Кто будет управлять Приморьем?

С политическими кадрами в крае крайне плохо

13:13, 30 января 2017 Интервью
63159be333e3799e2e54eec7fe9b7669.jpg
Фото: Фото: РИА VladNews

В ушедшем 2016 году страна пережила большие, важные, заметные выборы. Плюрализм и калейдоскопичность представленных в бюллетенях партий не возымели никакого эффекта – фаворит, как полагается, был известен еще до начала голосования. «Единая Россия» показала блестящий результат как на уровне Госдумы, так и на уровне Законодательного собрания Приморья. В целом же выборы прошли в режиме абсолютного спокойствия и политического штиля. Ни о каких акциях протеста, маршах несогласных и белых ленточках в нынешней властной конъектуре теперь и помыслить никто не может.

Так что в общем и целом результат оказался предсказуем. Четыре депутата Госдумы, представляющих Приморье, в своих округах не находили себе никаких конкурентов, что позволило им с большим отрывом оставить своих соперников позади. 

Но возникает вопрос – а хотим ли мы, чтобы каждые выборы были настолько предсказуемыми? Не вызывает ли у нас дискомфорт или оторопь такие очевидные результаты голосования? Не в смысле их нелегитимности, а в смысле предопределенности. Почему мы не имеем представлений, что человек, который идет по одному округу с политическим тяжеловесом, может составить ему реальную конкуренцию? Понятно, что и представители партии власти побеждают не всегда и не везде, однако в большинстве случаев их победу на конкретном округе может предсказать даже неискушенный политикой человек.

А кто, собственно, может составить им конкуренцию? Где те социальные лифты, которые должны поднять на поверхность – в общественное поле - человека, соседство с которым в бюллетене может привести к неожиданному результату при голосовании? Что делать, если все мало-мальски социально активные и социально ответственные граждане уже изначально либо сами хотят вступить в ряды партии власти, либо их туда любезно приглашают. В результате этот человек может просто затеряться и так и не быть выдвинутым ни на какие выборы, несмотря на пребывание и членство в «Единой России». За место него выдвинуть тех, кого надо выдвинуть, а ты, мил человек, занимайся общественной полезной нагрузкой дальше.

Партийные активисты

Кажется логичным, что в выборах должны участвовать самые рьяные члены своих политических партий. Общедомовые собрания, встречи с подъездом на подъезд, субботники весной и осенью, высаживание деревьев, ремонт придомовой дороги и детской площадки и прочие социальные инициативы под эгидой той или иной партии – это именно то, что, казалось бы, способно породить того самого кандидата из народа, которого этот народ и поддержит на предстоящих выборах.

Однако в Приморском крае ситуация не так однозначна. Партия власти действительно занимается общественно полезными делами, оказывает реальную помощь как адресно, так и целым коллективам или организациям. Однако благие дела не гарантируют их инициатору какого-либо политического будущего. В случае «Единой России» добродетелей оказывается много, а кандидат нужен один. Поэтому многие члены партии власти, прекрасно это осознавая, несут социальную нагрузку абсолютно альтруистично и не метя в партийный список.

Другие же партии занимаются в крае в большинстве случаев политическим популизмом. Даже редкие общественно полезные мероприятия, не направленные напрямую на очернение партии власти, а сделанные из благих побуждений просто-напросто теряются среди склоков, скандалов и зарабатывания политического капитала. Естественно, что никакой новый, молодой политик не может родиться в такой токсичной среде.

Лидеры общественного мнения

Так называют довольно большую и широкую совокупность людей, которые теоретически или даже практически должны или имеют влияние на определенный срез населения. В Приморском крае, как в общем и в других регионах, к этой категории относят знаменитых спортсменов, артистов, общественных деятелей, бизнесменов и вообще людей, имеющих значимый, общепризнанный результат в какой-то определенной сфере. Однако чаще всего эти люди не могут пройти во власть, так как их основной задачей является легитимизация деятельности, точки зрения и курса человека, который и станет кандидатом. Так называемые «ЛОМы» призваны лишь повысить лояльность к тому, чье имя окажется в бюллетене, но никак не вписать туда свое собственное.

Кадровый резерв губернатора

Казалось и кажется, что это идеальный социальный лифт, который позволит обеспечить справедливую, понятную, прозрачную систему наполняемости и сменяемости людей во власти. Однако, как скоро мы увидим начальников департаментов администрации края, заместителей начальников департаментов, руководителей и замов руководителей управлений в муниципалитетах крах, которые пришли или сменились благодаря работе кадрового резерва – пока сказать сложно. Проект, подобно другим гораздо более масштабным проектам, таким как ТОРы и СпВ должен, по словам руководства края, вот-вот заработать в полную силу, вот-вот дать первые результаты.

Общественные и экспертные советы

Объединения, которые, казалось бы, созданы и работают совсем не для того, чтобы сами из себя выдвигать новых кандидатов во власть, но вроде было бы в целом логично если б так оно и было. Пока же общественные советы при администрации края служат скорее для всестороннего обсуждения тех или иных проблем, а результаты этих обсуждений нынешняя власть использует для корректировки своих планов и программ. Сможем ли мы увидеть устойчивый механизм попадания экспертов во властные структуры – также открытый вопрос. Кроме этого, молодому специалисту, человеку, который хотел бы попасть во власть через членство в подобных советах не так-то просто попасть даже в них, не говоря уже о подъеме на ступеньку повыше.

Силовики

Пожалуй, самый понятный класс людей в вопросе попадания во власть. Чей-то сослуживец, друг однополчанин, коллега на прошлом месте работы. Здесь все строится на рекомендации и личных связях. Среди молодежи бешеной популярностью пользуются нынешние академии ФСБ, школы милиции и прочие учреждения подготовки будущих сотрудников силовых структур. Как можно увидеть по теперешнему составу высшего эшелона лиц администрации Приморья, в прошлом представителей надзорных органов довольно много. Поэтому силовое крыло вполне себе может служить и уже служит кузницей кадров для власти.

Бизнес

Вторая наиболее простая и понятная точка входа во власть. Если есть деньги и ресурсы, значит найдутся и инструменты, с помощью которых можно приблизиться вплотную к власти и заговорить с ней чуть ли не на равных. Зачастую в погоне за вожделенными атрибутами власти и включению в круг вхожих в высокие коридоры и на пышные собрания предприниматель может заплатить огромные суммы. Особенно ярко это может проявиться при попадании в Законодательное собрание края. У бизнесмена из Приморья, решившего пойти во власть, нет вариантов обойтись без лоббистов, политтехнологов, своих людей в тех местах, где они необходимы.

У хорошего предпринимателя, заработавшего свои деньги самостоятельно, наверное, при большом желании хватит сил, денег и мозгов все-таки стать депутатом краевого парламента. Однако выиграет ли от этого избиратель? Разве не будет человек, который потратил уйму ресурсов стараться прежде всего их «отбить», а уж потом думать о тех людях, которые его избрали? Опять-таки, как и в случае с альтруистически настроенными массовиком-затейником, который по партийной линии причиняет непоправимую пользу соседям по своему подъезду, облагораживая придомовую территорию, такому бизнесмену скорее всего придется вступить в партию власти и будучи избранным принимать решения, исходя из интересов прежде всего партии, а не тех людей, которые ставили за него галочку.

Молодежные палаты

Последний из основных инструментов попадания во власть. Больше всего из всех перечисленных напоминает морковку, висящую на палочке с ниточкой перед глазами того, кто в надежде все-таки ее съесть все никак не может к ней приблизиться. Молодежной политике, как и самой молодежи у нас всегда дорога и зеленый свет. Однако дальше создания лояльной прослойки будущих избирателей на практике дело не идет. Как правило молодежные активисты вынуждены обслуживать электоральные интересы тех, кто уже во власти, что зачастую никак не приближает их самих к желанному креслу или должности. С большой долей вероятности мы не увидим представителей активной молодежи в депутатах края или Думы Владивостока, на посту госслужащего среднего или высшего звена. Безусловно, примеры эти были, есть и будут, однако их абсолютное значение приближается к уровню инструментальной погрешности в физике.

Все-таки будут ли новые лица во власти?

Скорее всего да, но только после того, как будет сформулирован, озвучен и провозглашен новый запрос на новых людей. Все зависит от цели. Если ситуация действительно объективно будет требовать обновления и новых политиков – они обязательно будут появляться. Возможно их появление будет связанно с необходимости использования новых технологий, продвинутой социальной инженерии или каких-либо других вещей, которые не позволяют держать власть в руках людей старшего поколения. 

Для Приморского края появление политиков и людей власти новой волны может быть вызвано в первую очередь углублением интеграции региона в работу с бизнесом стран АТР. Если Приморье действительно станет деловым центром, коммуникативной площадкой, модератором между крупнейшими технологическими и финансовыми гигантами Азии, то риски по пребыванию у власти несовременных, непродвинутых, некреативных людей станут слишком большими. Тогда мы и увидим глобальные изменения состава и обновления лиц приморской политики.

Александр Огневский, руководитель Центра социально-политических технологий «Пиар-Политолог»:

– В приморской политике мы не увидим принципиально новых имен, поскольку «предвыборную поляну» все равно формирует исполнительная власть, которая почти вся состоит в «Единой России». Стоит ли удивляться, что при «засушенной» явке избирателей в 7-15% «партия власти» побеждает с большим отрывом – почти все победители из «ЕР» набирают порядка 60% голосов «за». Выборы проходят, по сути, в безальтернативном режиме – у людей сегодня нет графы «против всех», которая бы позволила показать, что избиратели имеющимися кандидатами недовольны. Сегодня и приморский, и российский избиратель фактически лишен права сказать надоевшему или навязанному властью кандидату: «Пошел вон!» Отсюда -трех-четырех-пятикратные и даже «шестикратные» депутаты разного уровня. Люди уже спинным мозгом ощущают – реальных перемен в калейдоскопе политических персон не будет.

Чтобы появилась альтернатива, нужно не только приводить в политику «новых» людей, но и выводить оттуда «старых». Кроме того, «партия власти», как партия-победитель, всегда аргументирует свое монопольное существование в органах управления одной избитой фразой: «Мы хоть что-то делаем, а вы не делаете ничего!» Было бы удивительным, как я думаю, если бы депутаты, губернаторы и мэры, получая жалование из бюджета, не работали бы. То есть, депутат вышел на работу – избиратели должны радоваться: ведь мог бы совсем не приходить! Большинство избирателей, видя все это, голосовать просто не хотят и на избирательные участки не ходят, что позволяет разного рода политическим манипуляторам получать нужный процент за удобных власти кандидатов. В царящем «застое» новые имена не нужны – даже, если они и появятся, сама политическая «трясина» сделает так, что через год-другой они не будут ничем отличаться от «старых».

Виктор Бурлаков, политолог, заведующий кафедрой журналистики и издательского бизнеса ДВФУ:

– Рекрутирование политических деятелей – это одна из главных проблем любой политической системы. Система, какой бы она не была, должно воспроизводиться, а потому должен существовать достаточно понятный и в целом прозрачный механизм отбора молодых людей в число тех, кто в дальнейшем будет вершить судьбу страны. Определенный механизм воспроизводства политической элиты (или нечто подобное) существует и в современной России, иначе бы мы не наблюдали новых лиц во властных структурах. Однако эффективность этого механизма вызывает много споров.

Но проблема воспроизводства российской политической элиты – это не проблема механизма, который так или иначе можно отладить. Проблема в том, что сама элита не только не стремится находить новых политиков, но и всячески этому препятствует. Ситуация, как в российском футболе: играют отвратительно, а зарплаты – гигантские. Почему так? А потому, что подготовка молодых футболистов практически разрушена, приток новых кадров минимален. Молодежь не демпингует, не создает конкуренции старшему поколению. Получается, как бы ты не играл, спрос на тебя всегда будет, а, следовательно, и гарантированный доход. Отсюда основная задача – не научиться играть лучше, а минимизировать угрозу со стороны молодых.

В политике получается также. Для того, чтобы сохранить свои места в разного уровня представительных властных структурах, а вместе с местами и набор различных бонусов и привилегий, нужно избавиться от молодых, не в меру активных и амбициозных конкурентов. Кстати, сделать это гораздо проще, чем постоянно работать с электоратом, следить за своим поведением и методично пахать в депутатском кресле. В силу этого в наличии социальных лифтов не заинтересована, прежде всего, сама элита. Она готова включать в свои ряды только тех, кого сама посчитает нужным, и только в том объеме, который ее будет устраивать.

Лариса Распутная, кандидат политических наук, доцент ШГН, департамент коммуникации и медиа ДВФУ:

– Власти весьма обеспокоены так называемой ротацией политических кадров. Сами «нарулиться» еще в полной мере не могут. С другой стороны, пусть молодые еще поработают, наберутся опыта, как в старой поговорке «яйца курицу не учат». И получается, что в большой партии можно навсегда остаться «мальчиком на побегушках», без какой-либо перспективы и глубокой старости не войти в заветный список. Многие умные, перспективные молодые люди не нужны во власти, потому что являются конкурентами политикам и чиновникам, находящимся у власти. Эти молодые люди, не видя перспективы роста, просто уходят из так называемого кадрового резерва.

Зато различного рода прилипалы сидят клерками у чинуш разных весовых категорий и строят далеко идущие планы своего собственного развития. А когда оказываются в нужное время под рукой, попадают на высокое место, но при этом не умея ничего делать. Посмотрите на солидный журналистский пул в Приморском крае: многие профессионалы высшего класса. Но при чиновниках, в аппаратах на высоких должностях сплошь пресс- и прочие дивы, возникшие понятно откуда: всюду брачная семейственность. Одни возглавляют департаменты, другие – пресс службы, видимо для того, чтобы рационально тратить государственные деньги. При этом многие из них буквально подставляют своих работодателей, живут, как в последний день. Многие журналисты выполняли бы работу более профессионально, избегая многочисленные ошибки, допускаемые нынешними пресс-деятелями.

Источник: Дмитрий Шевченко, РИА VladNews