Умер фигурант дела о хищениях при строительстве Приморского океанариума

Показания Косяченко были единственным доказательством причастности Поплавского к преступлению

11:00, 16 января 2016 Общество
453ab194d8de0d0daf98eb1c2e643955.jpg
Фото: Фото: today.29ru.net

Александр Косяченко являлся директором ЗАО «Косандра» — первым генподрядчиком, строившим океанариум. Бизнесмену вменяли пособничество при хищении денежных средств в размере 26 млн рублей. ФГУП «Дирекция по строительству в ДФО» перечислило компании Косяченко эту сумму, именно эти деньги, согласно обвинению, были обналичены и присвоены предпринимателем вместе с другим фигурантом, бывшим руководителем Дирекции по строительству в ДФО, Андреем Поплавским. Показания Косяченко были единственным доказательством причастности Поплавского к преступлению, сообщает ИА Приморье 24 со ссылкой на PASMI.ru.

Изначально следствие трактовало схему хищения следующим образом: «Косандра» перечислила некой компании «Контур+» 26 млн рублей, организация имела признаки фирмы-однодневки и была аффилирована Андрею Поплавскому. Однако позднее следствие доказывает, что «Контур+» создал для личных целей директор «Далта-банка» Андрей Фирсов, через этот банк компания проводила расчеты, а сотрудники банка дали показания, что Косяченко и Фирсов являлись давними друзьями, Косяченко имел в банке статус вип-клиента. После обысков, проведенных в «Далта-банке», Фирсов, как писали СМИ, скрылся в США.

Отразится ли смерть Косяченко на исходе громкого дела, пока не ясно. Бывший адвокат Косяченко Николай Казаков полагает, что нет.

— В деле много других фигурантов, — говорит Казаков, — расследование, вероятно, будет идти свои чередом.

Между тем, накануне Нового года дело было передано в Генеральную прокуратуру, несмотря на многократные жалобы Поплавского на то, что знакомиться с материалами дела ему не дают.

Адвокат Поплавского Александр Сергеев считает, что смерть единственного свидетеля обвинения однозначно может повлиять на ход дела.

— Создается впечатление, что следствию выгодна смерть фигурантов, потому что проверить их показания в суде уже невозможно, — прокомментировал ПАСМИ Александр Сергеев. — Часто в ходе следствия люди дают одни показания, потом меняют их на суде. У Косяченко были причины дать «нужные» следствию показания – из-за состояния здоровья он боялся, что его арестуют. А проверять эти показания следователи не стали. Вообще сейчас наблюдается странная тенденция: за месяц умерли уже два свидетеля по одним из самых громких дел (речь идет о смерти бизнесмена Николая Крана, главного свидетеля в деле экс-губернатора Сахалина Александра Хорошавина, Кран скончался в декабре прошлого года от сердечного приступа – прим. ред.). Примечательно, что на показаниях этих свидетелей базируется все обвинение. В нашем деле иных доказательств нет, а ходатайства о проведении бухгалтерских и судебно-строительных экспертиз следствие не удовлетворяет, понимая, что они докажут отсутствие фактов растраты.

Теперь адвокаты опасаются за жизнь и здоровье Поплавского, который продолжает содержаться под стражей, несмотря на тяжелое заболевание.

Все фигуранты дела о хищениях при строительстве океанариума находятся в СИЗО, лишь Александр Косяченко был ограничен подпиской о невыезде.

Возможно, этот факт вызовет вопросы у Генеральной прокуратуры РФ, которая в ближайшее время должна будет передать дело в суд или вернуть на доследование.