосходят их в авиации. Но ведь у южнокорейцев есть козырь в рукаве. Это американский экспедиционный корпус. Что можно о нем сказать?

– Когда-то на юге полуострова была расквартирована целая 8-я полевая армия США численностью под сотню тысяч военнослужащих. Сейчас осталось 28 тысяч. Из боеспособных частей имеются бронетанковая бригада и бригада армейской авиации, а также артиллерийская группировка дивизионного уровня. Остальное – это подразделения обеспечения. Их задача – принять в случае начала войны прибывающие из Америки соединения и помочь в их развертывании. Так что на первом этапе боевых действий американцы смогут оказать южнокорейским войскам только психологическую поддержку.

Однако на Гуаме и в Японии имеются мощные авиационные части, которые сразу возьмутся за дело. Достаточно быстро из самих Штатов можно перебросить штурмовую и бомбардировочную авиацию, включая стратегическую, которая может нести ядерное оружие.

Не менее значимы и военно-морские силы 7-го флота США, которые прикрывают западную часть Тихого океана. Один авианосец «Карл Винсон» с семью десятками самолетов – а сейчас их под сотню – и ракетными кораблями прикрытия уже находится у берегов Корейского полуострова. Американцы быстро и безболезненно для других театров военных действий смогут подтянуть минимум еще один, а то и два авианосца с крейсерами и эсминцами в сопровождении.

Такая же ситуация и с американским подводным флотом. Одна стратегическая атомная субмарина «Мичиган» уже пришвартовалась в Пусане. Если что, у нее на борту не только 154 крылатые ракеты, но и баллистические ракеты с ядерными боеголовками. Наверняка еще пара-тройка субмарин под парами держат курс на Корейский полуостров.

– А как поведут себя другие заинтересованные страны?

– Россия однозначно не станет участвовать в этом возможном конфликте. У нас нет каких-либо союзнических обязательств ни с одной из сторон. Но порох мы должны держать сухим. Особенно на уровне стратегических, войсковых и флотских сил ПВО. На случай прилета шальных ракет или заблудившихся самолетов. Не менее важен вопрос и по потенциальным беженцам, но эта тема требует отдельного разговора.

Япония, скорее всего, присоединится к США и Республике Корея. Но лишь на уровне нескольких надводных кораблей и береговых ПВО, дабы не пропустить летящие к ним ракеты северян. Сухопутные войска, которые сейчас представляют определенную силу, вряд ли ввяжутся в драку. Конституция не позволяет, да и весь цивилизованный мир неправильно поймет, ведь последний раз армия Японии воевала во Второй мировой войне на стороне немецкого фашизма и принесла немало бед азиатским народам.

Что до Китая, то он будет до последнего сохранять нейтралитет. А дальше начнет действовать по обстоятельствам. Но стоит учесть, что армия, авиация и флот КНР сейчас уступают только вооруженным силам США и России.

В заключение скажу: эта война никому не нужна. Америка бряцает оружием и обвиняет во всех смертных грехах КНДР. Однако Северная Корея за последние 65 лет не развязала ни одной войны. Угроза исходит от самих США – только в XXI веке они устроили уже семь региональных войн, не считая переворотов и цветных революций в независимых странах. Даже армия южнокорейцев успела повоевать во Вьетнаме и Ираке.

Так что если кто-то не сможет совладать с нервами и спустит пусковой крючок, то разразится катастрофа, которая может вылиться в третью мировую войну со всеми страшными последствиями. Поэтому, пока есть возможность, лучше закопать топор войны поглубже.

Источник: Николай Кутенких, газета "Владивосток"