Жена осужденного в Приморье: "Муж гниет заживо, а кто-то получает звания"

О том, как можно оказаться в колонии за то, что не совершал

10:30, 20 сентября 2016 Общество
ceadd0b0f45eab8c69aa2e68bc6784b7.jpg
Фото: Фото: Youtube

В редакцию РИА VladNews обратилась многодетная мать Наталья Журавская, жена осужденного за кражи бытовой техники Вячеслава Завьялова. Она рассказала, как вместе с адвокатами и членами Общественной наблюдательной комиссии Приморья уже 3,5 года борется за справедливость ради своего мужа. О невиновности Завьялова говорят свидетели, эксперты и документы. Однако дело не движется с «мертвой точки», жалуется измученная многолетней борьбой с правоохранительной системой многодетная мать.

Год назад РИА VladNews уже писало о том, как Завьялову пришлось подписать явки с повинной. Но и в 2016 году защитники осужденного не теряют надежды доказать его невиновность в 26 кражах, а также факт использования следствием «запрещенных приемов» – но пока все впустую.

Когда-то был в этом деле и свидетель – знакомый Вячеслава Завьялова, который приносил ему некоторые украденные вещи. Да, перепродал, но не украл 4 вещи, признался однажды Вячеслав жене. А остальные 22 кражи – чужие. Только во время следствия знакомый, который приносил вещи Завьялову, упал у себя дома в ванной и свернул шею, рассказала РИА VladNews Наталья Журавская. Так что теперь этого свидетеля невиновности Вячеслава Завьялова нет.

За 3 года полицейские Находки вынесли 4 отказа в возбуждении уголовного дела против своих коллег. При этом на руках у Натальи Журавской и ее адвокатов есть и заключения судмедэкспертов.

Об избиениях свидетельствует рассказ сокамерника Завьялова, который во время очередной проверки заявил о том, что в ночь с 11 на 12 марта 2013 года Завьялова после допросов привели в камеру в таком виде: одежда порвана, на куртке – отпечатки подошв ботинок, на футболке кровь, а на глазу, спине и груди – свежие синяки.

Во время первой проверки, в апреле 2013 года Вячеслав Завьялов сказал, что эти травмы появились, когда он упал с верхней полки в вагоне во время этапирования из Находки во Владивосток. Позднее мужчина попытался отказаться от этого объяснения, которое (как он пояснил) написал после беседы с одним из находкинских оперуполномоченных в начале апреля.

Экспертиза и документы

Медосвидетельствование Вячеслава Завьялова проводил дежурный врач СИЗО № 1 Владивостока. Он выставил такой диагноз: кровоподтек правой подглазничной области, ушиб грудной клетки справа. Эти травмы «могли быть получены в результате ударного воздействия твердого тупого предмета (предметов), либо при ударе о таковой; повреждения могли быть получены, возможно, от 4-5 дней до 7-10 дней». В этот период, согласно журналам учета, тогда еще подозреваемый Завьялов находился в строгой изоляции от общества, в частности, в изоляторе временного содержания Находки и в ведении следователя, ведущего его дело.

Как раз в те дни, когда на теле Завьялова появились синяки, в деле и появились все протоколы явок с повинными и следственных экспериментов. По предположению защиты, плотность всех производимых в те дни выездов на места преступлений и допросов такова, что Завьялов не глядя «каялся в преступлениях» без перерывов на обед и отдых. Что никак не соотносится с законодательством, ограничивающим длительность допроса четырьмя часами и предусматривающим хотя бы часовую передышку и еду.

Адвокаты

В изоляторе города Находки не зафиксированы побои у ее мужа, однако, когда он прибыл в следственный изолятор Владивостока, дежурный врач выявил у него телесные повреждения примерно недельной давности, рассказывает Наталья Журавская.

- Интересно и не удивительно в этом деле то, что еще находясь в изоляторе Находки, Завьялов жаловался на свое плохое состояние и просил вызвать к себе врача - однако позже оказалось, что в деле нет никаких документов, подтверждающих эти жалобы, - объясняет адвокат Маргарита Блудова, которая настаивает на проведении новой проверки. - Неоспорим тот факт, что с 11 по 26 марта Завьялов находился в ИВС города Находки и 26 марта был доставлен в СИЗО Владивостока. Сотрудники Владивостокского СИЗО надлежащим образом выполнили свои обязанности по освидетельствованию Завьялова в тот же день, когда он туда прибыл. Печально то, что эти побои не были своевременно установлены там, где они были получены арестованным. У проверяющих должностных лиц была версия, что Завьялов упал при его конвоировании, – но это неосновательно, поскольку медицинский работник описал синяки уже желтеющими, и, следовательно, они были давними. Версия, что подследственный был избит сокамерниками, не рассматривается – все понимают, что в этом случае побои сразу были бы зафиксировали в ИВС Находки, и виновные, возможно, уже были бы привлечены к ответственности.

Адвокат владивостокского филиала Приморской краевой коллегии адвокатов Маргарита Блудова не единственный защитник, который занимался делом Вячеслава Завьялова. До нее его вел находкинский государственный адвокат Александр Передери:

- Я уже взял это дело после того, как Завьялов подписал явку с повинной. В таких случаях сложно доказать невиновность человека, так как дело рассматривают уже в особом порядке, и основное доказательство – это «признание». При особом порядке следствия никто не опрашивает свидетелей, не собирается доказательная база. К сожалению, люди часто признаются в том, чего не совершали потому, что боятся, когда их на первом же допросе, до появления адвоката, обступают 3-4 оперов и начинают угрожать. Человек после задержания находится в шоке, он боится – и многие «ломаются», подписывают все бумаги. И около 90% адвокатов по назначению уже смирились с системой и сами склоняют подозреваемых к явке с повинной – так проще. Но кто-то, как и я, пытается бороться – но странным образом в мои дни как будто не происходит никаких преступлений, и я понимаю, что меня стараются не назначать. Мы обращались в полицию, в прокуратуру, Следственный комитет, в суд, но безрезультатно. Эту систему можно изменить, только если будет создан отдельный надзорный орган по борьбе с преступлениями, совершенными правоохранителями – и эта структура не должна быть никак связана с полицией, операми, судами, прокуратурой и следствием.

Передери был не первым защитником Вячеслава Завьялова: перед ним ныне осужденному Завьялову пришлось заявить отводы двум государственным адвокатам, которые были чересчур лояльны к стороне следствия и обвинения.

ОНК Приморья

Общественная наблюдательная комиссия (ОНК) Приморья - это организация, которая не занимается виновностью или невиновностью подследственных и осужденных. Но ОНК занимается условиями содержания людей под стражей. И превышения должностных полномочий органами следствия и исполнительной системы входят в сферу интересов ОНК.

- Около 2 лет назад мы приехали в ИВС Находки, как раз по жалобе Завьялова на недозволенные методы следствия, - рассказывает член ОНК Артем Трембовлев. - Вячеслав на видео нам четко рассказал, что его били и чем угрожали. 

Мы поднимали тогда все документы, в которых были записаны перемещения Завьялова и графики допросов и следственных действий. На наши вопросы руководство ИВС заявило, что Завьялов сам нанес себе эти травмы. Знаю, что дела по побоям потом несколько раз возбуждались и прекращались. Жена Завьялова и его защитники до сих пор борются за то, чтобы это дело было все-таки расследовано. Я уверен, что нельзя скрывать такие факты пыток и побоев.

Подследственного поместили в одну камеру с больным туберкулезом человеком.

- Завьялов действительно находился в камере с больными людьми, - продолжает Артем Трембовлев. – Помню, мы возразили, почему бы не отправить его в свободную камеру – на что начальник ИВС заявил, что камер нет, а тот человек болен реактивной формой туберкулеза и не может никого заразить. Я не очень хорошо разбираюсь в медицине, но мне кажется, что здорового человека и больного при любой форме туберкулеза в одной камере лучше не держать. Людей, которые возмущаются во время следствия, сотрудники таких учреждений обычно начинают «прессовать». 

В отчетах ОНК по проверкам ИВС Находки ясно видно: свободные камеры в марте 2013 года здесь были.

- Мой муж на сегодняшний день болен туберкулезом и находится в тубколонии. Помимо последствий от нанесенных побоев - еще и это страшное заболевание, - говорит Наталья Журавская.

«Система»

По словам адвоката Маргариты Блудовой, следственный отдел и прокуратура Находки так и не дали должной оценки действиям и бездействию местных правоохранителей. Вместе с тем, деятельность находкинского следственного отдела в деле Завьялова нарушает нормы Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации» - в части обеспечения законности и качественного расследования преступлений, отмечает адвокат.

Теперь Наталья уже боится за себя и детей:

- Я пытаюсь бороться против системы, но у меня четверо детей, и я боюсь за них, - объясняет многодетная мать. 

Ситуация теперь уже заключенного Завьялова, которая еще в 2013 году требовала как минимум серьезного разбирательства, уже четвертый год «спускается на тормозах». Нарушены две статьи Конституции РФ (46 и 52) и Конвенция ООН по правам человека. Решения об отказах в возбуждении уголовных дел были приняты только на основании объяснений заинтересованных в таком исходе дела должностных лиц.

- Защита продолжит настаивать на реализации права ее доверителя на справедливое разбирательство по делу и эффективную правовую защиту, - заявила Маргарита Блудова.

Вячеславу Завьялову 34 года. Согласно приговору суда, он должен выйти в 38 лет. Но уже сейчас его здоровье подорвано: туберкулез, носовые кровотечения и выбитые зубы.

- Мой муж просто гниет заживо в местах лишения свободы, а кто-то получает звания и премии за отлично проделанную работу, - говорит Наталья Журавская.