Геннадий Онищенко высказался против табачно-алкогольного лобби в Госдуме

Сегодня молодежь, а это самое для меня главное, все чаще становится участником борьбы с алкоголем и табаком

13:35, 14 сентября 2012 Общество
b6d8c3d708ad57296d1c2c7a47653b22.jpg

Накануне 90-летия санитарно-эпидемиологической службы России гостем редакции был Главный государственный санитарный врач РФ академик РАМН Геннадий Онищенко. Обсуждались наиболее острые вопросы в работе Роспотребнадзора.

Геннадий Григорьевич! Вы победили пивную мафию. Когда победите табачную и алкогольную?

Геннадий Онищенко: Ошибаетесь, я вовсе не победил. Мафия цветет и пахнет. Единственное, что положительное есть у нас в этих областях - в рекламе, в пиве и в табаке, - что наконец-то и президент, и правительство приняли соответствующие законы. Начала действовать политика по ограничению потребления алкоголя. Ведется она мудро и грамотно. Это не кампания, как нередко бывает, когда объявляется месячник борьбы с алкоголизмом и проводятся всякие шоу. Сейчас принята концепция, в которой все расписано - когда, что, как, где. Один закон приняли, потом другой приняли, третий. Это системная работа, которая постепенно затягивает удавку на шее разжиревшей, обнаглевшей табачной и алкогольной мафии. Если бы людям объявили: завтра проснулись и не пьете, не курите, последствия трудно предсказать. Нельзя в один день все кардинально решить. Надо действовать постепенно, терпеливо.

Сегодня молодежь, а это самое для меня главное, все чаще становится участником борьбы с алкоголем и табаком. Это вселяет надежду. Не знаю, что подвигло того или иного молодого гражданина - лучшего друга потерял из-за алкоголя, в семье кто-то пил. Неважно. Важно то, что он нашел в себе силы вырваться из плена этого зла, что он борется.

Но все-таки вам удалось ограничить продажи алкоголя и табака?

Геннадий Онищенко: Ограничили продажи. Сначала не прошел "номер" с предупреждающими о вреде этикетками, но потом их утвердили. Да, их еще долго не будут печатать. Но будут. Уже есть норма. А три года назад сколько было возмущений. Следующая моя мечта, чтобы ни один из тех, кто занимается табачным и алкогольным бизнесом, не избирался в Госдуму. Да, этот бизнес разрешен. Но человек, который им занимается, не имеет морального права занимать место в Думе, избираться депутатом. Это не я говорю. Это норма, которая действует везде. И конечно, ни одна табачная или алкогольная компания не имеет право на благотворительность. А у нас сидит этакий персонаж и бархатным глосом вещает: "Я храм построил"... Да кому нужен этот твой храм, если ты торгуешь табаком или спиртным? Кроме того, если ты истинно верующий человек, и если кто-то узнал, что ты занимаешься благотворительной деятельностью, то это уже не благотворительность.

Православие говорит: если ты кому-то помогаешь, то не вздумай об этом распространяться. Еще раз повторю: их никуда нельзя избирать. Они занимаются преступным для здоровья людей бизнесом. И не ко двору их благочестивость, нравоучения.

Многие россияне взволнованы вашим предложением установить минимальную цену на бутылку водки в 300 рублей...

Геннадий Онищенко: Не надо преувеличивать. Россию сейчас очень трудно чем-либо взволновать. Есть понятие ценовой доступности. В 1914 году депутат Челышев внес в Думу закон "Об искоренении на вечные времена в России пьянства". И тогда Ллойд Джордж заметил: пока для мужчины алкоголь будет доступен на каждом шагу, пьянство не искоренишь. Если сигарету можно купить за 10 рублей, а мама мне дает 15, то я ее куплю. А если она будет стоить 50 рублей, то начну "стрелять". Мне один раз дадут, второй, а потом уже не буду спрашивать. Вот это доступность ценовая.

То же самое и с алкоголем. В СССР при зарплате 130 рублей можно было купить 47 бутылок водки. Сейчас при средней зарплате 15 тысяч рублей уже в три раза больше. Доступность нарастает, если я могу практически на каждом шагу купить сигареты. Что касается детей, то надо учитывать возрастную психологию. Что ребенок видит, то ему и хочется. Если глаза постоянно мозолят сигареты в киосках, то ему и захочется. Поэтому мы отдаляем продажу от учебных заведений. Недавно на совещании по этой проблеме одна вроде бы толковая женщина, читает справку, которую ей написали, и говорит: "Геннадий Григорьевич, вы ущемляете малый и средний бизнес - запрещаете продажу сигарет и спиртного в удобных местах". Не пойму, как женщина может такое заявлять. Ладно, если бы это говорил мужик с алкогольными мешками под глазами. Но женщина? А вот Европа сегодня ставит вопрос: не выращивать, не производить, не использовать табак. И, уверен, она решит эту проблему.