Лагутенко задумал "сферический полнокупольный проект в планетарии"

24 декабря Московский планетарий и лидер "Мумий Тролля" представят совместный проект "Где-то на Камчатке", где под музыку электронного проек

15:08, 8 декабря 2013 Культура
62f6883be1eab2ac5ff8483f38d8cb29.jpg

24 декабря Московский планетарий и лидер "Мумий Тролля" представят совместный проект "Где-то на Камчатке", где под музыку электронного проекта Лагутенко "KETA" будут показаны фотографии, снятые во время экспедиции музыкантов по Камчатке.

Перед большим концертом в STADIUM Live Илья Лагутенко прокомментировал последние новости из жизни группы.

— Вот перед Новым годом мы презентуем мой полнокупольный сферический проект в планетарии. И такое взаимоотношение изображения с музыкой тоже может быть. Попробуем. Может, это и есть завтрашний день.

— У каждого корабля есть порт приписки. Для меня это Владивосток. Владивосток остается для меня самым близким городом из всех доступных мне. С ним многое связано. И это отнюдь не ностальгические воспоминания. Честно говоря, я абсолютно не ностальгирую по советскому прошлому. Ничего мне там не нравилось, ничего не происходило так, как бы мне хотелось. Да, у меня было много каких-то иллюзий, мечт и фантазий, но не более того. А сейчас стали происходить какие-то вези, о которых мне мечталось хоть чуть-чуть 20 лет назад. И поэтому из моих путешествий по всей стране — а я не понаслышке знаю и вижу, что происходит — мне кажется, что Владивосток – одно из самых центральных мест в стране, где на данный момент действительно что-то происходит.

— Я, по сути дела, во Владивостоке уже и живу, а в Москве и не жил никогда. Я всем сердцем верю, что у этого места есть будущее. И на своем веку я бы хотел увидеть, что там действительно есть потенциал того аллегорического "Владивостока 3000", о котором мифологизируют дальневосточники. О той параллельной реальности, которая вроде как могла бы там существовать в связи со своими историческими и географическими предпосылками. Но почему-то ее пока нет.

— Вот, например, есть во Владивостоке издательство "Рубеж", где много переиздают авторов 20-х годов, которые в России неизвестны – они писали, в основном, в китайской иммиграции. Они описывали те времена, когда Владивосток жил жизнью не всей страны, а какой-то своей, сумбурной. Так, если подумать, в кусок времени с тех пор до сегодняшнего дня вместилась бы моя жизнь, то есть это очень краткий период времени. И я верю, что раз за тот краткий период времени столько грандиозных перемен произошло и жизнь стала совсем другой, то теперь она может стать совершенно третьей – это такое время перемен, в которое я верю не потому, что я этим брежу, а просто мне кажется, что там должно быть по-другому. А вот в других местах мне не кажется, что будет по-другому. Этот такой стык реальности, культур и менталитета. Даже внутри нашей страны, поверьте мне, люди из Дальнего Востока и люди из Черноземья сложно выстраивают отношения друг с другом. Но я считаю, что это возможно, потому что мне удалось это общение выстроить благодаря собственной музыке.

Источник: Анатолий Филатов, по материалам электронных СМИ