Игорь Поляков: «Путь Гребнева: от созидателя в преступники государства, от героя в изгои общества» (часть 2)

Адвокат бывшего генерального директора ЗАО «Тихоокеанская мостостроительная компания» рассказал всю правду

12:46, 1 ноября 2016 Интервью
2ec9ba333c069921a2936ffa361b0c2e.jpg
Фото: Фото: Приморский репортер

Продолжение, начало статьи читайте по ссылке http://vladnews.ru/2016/11/01/115286/igor-polyakov...

...Речь идет, в частности, об автокране «LIEBHEER», кране самоходном на гусеничном ходу «Kobelko CKE2500-2», кране стреловом с гидравлическим приводом «LIEBHEER-Верк Эхинген», спецтехнике «TATRA 815 UDS 114A» и т.д. Разумеется, за такую дорогостоящую технику максимальной тоннажности арендная ставка была высокой, т.к. зависела от повышенной ежедневной нормо-часов работы техники, обосновывалась нарядами-книжками крановщиков, актами выполненных работ, количеством суточных смен, табелями рабочего времени, каждая единица техники имела счетчик индивидуального учета фактически отработанного времени. При этом отсутствовала средняя ставка арендных платежей в Приморье на подобную спецтехнику по причине отсутствие вообще аналогичной спецтехники в Приморье на тот момент.

И опять вывод следствия в том, что Гребнев В.Г. заключал договоры аренды для банкротства ЗАО «ТМК». Хотя для всех очевидно, что менее мощная спецтехника с более дешевой арендной ставкой не выполнила бы поставленные производственные задачи, а аналогичной спецтехники, но с дешевой арендной ставкой, ни у кого не было.

Г) Заключение Гребневым В.Г. гражданско-правовых договоров с рядом коммерческих компаний и неисполнение в дальнейшем по ним обязательств.

Здесь обращу внимание читателя только на то, что никакого умысла у Гребнева В.Г. не исполнять договора с этими фирмами, конечно, не было. Компаний, с которыми работало ЗАО «ТМК», было очень много, и гражданско-правовые договоры заключались на длительный срок и добросовестно исполнялись в период с 2008 г. по 2014 г. Ввиду того, что после 2014г. осложнилось финансовое состояние предприятия и образовалась миллиардная задолженность ряда предприятий и организаций (должников) перед ЗАО «ТМК», то, соответственно, возникли трудности с расчетами перед некоторыми фирмами и у самого ЗАО «ТМК». Ситуацию еще усугубило бездарное и преступное (если верить последовавшим приговорам) руководство самим ЗАО «ТМК» после увольнения Гребнева В.Г. в 2014 г. В любом случае, ставить ему в вину это нельзя. Для этого существует гражданская ответственность и арбитражные споры между коммерческими компаниями.

Но и здесь следствие считает, что неплатежи вызваны коварным умыслом Гребнева В.Г.: обанкротить компанию – ст.196 УК РФ.

Получается, что из сотен выгодных сделок для предприятия Гребнев В.Г. одновременно заключал преступные сделки, направленные на банкротство. Какая-то странная непоследовательность в его действиях и уж тем более несоразмерный доселе и невиданный для судебной практики период времени необходимый для банкротства: в несколько лет — с 2012 по 2015 год. Ну, захотелось обанкротить компанию, так и сделай в короткий срок, за несколько месяцев. Более непонятно: зачем тогда ему было бороться за нее все последние годы и возлагать добровольно на себя обязательства поручительства по кредитным договорам?!

Эта уголовная статья, преднамеренное банкротство, вменена неспроста. Сами по себе в отдельности, вышеизложенные в пунктах «А», «Б», «В», «Г», сделки законны, и выдвинуть обвинение отдельно по каждой из них не получится. Поэтому их как бы сплели крючковатой рукой между собой, связав в один преступный орнамент, обрамленный единым преступным умыслом исполнителя, который и охватывает ст.196 УК РФ. Если обвинить Гребнева В.Г. в злоупотреблении полномочиями (ст.201 УК РФ), или мошенничестве (ст.159 УК РФ), то доказывать это и описывать нужно в ином ключе, и невиновность Гребнева В.Г. будет еще более очевидной. Тогда решили обвинить по ст.196 УК РФ, менее понятной, но более туманной.

Теперь подытожим обвинения по ст.160 и ст.196 УК РФ. Оба они заведомо незаконные. Но так как по основному уголовному делу по ст.196 УК РФ имелись явные доказательственные бреши, то нужно было искусственно усилить обвинение ст.160 УК РФ (растрата). Это обычная практика следственных органов. Если основное обвинение слабое и нет уверенности, что оно устоит в суде, то приобщают к материалам уголовного дела еще какое-нибудь уголовное дело. Соединенные уголовные дела, как два немощных калеки, придерживают другу друга. Раздутое, теперь уже одно, уголовное дело затрудняет возможность разобраться в предъявленном обвинении, ввиду его объемности и сводит практически на нет вероятность вынесения оправдательного приговора, т.к., по сложившейся судебной практике, вынесение оправдательных приговоров по многотомным уголовным делам, равняется нулю. Таким образом, следствие подстраховывается опробованным за многие годы старым методом искусственного отягчения обвинения по принципу: количество – томов дела обязательно перерастет в качество – обвинительный приговор.

Я Вас уверяю, что абсолютно все (оперативники, следователи, прокурорские работники, руководящий состав этих правоохранительных структур) всё понимают, что обвинение -незаконно, но помочь Гребневу В.Г. в Приморье не могут. Потому, что в России в настоящее время любого человека можно привлечь к уголовной ответственности, даже при отсутствии доказательств обвинения, особенно, — если за этим стоит «прокурорский контроль».

Добиться правды в таком обреченном уголовном деле практически невозможно — до тех пор, пока Президенту РФ не будет объективно доложено о позорной травле, устроенной Генеральной прокуратурой РФ известного всем жителям Приморья Человека, осуществившего вековую мечту Владивостока и создавшего новую достопримечательность города – Золотой мост.

Автор: адвокат Игорь Михайлович Поляков, г. Владивосток, адвокатское бюро «Правовая гарантия»

Источник: Автор: адвокат Игорь Михайлович Поляков, Владивосток, адвокатское бюро «Правовая гарантия»