​Сергей Руденок: Вся жизнь на планете Земля – трэш!

Известный владивостокский режиссер – в интервью РИА VladNews

17:04, 22 февраля 2017 Интервью
b65ba772956bf1c3d82d47334cea6808.jpg

Известныйвладивостокский режиссер Сергей Руденок готовит новый спектакль в театреТихоокеанского флота. За несколько дней до премьеры мы встретились с Сергеем ипредельно откровенно поговорили о его жизни и творчестве.

- Сергей, тебе льстит слава самого экстравагантногорежиссера во Владивостоке? Ты вообще честолюбив, амбициозен?

- Я несогласен с этой формулировкой, как минимум. И это не кокетство. На мой взгляд,я ничего экстравагантного не сделал, и самое главное – никогда к этому нестремился. Просто стараюсь быть самим собой. И видимо это «самим собой»отражается в творчестве. Это не единственное слово, которым меня характеризуют.Есть и более радикальные характеристики. Сколько людей, столько и мнений. Я жесчитаю себя самым обычным рядовым представителем режиссерского цеха. Ищущим, экспериментирующим,ошибающимся, побеждающим, проигрывающим, снова побеждающим и так по кругу. Честолюбияи амбициозности не лишен. Но не до фанатизма. Стараюсь никому никогда ничего недоказывать. Мне попросту лень тратить на это минуты своей жизни. Исключением являютсяочень близкие мне люди, которых могу сосчитать по пальцам одной руки… Остальныелюди для меня просто люди. И только. Мне всегда важнее мое личное мнение. Уменя все просто – если я доволен результатом своей работы, я доволен, и ничьемнение не сможет меня разубедить.

- Насколько сегодня ты удовлетворенсвой жизнью и творчеством? Не приходят мысли сменить род деятельности?

- Мыслисменить род деятельности посещают меня регулярно, и с каждым годом все чаще ичаще. И тут дело не в охлаждении к профессии. Дело в охлаждении к людям, вкоторых я еще вчера верил. Во многих больше не верю. Они больше не достойнымоей в них веры. Когда к человеку исчезает уважение, с ним просто не хочетсяздороваться. Не говоря о том, чтобы работать. А в моей профессии работатьприходится именно с людьми. В данный момент я настойчиво учусь абстрагироватьсяв работе от «дружбы». И службу сделать службой. Но мне, вчерашнему экстраверту,это очень сложно. Все же я привык нырять в творческий процесс с головой итворить среди единомышленников. А их все меньше и меньше. И вообще меня ужасаетнадвигающийся коллапс в театральном пространстве Владивостока. Во многом в этомвиноваты власти. Репертуарный провинциальный театр не способен существовать насамоокупаемости. Это аксиома. А там, где нет денег, к сожалению, нет любви. Нетлюбви друг к другу, нет любви к искусству, нет любви к работе. Естьозлобленность, леность, пофигизм, кабатинство и прочие губительные длятворчества вещи. Но пока я еще чувствую в себе силы работать на себя любимого.И это меня, несомненно, радует.

- С удивлением узнала, что твояпервая специальность – юрист. Что заставило тебя получить второе образованиесовсем в другой области - режиссуре? Помогают ли юридические знания в работе?

- Да, перваямоя дорога лежала именно через правоведение. В середине 90-х это была вполневнятная дорожка, но идти по ней тогда мне не хватило самодисциплины. Меня активнотянуло в «бандитизм» и в «рок-н-ролл». Я ходил то с ножом, то с гитарой. Режиссуравозникла внезапно, но не случайно. Сколько себя помню, я всегда режиссировалжизнь. Я всегда что-то сочинял, писал стихи, рассказы, да что там… Однажды радизабавы я организовал подростковую ОПГ. И именно театральный факультет вырвалменя из этой «забавы». Даже боюсь представить, где я бы в итоге оказался, еслибы не институт искусств. И за это я крайне признателен этому учреждению. Аюридические знания помогают всегда. Главным образом в отношениях совсевозможными начальниками. Я очень въедливый и занудный в юридическихвопросах, ибо знаю, верить нельзя никому.

- Ты намеренно ставишь трэш? Люди уходятс таких спектаклей, не выдерживая. Сама видела… Особенно по Сигареву -«Агасфер»… У некоторых зрителей есть мнение, что в театр нужно ходить«расслабляться» (я его не разделяюJ)…

- Я ставлюразные спектакли. У меня очень большой и разнообразный послужной список. Но мнеинтересно заниматься драматургией, в которой есть правда жизни. Где есть живыелица, не кукольные проблемы, острые темы и большое количество вопросов. Отвечаяна вопросы пьесы, я отвечаю на вопросы, которые передо мной ставит жизнь. Ксожалению, вся жизнь на планете Земля – трэш. Так было, так есть и так будетвсегда. Все прочее – размазывание белой каши по чистому столу, как говорил БеняКрик. А расслабляться я хожу в другие места. Театр таким местом не считаю.

- Ты ставишь на два театра, невозникает проблем с режиссерами, ведь они - люди обидчивые? Какой театр тебевсе-таки ближе?

- Я ставлютам, куда меня приглашают. Если приглашают, значит я им интересен. Не приглашают,значит могут обойтись без моих услуг. Это нормально. Я считаю, что режиссерыдолжны постоянно мигрировать по театрам. Это полезно всем. И труппе, ирежиссеру, и зрителю. К сожалению, далеко не всегда есть такая возможность,поехать и поставить в другой город, в другой театр. Навязываться я не умею, нелюблю и не пытаюсь. А ближе мне театр под названием Жизнь.

- Какой из поставленных тобойспектаклей – самый любимый? И самый неудачный, может быть. На твой взгляд.

- Я люблю всесвои спектакли. Разве нормальный отец может любить своих детей больше илименьше? Все дети дороги и памятны. Даже те, кого уже давно нет.

- Кого из молодых актеров и режиссеровВладивостока можешь отметить?

- Никоговыделять не стану. Мое мнение субъективное, и потому спорное. К тому же, всеотносительно. Для каждого спектакля есть свои герои, свои лидеры.

- Во Владивостоке сегодня многоговорят о создании киностудии, развивается как-то киноиндустрия… Что об этомдумаешь? Будешь еще снимать кино? Есть какие-то проекты?

- Никакойкиностудии тут не будет. Никакая киноиндустрия тут развиваться не сможет. Принынешней власти будут только разговоры, переговоры, воры и плохие дороги. Длябизнеса эта ниша нерентабельна. Это не пессимизм. Это знание ситуации итрезвый взгляд на реальность. Арт-хаусные проекты иное дело – они как были, таки будут. Но масштабных вещей не случится. Деньги украдут на подходе, какобычно. И если я и обращусь снова к кино, то это будет 100% арт-хаусный проект.

- Уже в это воскресенье мы увидим новыйспектакль, расскажи о нем!

- «Утинаяохота», пьеса Александра Вампилова. Двойной юбилей. 80-лет со дня рождениядраматурга, трагически погибшего в водах Байкала, и 50-летие со дня написанияпьесы. Драматическая история запутавшегося в себе молодого человека ВиктораЗилова, желающего убежать от пошлости жизни, переломить бытовуху, найти силыжить смело, достойно, красиво. Сложнейшая по исполнению пьеса, переполненнаявопросами, на которые изначально нет однозначных ответов. Но в нашем спектаклеответ все-таки будет. Внимательный зритель его обязательно найдет. Главная рольу артиста театра Флота Сергея Лисинчука. Могу сказать, что именно его я сразувидел в этой роли. 

- В чем актуальность этой пьесы?

- В первую очередь в теме – пресловутыйкризис среднего возраста, который настигает человека во все времена, хватает зашкирку и бросает в терновый куст. Древний Рим, Средневековая Европа, Советскийсоюз периода застоя или путинская Россия – не важно. Меняются времена, проблемаостается. И вопрос, как это состояние пережить достойно, сохранив лицо,сохранив себя, оставшись человеком. Но и это еще не все. Есть и другая сторонамедали, отвечающая за очевидную актуальность «Утиной охоты». Сегодняшний мир явижу очень инфантильным, подростковым. Люди, которым уже по 30-35-40 лет совсемне живут как взрослые люди. Сегодня внезапно стало модным быть похожими на тинэйджеров. И внешне, и внутренне. Начиная с коротеньких штанишек, ирозовых маечек, которые натягивают насвои ожиревшие тела эти «престарелые подростки», и заканчивая их увлечениями, обязательно сопряженными с манернымипосиделками в игрушечных барах за стаканчиком вишневого кефирчика, посасываяэлектронные ароматизированные папироски… Да и те, кому это не нравится и претит,все равно попадают в общий котел этого больного инфантилизмами общества, итонут в нем, превращаясь в тряпок, пустышек, позеров, истекают молочными реками, прячась в кисельных берегах. Разгадка проста. Взрослеть страшно. Там, впереди,старость и смерть. Принять это - значит осознать свою ответственность. Отсюдапопытка остаться ребенком, тинэйджером, не за что не отвечающим, живущим легкои весело. Только со стороны это выглядит смешно, нелепо и пошло. Но когда вокругвсе такие, то по принципу большинства, пошлость подобного существованиянивелируется, возводясь в норму, и достоинство. Декоративные люди, декоративныепроблемы. Неумение держать слово, нежелание бороться за свое достоинство,нести ответственность за свои поступки, распускать слюни при виде игрушек - блестяшеки новомодных гаджетов – все это стало нормой повседневной жизни современногообщества. Все эти вопросы так или иначе скрыты в пьесе «Утиная охота». И сэтими вопросами мы работаем.

- Есть ли уже задумки новых спектаклей? 

- В апреле-маев Театре Молодежи я выпускаю спектакль по повести Бориса Васильева «Завтра былавойна». Драма о взрослении и становлении личности. Что касается дальнейших планов,пока что оставлю их в тайне. 

Мария Стеблянко