«Пастырь» Шлак: худшая кинопремьера

Боевик о вампирах и пастырях-убийцах оказался худшим фильмом года

11:27, 13 мая 2011 Культура
099ff8d057511986aa71a9d29b30bbfd.jpg

В галерее самых идиотских кинолент всех времен и народов фильм «Пастырь 3D» наверняка занял бы место почтенное. Помнится, в начале 1990-х, когда кинотеатры пустовали и использовались, в основном, для распития портвейна в полупустых залах, на экране мелькали дивные картины вроде «Женщины-пираньи в джунглях Авокадо», где актрис с накладными грудями кусали малобюджетные монстры. В «Пастыре» история похожая: незамысловатые монстры тоже кушают людей с видом скучающим и непреклонным, противореча всем законам природы и кинематографии. Непонятно, почему кинопрокатчики решили, что измученный зимой сибирский зритель соскучился именно по такому зрелищу. В результате «Пастырь» идет во всех кинотеатрах города, по количеству сеансов в три раза обогнав последний шедевр Никиты Михалкова.

Справка: «Пастырь 3D» (Priest; США, 2011) — футуристический боевик ужасов о пастырях-суперменах, сражающихся с вампирами. Режиссер: Скотт Чарльз Стюарт («Легион»). Актеры: Пол Беттани («Легион»), Карл Урбан (Эомер из «Властелина колец»). Продолжительность: 1 час 27 минут. Бюджет 60 миллионов долларов.

Как выяснилось, снята эта беда по каким-то лютым корейским комиксам, и, надо сказать, первые комиксно-анимационные 5 минут являют собой самое динамичное и симпатичное, что есть в фильме. Из них мы узнаем, что в туманном будущем люди обедают радиационным супом, а миром правит тоталитарная церковь, которая защищает людей от склизких, безглазых, морщинистых, сереньких мертвяков-вампиров. Морда у них похожа на то, как в учебниках по биологии рисуют портрет глиста-сосальщика, — то есть глаз нет, и только какая-то дрянь торчит изо рта. Передвигаются они, в основном, прыжками на четвереньках, руки у них накачанные, — специалисты утверждают, что подобные персонажи водились в игре Doom.
Для спасения человечества от вампиров выведена специальная порода гопников под названием «пастыри». Они отличаются от нормальных людей тем, что на лбу у них нарисованы крестики и разговаривают они, как ночью на Северо-Чемском, односложно.

Сценариста фильма следовало бы номинировать на «Оскар». Действительно, нужно быть настоящим пастырем, чтобы додуматься до следующей сложнейшей конструкции: у дяденьки вампиры хитят дочку, в результате чего дяденька с дочкиным женихом-шерифом убивают вампиров и возвращают дочку. Делают это они очень долго и нудно.

Неописуемо радуют диалоги. Пастырь: «Пуля должна вылететь из точки А и попасть в точку B». Шериф: «Ты учишь меня стрелять?». Пастырь: «Я учу тебя убивать вампиров». Через несколько минут, воспользовавшись инструкцией, шериф убивает вампира. Шериф, гордо: «Из точка А в точку В, черт возьми!». Пастырь, с чувством: «Из точки А в точку В, мать ее!». Все это говорится без малейшей тени иронии, за кадром звучит торжественная тревожная музыка.

Что до спецэффектов, то зрители уже давно привыкли к 3D-халтуре, однако здесь фильм вплотную приблизился к стереокино образца позднего СССР.
Помнится, большой успех во времена советские имел стереофильм «Она на метле, он в черной шляпе» (популярным он был не потому, что хороший, а потому, что стереофильмов было не больше десятка). Фильм был чудовищно глуп, но ведьма — вы представляете! — летела на метле «по-взаправдашнему». В «Пастыре» даже этого не наблюдается: хоть бы одна кошачья двуустка выползла бы из экрана на зрителя, хоть бы кровинка брызнула. Но нет — все какое-то серенькое, нечеткое. На что было потрачено 60 миллионов долларов, совершенно не ясно.

Зато в изобилии сцен иного рода. Главный злодей с серьезным видом обращается к похищенной девушке: «Ешь! Ты ела когда-нибудь утку?» «Нет, конечно же, нет! — отвечает она со слезами на глазах. — Я ее не ела». «Ешь ее!» И приблизительно так весь фильм.

Иной критик стал бы выискивать в «Пастыре» бездны потайных смыслов. Скажем, сравнил бы тоталитарную церковь с главнокомандующими НАТО (России), пастырей — с американскими десантниками (российскими миротворцами), а двуусток-вампиров — с аборигенным населением стран Ближнего Востока (Грузии). Мы же от подобных скоропалительных выводов воздержимся и ограничимся фактами очевидными: когда фильм закончился, мой сосед, бритый молодой человек в спортивном костюме, мирно спал в уютном кресле. Надеюсь, ему не снился кошмар.

Источник: Владимир Иткин Кадры из фильма — kinopoisk.ru