Странствия именитого купца Григория Шелихова

Художественная проза

17:47, 19 марта 2015 Общество
a30888b35667bf0891e4ca1fb89ef379.jpg
Фото: Фото:

Глава первая

Быть предкам своим подражателем

Когда-то, давным-давно, батюшке Гриши Шелихова явился чудный сон. Ходил он по горам, по долам во тьме. Вдруг с чёрного полотна неба пробились разом два ослепительных луча. Округа осветилась, и на сердце воспарение прилегло. Курские же монахи открыли глаза к тому явлению: буде сынок его на земле дважды прославлен. А родитель чадолюб. В лесостепном городке Рыльске жил на виду народа и почитался зажиточным купцом. Сердечно было ему, что Гриша возрастал в большой любви и заботе о родителях. Вот и покровитель небесный святой Григорий Богослов в земной жизни имел весьма поучительную черту благородного характера – сыновью любовь и преданность родителям. И потому Гришин сыновний закон любви – превыше закона дружбы с приятелями-дружками и близкими людьми. И при всём том, по бытованию благочестивых пращуров, помогал батюшке по торговому делу.

Гриша возрастал, и случилось ему быть по торговым делам в Курске. На соборной площади чины гарнизона демонстрировали пред грозным генералом из Санкт-Петербурга выучку солдатскую по воинским артикулам. Неспокойно было тогда в России, война с турками, да и яицкие казаки воровского атамана Емельки Пугачёва гиль учинили. Города южные на всякую готовность караулами заставляли. На генерале накинута шинель с роскошным меховым воротом. В желании дотронуться до дивного меха Гриша изъёрзался в толпе. Дюже осерчавые вытолкнули его к грозе столичной, и он-то буде ненароком провёл ладонью по тёмно-коричневому меху – сказка, любо-дорого посмотреть!

Генерал и чины окружения недобро взглянули на «молодого сидельца». В гостиной знакомого купца за чаепитием Гришу ещё подогрели: этих морских бобров, мол, всякого рода чины столичные носят. С Великого океана обозами доставляют чрез Сибирь, Урал-Камень к заносчивым гордецам Петербурга и Москвы. В Иркутске ныне скоро богатеют, купчишки-то. Да где это Бобровое море, за Камчаткой, у мало знаемой Америки? Господи, куда русский люд занесло…

Смышлёному, бойкому и энергичному Григорию в ранней молодости прикровенно мечталось о своём деле в Сибири. Где бы ни был, чем бы занят не был, на ум скороговорка ложилась: «Гриша, Гришенька! Лети в сибирские тундры, тамошний морозец прошибёт, шубой-то морского бобра обогреешься!» И упал родителям в ноги, отпросясь в Сибирь. И решил батюшка: пора Гришеньке сóбинное дело ставить.

В старину строго придерживались примет. Без совета мудрого никуда не трогались. Грамотные старики курские смотрели не на месяц («куда он смотрит?»), не на Млечный Путь (называемый «Становище», ибо по нему-де хаживали татары на святую Русь прямо от железных гор), ни тем более на Орионов пояс. А следовало-де, повести окличку звёзд на подвиг. Вечером, когда звёзды появились, заботливые родители поспешили за околицу Рыльска, поставленного при реках Рыло и Сейм, как полагают летописи, ещё в IX столетии славянами-северянами, и клали на все четыре стороны по три поклона.

Приговаривали: «Засветись, звезда ясная, ко двору раба Божия Григория. Ты освети, звезда ясная, огнём неугасимым раба Божия Григория. Как светлы и ясны небесные звёзды, так раба Божия Григория свет Иваныча путь станет светло-ясным. А ещё тайком высматривали Венеру, называемую Чигирь-звезда. Предание о сей планете удостоверяло, что она показывает человеку счастье и несчастье, что делать, и чего нет. Наши грамотные звездочёты записали: «Аще кому ехати или идти куда, смотри, на которую сторону звезда стоит: аще она станет противу, и ты противу ея не езди никуды». Родители уверялись: во всём сыночку будет спорина. Сыночек трогательно удовольнулся.

Соборная церковь, поставленная удельным князем Василием Шемякою, благовестом на дальнюю дорогу вывела. Но вот молитвы и благословения даны по старинному обычаю. Легендой поведано о хранимом ковше пращура, принятым из рук Петра I Великого в заслугу перед царём и Отечеством. Быть предкам своим подражателем! Любезно священная мысль всю жизнь питала.

Странствия именитого купца Григория Шелихова