С застенками в Приморье разберутся международные комиссии

Истории пыток в регионе – уже десятки лет

10:03, 13 августа 2016 Общество
895de4c57de04ea9600c53022c6fce06.jpg
Фото: Фото: openrussia.org

Члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Приморского края готовят обращения в международные правозащитные организации с просьбой разобраться с ситуацией с пытками в регионе , сообщает корреспондент РИА VladNews. Об этом рассказали члены комиссии на семинаре ОНК в пятницу 12 августа.

Уже сейчас ОНК Приморья собрано более 40 свидетельств о пытках, которые применялись и продолжают применяться в отделе по расследованию преступлений против личности (бывший ОРЧ-4) на улице Карбышева во Владивостоке. Также и осужденные судами Приморья, и оправданные говорят о пытках в Арсеньеве и Дальнегорске – правда, в этих городах это уже не такое системное явление.
- Из громких дел – это дело Виктора Коэн, «приморских партизан» и других, - рассказал член ОНК Артем Тремболев. – В прошлом году мы объехали все колонии Приморского края, где люди, к которым применялись недозволенные методы, рассказывали все на видео. Они рассказывали, как все происходило, сколько раз и кто этим занимался. Люди находятся в разных колониях, никак не связаны между собой: это разные уголовные дела, разные социальные статусы и так далее. Также нам говорят и о том, что происходят мошеннические действия. Все они рассказывали приблизительно об одинаковой системе: из людей выбивают явки с повинной. Впоследствии и прокуратура, и суды отвечают, что это клевета на сотрудников полиции. Но очевидно, что может быть 1-3 совпадения – но ведь не 40 жалоб на одних и тех же лиц.
Сейчас к наблюдателям поступают жалобы об использовании надеваемых на голову пакетов и вывихов суставов с помощью «растяжек». Правда, уже несколько лет никто не говорит об использовании электротока, а также выстрелах по прикованным к решетке людям в бронежилетах. Показания по делам «выбивались» не только из подозреваемых, но и из свидетелей – по крайней мере, так было раньше, рассказывают члены ОНК. Но посмотреть своими глазами на скандально известную ОРЧ изнутри общественники не могут – по закону им туда ход закрыт.
Интересен тот факт, что на застенки на Карбышева жалуются с 1998 года – и исключительно на одних и тех же должностных лиц. Есть фото, есть свидетели – как осужденные, так и оправданные люди:
- Один из приморских адвокатов проходил через ОРЧ-4, - рассказывает Артем Тремболев.- Он оправдан. Но сейчас он практически стал инвалидом – и он говорит о том же самом.
Во время семинара вечером 12 августа членам общественной наблюдательной комиссии Приморья поступил новый сигнал о пытках на Карбышева: по словам жены одного из подследственных, ее мужа пытали в этот момент. Женщине о происходящем рассказали свидетели.
- Прямо сейчас (вечер пятницы – РИА VladNews), во время этого мероприятия, поступило обращение: избивают человека, пакет на голову – и все прочее, - рассказала член ОНК Любовь Терендина. - Мужчина, когда убегал от сотрудников ОРЧ, кричал прохожим номер телефона жены – и именно поэтому этот факт ей стал известен.
Ситуация требует серьезной проверки, уверены члены ОНК. Но разобраться в рамках Приморья и даже России не получается уже несколько лет.
- Существуют международные организации, которые всем этим занимаются – это Комитет против пыток, ООН и другие, - объясняет Тремболев. - Сейчас мы аккумулируем жалобы для направления туда. Чтобы поставить рамки: если мы на уровне Приморского края и на уровне Москвы проблему решить уже не можем, думаю, международные организации привлекут внимание к этому вопросу.
Стоит отметить, что согласно пункту 1 статьи 14 Уголовно-процессуального кодекса РФ, человек невиновен, «пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Это называется презумпцией невиновности – о ней все знают, но часто забывают. А пункт 2 статьи 21 Конституции РФ гласит: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию».