​Московский «честный детектив» не смог ответить на вопросы владивостокского суда

«Избитого» охранниками Пушкарева журналиста наконец-то дождались в суде

18:40, 16 ноября 2016 Политика
8963627dfeaa49e8f31c5a904cad2564.jpg

В слушании по делу якобыизбитого охранниками Андрея Пушкарева репортера программы «Честный детектив» Павла Брыкина (каналВГТРК, Москва) все было удвоено, сообщает корреспондент РИА VladNews.

Так, подписку об оглашении прав и обязанностей потерпевшегос Павла Брыкина в суде отбирали два судьи (владивостокский и московский). Также,впервые за время процесса, в слушании участвовали два обвинителя (помощникпрокурора Фрунзенского района Владивостока Кириченко и утвердившийобвинительное заключение по делу прокурор Фрунзенского района Толмачев). Приэтом само заседание 15 ноября вместе с перерывами заняло в 2 раза большевремени, чем самое длинное до этого заседание 19 октября, во время которогодавали показания четыре свидетеля (данное заседание длилось около 2,5 часов). Только допроспотерпевшего корреспондента занял более 3 часов.

Первый сюрприз

Начало допроса столичного корреспондента 15 ноября началось значительнопозже назначенного времени (16:30 повремени Владивостока, или 09:30 по московскому времени). Около 16:45 (09:45 мск)оказалось, что зал, подготовленный для видеоконференцсвязи в Савеловском суде Москвы,был занят для другого процесса. И когда закончится это заседание, неизвестно.

В результате собравшимся пришлось ожидать – более часа.

И когда около 18:00 (11:00 мск) наконец все участники слушания, пресса исудья зашли в зал Фрунзенского суда, помощник прокурора Фрунзенского районаВладивостока Кириченко заявила ходатайство следующего содержания:

«Полагаю необходимым провестидопрос потерпевшего Павла Брыкина в закрытом судебном заседании, посколькуэтого требуют интересы обеспечения безопасности последнего. Так, Брыкинявляется журналистом, а именно продюсером, программы «Честный детектив»телеканала «Россия». Указанная программа направлена в том числе и на сбор иосвещение информации о преступных проявлениях, имеющих особый общественный резонанс,в связи с чем имеется значительное количество лиц, негативно настроенных вотношении журналистов, задействованных в подготовке указанной программы. С цельюисключения возможности распространения данных о личности потерпевшегонеограниченному кругу лиц, а также иной информации, связанной с осуществлениемего профессиональной деятельности, что может создать угрозу жизни и здоровью последнего,допрос потерпевшего необходимо произвести в закрытом судебном заседании. На основанииизложенного, руководствуясь п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ, просим допроситьпотерпевшего Брыкина Павла в закрытом судебном заседании».

После заявления ходатайства стороной обвинения потерпевшемуосталось только сказать «Поддерживаю». И рассказать, что он опасается за своюбезопасность, а также не желает, чтобы профессиональные секреты программы «Честныйдетектив» «стали известны неопределенному кругу лиц».

Защита возражала против проведения допроса потерпевшего взакрытом режиме на основании того, что подсудимые и иные заинтересованные лицане могут нанести вред журналисту, так как находятся под постоянным надзором.Кроме того, идея выдачи московским журналистом профессиональных секретов взаседании заставила судью переспросить потерпевшего. Однако суд после довольно длительногосовещания принял решение удовлетворить ходатайствообвинения и пожелания потерпевшего . Поэтому сотрудников ГУФСИН, а такжеприморских коллег-журналистов потерпевшего Брыкина попросили покинуть зал суда.Больше слушателей на заседании не было, и на допрос остались обвинение, защитаи судья во Владивостоке и потерпевший, адвокат и администратор суда – в Москве.

- Сам потерпевший распространил в средствах массовойинформации ту информацию, которая относится к расследованию данного дела. Именноон привлек прессу (центрального канала, в том числе). Это было освещено и нателевидении, и в интернете, - отметила адвокат одного из обвиняемых МайяТопольскова.

Правовой «заплыв»Павла Брыкина

В результате, как рассказал источник РИА VladNews, никакихпрофессиональных секретов на заседании все же раскрыто не было, но выясниласьстоль «пикантная» деталь, как не очень точное знание корреспондентом «Честногодетектива» норм Закона «О СМИ», а также смежного законодательства. Однако этопредставлявшая интересы потерпевшего адвокат телеканала «Россия» объяснилапросто:

- Мой клиент не является специалистом в области права, -сказала она.

Стоит отметить, что перед допросом и включениемвидеоконференцсвязи к делу была приобщена видеозапись, которую Брыкин сделал насвою видеокамеру-«ладошку» (так называется на профессиональном жаргонетележурналистов маленькая камера, соответствующего размера). Впоследствии, вовремя допроса, именно эта запись, на которой Павел Брыкин общается с АндреемПушкаревым (если можно назвать общением молчание брата мэра Владивостока напротяжении всей видеозаписи), стала основой для многих вопросов к потерпевшему:

При допросе потерпевшего Павла Брыкина адвокаты подсудимыхзадали ему массу уточняющих вопросов, связанных с тем, что запечатлено наданном видео. И многие из вопросов касались степени законности действийжурналиста, не представившегося собеседнику на улице по полной форме.

Однако корреспондент центрального телеканала РФ, работающийв журналистике с мая 2001 года (как указано на сайте его родного телеканала vesti.ru),так и не смог понять половины вопросов, которые ему задавали адвокаты. Как несмог понять и некоторых непосредственно касающихся дела вопросов судьи.

«Может, мы далеко находимся – но мы реально непонимаем вопроса»

Именно такой фразой объяснила отсутствие ответовпотерпевшего адвокат Брыкина на очередной вопрос стороны защиты и тот жевопрос, конкретизированный судьей: «Можете ли вы утверждать, что подсудимымбыло достоверно известно, что вы журналист?». При этом, отсутствие ответа на вопросысо стороны потерпевшего было уже далеко не первым за время этого заседания. «Языковойбарьер» возникал во время допроса около 10 раз, вызывая споры всехприсутствующих сторон.

В очередной раз Павел Брыкин попытался уйти от ответа,апеллируя к статье 51 Конституции РФ – но в данном случае этот прием несработал, и он сказал, что «не понял» вопрос защиты «Было ли охранникамдостоверно известно, что вы собираетесь получить информацию о Пушкареве ИгореСергеевиче, либо располагаете информацией о нем?». Этот же вопрос понеизвестной причине вызвал бурную реакцию неприятия у адвоката Павла Брыкина.

События 7 июня: точказрения Павла Брыкина

Однако все же Павел Брыкин дал показания и изложил суду свойвзгляд на события, развернувшиеся утром 7 июня перед зданием УФСБ Приморья на одной из центральных улиц Владивостока –Алеутской.

Он рассказал, что послужившие причиной обращения в судсобытия начались с того, что его толкнули в спину. Корреспондент не видел, какк нему подошли охранники. По его словам, неизвестный ему на тот момент мужчина нанесему не менее 5 ударов руками, ногами, коленом по рукам, спине, бокам и ногам. Точнеевспомнить число ударов потерпевший не смог («их было не менее пяти, или восемь,или десять»), так как прошло слишком много времени. Брыкин пояснил, что ударилсялевым коленом о бетонное ограждение.

Корреспондент рассказал, что в то время испытал физическуюболь, а также испугался за свое здоровье и видеокамеру, которую держал в руке.

Так как он не успел включить камеру, он снял только спиныудалявшихся охранников, - рассказал журналист «Честного детектива». Сколько примерновремени длился его конфликт с охраной, потерпевший сказать не смог.

Вместе с тем, сторона защиты отметила, что в первоначальномзаявлении Павла Брыкина ни слова о каких-либо побоях не было – а указывалосьтолько, что охранники толкнули его в спину три раза.

Примечательно в слушании 15 ноября и то, что во время допроса представлявший интересы потерпевшегоБрыкина адвокат Зоя Матвиевская несколько раз получила замечания от судьи одисциплине (в том числе и за подсказывание ответов клиенту), а сам потерпевшийБрыкин был неоднократно уличен судьей в зачитывании своих показаний «по бумажке»(и в итоге получил замечание).

Напомним, у журналиста судмедэксперт через несколько часовпосле предполагаемых побоев нашел только 1-3-суточный небольшой (1,2 на 0,9см), горизонтальный синяк на левом колене.

Потерпевшемуоказалось неинтересно дело о том, как его «избили»

Стоит отметить, что в конце допроса Павел Брыкин отказалсяпросмотреть запись с камеры наружного наблюдения УФСБ Приморья, а также заявил,что не интересуется ходом процесса и участвовать в дальнейших процессуальныхдействиях не намерен. Его в отказе от просмотра видеозаписи поддержала адвокат:

- Возражаем, Ваша честь, потому что оно являетсяпреждевременным. А кроме того, я не совсем понимаю, как слова человека могутпротиворечить видеозаписи – заявила адвокат Брыкина. - Считаю, что в даннойситуации это вообще не имеет отношения к допросу моего клиента.

Адвокат попросила суд направить копию приговора суда попочте по адресу ВГТРК в Москве.

Таким образом, Павел Брыкин ясно дал понять, что ход процессаего практически не интересует. В то же время, судя по странице журналиста в Twitter, его интерес к делу былдостаточно высок до 2 августа – то есть до начала активных прецессуальныхдействий в суде:

После того, как суд начал основную фазу расследования, потерпевшийжурналист пропал из поля зрения системы правосудия, дважды не явился на допрос(что стало причиной принятия судом решения о принудительном приводе) – и ничегоне постил в Twitter.

После допроса потерпевшего суд решил вопрос о мерепресечения для подсудимых: домашний арест им был продлен до 21 марта, но им позволено выйти на работу. При принятии решения судья руководствовалсяпозициями защиты и обвинения, а также характеристикой от курирующих обвиняемыхохранников сотрудников ГУФСИН.

Следующее заседание назначено на 11 января. Предполагается,что на этом заседании показания по видеоконференцсвязи сможет дать один изосновных свидетелей по делу – брат мэра Владивостока Андрей Пушкарев.