Русский путь в Тибет

Исторический роман о великих русских путешественниках Центральной Азии

9:43, 23 марта 2015 Общество
0caf7a94c4c13458de1a51fb462520c9.jpg
Фото: Фото: przhevalsky.ru

Часть I. ЗЕМЛЯ НЕЗНАЕМАЯ

Глава первая

Под покровительство Русского Географического общества

– Жизнь уж тем хороша, что можно путешествовать! – воскликнул однажды великий русский путешественник Николай Михайлович Пржевальский. Он мог восторгаться в виду труднодоступных непокорённых и вместе с тем величественных горных пространств Центральной Азии.

После сибирских тундр и озёр Николай Михайлович особенно восхищался красотой Уссурийского края и величием Японского моря.

– Присядешь, бывало, – рассказывал он, – на вершине утёса, заглядишься на синеющую даль моря – и сколько различных мыслей зароится в голове! Воображению рисуются далёкие страны, с иными людьми и с иною природою, – те страны, где царствует вечная весна и где волны того же самого океана омывают берега, окаймлённые пальмовыми лесами. Казалось, так бы и полетел туда стрелою посмотреть на все эти чудеса, на этот храм природы, полный жизни и гармонии…

Затем мысль погрузится в туманную глубину прошедших веков, и океан является перед нею в ещё большем величии. Ведь он существовал и тогда, когда ни одна растительная или животная форма не появлялась на нашей планете, когда и самой суши ещё было немного!..

1870 год. Пржевальский прибыл в Санкт-Петербург. В марте приглашён в Императорское Русское Географическое общество (ИРГО) с отчётами об Уссурийском крае, его строении, климате, флоре, фауне и населении. Его лекции обычно заканчивались бурными рукоплесканиями. Имя Николая Михайловича стало известным в пределах России. Именно после Уссурийского края перед ним открывались заветные просторы Центральной Азии. За статью о народонаселении Приморья Географическое общество присудило Малую серебряную медаль.

А завершив описание «Путешествие в Уссурийский край», Николай Михайлович обратился в Совет ИРГО с ходатайством о разрешении ему отправиться в северные окраины Китая, преимущественно в малоизвестные страны верхнего течения Жёлтой реки (Хуанхэ), в земли ордосов и Кукунор.

Пржевальский познакомился с Петром Петровичем Семёновым-Тян-Шанским (почётное наименование «Тян-Шанский» Высочайше присвоено в 1906 году), в то время председателем Отделения физической географии, а позже вице-президентом ИРГО, будучи в Петербурге проездом в Восточную Сибирь. О первой их встречи Пётр Петрович вспоминал:

– Говорить о Пржевальском можно, разумеется, бесконечно много, но едва ли о нём можно сказать много такого, что было бы ещё неизвестно Вам, милостивые государи. Вот почему и я постараюсь набросать или, лучше сказать, напомнить Вам в самых крупных чертах несложные обстоятельства его жизни…

В 1867 году я впервые познакомился с Николаем Михайловичем. Через моё посредство (я в то время был председателем Отделения физической географии) он обратился тогда в первый раз за помощью и покровительство к Русскому Географическому обществу, объяснив мне свои намерения заняться путешествием в Средней Азии. В то время Общество крайне редко помогало материальными средствами молодым путешественникам, отправляющимся в путешествие по собственной инициативе, может быть, потому, что такая инициатива проявлялась ещё слишком редко, но от времени до времени оно снаряжало свои экспедиции, подбирая в состав их исключительно лиц, уже известных своими научными трудами и рекомендуемых организаторами экспедиций. Н.М. Пржевальский был в научном мире ещё мало известной величиной, и дать пособие ему на его предприятие, а тем более организовать под его руководством целую экспедицию Совет Общества не решился. В качестве председательствующего в Отделении и в глубокой уверенности, что из талантливого молодого человека может выйти замечательный путешественник, я однако же старался ободрить Николая Михайловича и тёплым участием и рекомендательными письмами… При этом я обещал Николаю Михайловичу, что если он на собственные средства сделает какие бы то ни было интересные поездки и исследования в Уссурийском крае, которыми докажет свою способность к путешествиям и географическим исследованиям, то, по возвращении из Сибири, он может надеяться на организацию со стороны Общества, под его руководством, более серьёзной экспедиции в Среднюю Азию» (1888).

Уссурийское путешествие явилось испытанием проверки сил и таланта тридцатилетнего путешественника. Свой гербарий Николай Михайлович предоставил в распоряжение академика Максимовича. Только одно требование при этом предъявил путешественник: скорейшее определение растений и представление их списка.

– Едва Европа успела знать, что Амур принадлежит России, как в печати уже явились труды о флоре и фауне его. Впечатление, особенно в Англии, было глубокое; труды эти были толчком для издания правительством целого ряда колониальных флор, – заявил ординарный академик Карл Иванович Максимович (1890).

Предложение Пржевальского с большим сочувствием принял вице-председатель ИРГО граф Фёдор Петрович Литке со своим преемником Петром Петровичем Семёновым-Тян-Шанским. И оба – выдающийся мореплаватель кругосветных путешествий, президент Академии наук, основатель ИРГО и великий путешественник, исследователь Тянь-Шаня – исхлопотали перед властями в денежном обеспечении и осуществлении экспедиции.

Николай Михайлович душевно сказывал:

– Благодаря инициативе РГО и просвещённому содействию Военного министерства делу науки, я получил назначение совершить экспедицию в Северный Китай, в те застенные владения Небесной империи, о которых мы имеем самые неполные и отрывочные сведения, почерпнутые из китайских книг, из описаний знаменитого путешественника XIII Марка Поло, или, наконец, от тех немногих миссионеров, которым, кое-когда и кое-где, удавалось проникнуть в эти страны. Однако данные, добытые из всех этих источников, до того поверхностны и неточны, что вся Восточная нагорная Азия, от гор сибирских на севере до Гималайских на юге и от Памира до собственно Китая, до сих пор так же мало известна, как Центральная Африка…

Между тем эта terraincognita, по величине превосходящая всю Восточную Европу, помещённая в средине наибольшего из всех континентов, поднятая так высоко над уровнем моря, как ни одна из других стран земного шара, наконец, прорезанная громадными хребтами гор, то раскинувшаяся необозримой гладью пустыни – представляет высокий и всесторонний научный интерес. 

Часть первая, Часть вторая, Часть третья