Отец Мирон: Католики во Владивостоке не чужие!

Настоятель католического прихода поделился с корреспондентом РИА VladNews историей своей жизни

17:09, 2 ноября 2016 Интервью
10f28821e721fb1f444d53c308542fca.jpg

Настоятель католического прихода отец Мирон рассказал корреспонденту РИА VladNews о своей молодости, служении Богу, своем переезде во Владивосток. 

- Я родился в 1941 году в штате Индиана, город Эвенсвил. Во время войны мой отец работал на заводе, который производил крылья для советских самолетов. Именно поэтому с самого начала моей жизни я много слышал о России. Когда перестал существовать Советский Союз, и наступила свобода религии, будучи священником, я решил работать с католиками в России. Они жили здесь очень долго и не имели возможности посещать храм и познавать таинство. Я рад был приехать 25 лет назад и помогать людям. К моменту моего приезда во Владивостоке существовал католический костел, который был освящен в 1922 году. Если говорить о первых католиках во Владивостоке, они пришли вместе с флотом и были тут с самого начала. Мы здесь не чужие!

- Первые католики были русскими?

-Больше это были поляки, литовцы, украинцы и белорусы. Но все они были подданными России.

- Вы учились в светском или духовном образовательном учреждении?

-Я получил степень мастера в Карнельском университете в Нью-Йорке, я астроном. Второе образование у меня духовное. Я получил его в штате Индиана в семинарии, которой сегодня не существует.

- Как долго вы изучали религию?

-Я был католиком с детства. Я изучал религию в приходской и средней школе. Это была католическая школа. Я много знал о религии. В семинарии я учился 3 года.

- Отец Мирон, вы астроном и человек науки, как получилось, что ученный стал священником. Ведь очень часто наука и религия расходятся в своих взглядах.

-Я скажу вам так, что это не наука отказывается от религии. Это отказываются именно ученные. Эти люди не понимают религию. Они не могут представить, кто Бог, но это не вина Бога и религии. Это вина ученного, ведь он не открыл в себе лучшее. Я не могу понять ученного, который работает с природой и не уважает высшие силы. Науки не может быть без Бога. Бог - это гарант наших прав! Бог, правда и разум!

- Почему вы выбрали Владивосток?

-Когда Россия открылась для религии. Я думал, что многие европейские священники приедут в Западную часть России и даже в Сибирь. Кто же приедет на Дальний Восток? Я подумал, что я знаю о Владивостоке, и, возможно, мне будет там место. Также тут теплее, чем в других городах.

- Сложно американцам социализироваться во Владивостоке?

-Нет, не сложно. В некоторой степени даже легче. Но в России сложно. Американцы любят эффективность и удобства. Долго оба эти элемента отсутствовали здесь. Всему этому виной были 90-ые годы и переходный период. Город был некрасивый, было много грязи. Сейчас стало чище, появились удобства и эффективность.

- Почему американцам проще социализироваться во Владивостоке?

-Я думаю потому, что Владивосток международный город, он имеет открытость. Есть места, где люди вообще не хотят видеть иностранцев. Тут привыкли, здесь флот, много людей, в том числе иностранцев. Люди, которые живут тут, привыкли , что мир более широкий и открытый

- В каком состоянии был храм, когда вы приехали?

-Храм был в ужасном состоянии, без отопления и окон. На его содержание не было денег. Ранее тут располагался архив, они хотели переехать в другое здание.

- Как долго восстанавливали храм?

-Восстановление закончили в 2007 году. Первая месса в обновленном храме прошла в том же году. Первые службы мы начали с 1994 года.

- Как много было прихожан, когда в храме начали проводить первые службы?

-Люди боялись, но мы собрали наших прихожан. Некоторые из первых прихожан помнили репрессии в отношении их родственников. Некоторые из них бежали в Китай, Австралию и США. До сих пор мы получаем письма от их потомков - “моя бабушка была крещена в вашем приходе во Владивостоке, есть ли у вас какая-нибудь информация?” Иногда они прилетают, чтобы найти места захоронения родственников. Мы уже тут 25 лет. Первые прихожане - дети и внуки тех католиков. Сейчас эти люди умерли, уже нет ни одного прихожанина, кто был членом церкви до репрессии. Последняя прихожанка умерла зимой 2015 года. Мы получили много информации от нее, в то время она была девушкой.

- Что вам нравилось во Владивостоке, когда вы только приехали?

-Мне нравилось смотреть на город ночью. Городского общественного освещения было мало, я мог подняться на сопки и смотреть на освещения которое идет из домов. Сейчас город использует Китайское освещение домов, но это тоже красиво.

- По приезду вы застали очереди?

-Как я говорил, американцы любят эффективность. Очереди - это не эффективно.

- Вам приходилось в них стоять?

-Конечно, я был молодой. Когда я стоял в очередях, то чувствовал уважение к иностранцам. Это было приятно!

- Как вы можете охарактеризовать свою жизнь в 90-годы в России, что вам не нравилось?

-Было много убийств. Я похоронил много людей, которых убили. В Америке я не сталкивался с таким. Сейчас ситуация лучше. Не много людей просят помощи, как это было в 90-ые годы.

- Сколько прихожан сегодня зарегистрировано?

-С 1994 по 2016 это 500 человек. Есть, кто не зарегистрирован, и кто проявляет интерес.