Никто не вправе претендовать на Курилы – они ничьи, и точка?

За годы работы над историческими материалами у меня нередко складывалось мнение, что нынешний восток России во времена великих открытий м

12:00, 28 февраля 2011 Политика
337242336edb9633e0b35dd52d6fcbfe.jpg

За годы работы над историческими материалами у меня нередко складывалось мнение, что нынешний восток России во времена великих открытий мог стать собственностью какой угодно державы, но только не самой России.

Итак, 16 июля 1643 года голландский мореплаватель и авантюрист Мартин Герритсон Фриз подошел со своей экспедицией к юго-востоку Сахалина. Это были первые европейцы, оказавшиеся у курильских и сахалинских берегов.

Однако сегодня никто по большому счету не представляет, когда на этих островах появились первые люди. В эпоху палеолита или даже раньше? Тайной остается этническая принадлежность населения островов, кто бы что не говорил.

Скажем,когда здесь появились европейцы и японцы, то застали не только айнов, но и нивхов, ороков. Несомненно, огромную роль в изучении островов сыграли русские землепроходцы. Сначала - в 1646 году - экспедиция Пояркова открывает северо-западное побережье острова, а в 1697 году Атласов узнает о существовании Курильских островов.

Однако освоение этих земель нельзя считать прерогативой никакого государства. Ни одна страна не вкладывала поначалу сюда гроша ломанного. Осваивали эти земли частным образом купцы, предприниматели, офицеры, вольные казаки и прочие активные и мужественные люди.

Так что по большому счету никто не вправе претендовать на эти острова.

Одновременно с русскими, которые двигались вдоль Курил с севера, на юг островов начинают проникать японцы. Во второй половине XVIII века здесь появляются японские фактории и рыбалки. А с 80-х годов XVIII века начинают работать научные экспедиции. В конце XVIII века исследования у берегов Сахалина вели французская экспедиция под командой Лаперуза и английская - под командой Броутона. С их работой связано появление теории о полуостровном положении Сахалина. Российский мореплаватель Крузенштерн летом 1805 года пытался пройти между Сахалином и материком, но безуспешно.

Точку в споре поставил русский офицер Невельской, который в 1849 году нашел судоходный пролив. Выяснилось, что эти острова в океане попросту ничьи. Но за этим открытием почему-то и последовало присоединение Сахалина к России. На острове один за другим возникают русские военные посты и селения. Но с 1869 вплоть до 1906 года Сахалин был просто отстойной ямой российской империи, крупнейшей в мире каторгой.

А с начала XIX века острова становятся объектом вооруженного конфликта. В 1806-1807 годах на Южном Сахалине и Итурупе русскими моряками устраивались настоящие бойни мирных японских поселений. Японцы же на Кунашире в ответ захватили заложником русского мореплавателя Головнина.

В 1855 году граница прошла между островами Уруп и Итуруп, Сахалин же был оставлен неразделенным. В 1875 году Россия передала Японии принадлежавшие ей Северные Курилы, получив взамен все права на Сахалин. Но в результате позорного поражения России в русско-японской войне 1904-05 годов Япония отторгла у нее Южный Сахалин. В 1920-1925 годах под японской оккупацией находился Северный Сахалин. В последний раз российско-японская граница претерпела изменения 65 с лишним лет назад, в 1945 году.

А ведь есть и еще одна сахалинская дилемма. В начале 90-х годов прошлого века многие жители островов, поначалу в глубокой тайне от своих властей, буквально мечтали перейти под юрисдикцию Японии. Ясно, что не от хорошей жизни. В пример приводилось все, что угодно, вплоть до бывшей русской Аляски, ставшей американским штатом. Предайте нас скорее японцам, так говорили русские островные люди ровно 20 лет назад.

Я с несколькими коллегами был в тот период на Кунашире и Итурупе с депутатом Госдумы Сергеем Бабуриным. Политик этот и журналисты центральных газет, думаю, не дадут соврать, что некоторые главы администраций курильских районов уже морально, а может, и «материально, были готовы сузить глаза и стать работниками новых японских префектур. Митинги шли один за одним. Причем, официально эти митинги заявлялись как бы в защиту Курил от японских претензий, а в реальности с трибун и в резолюциях звучали противоположные слова: не хотим жить в российской нищете, хотим стать «японцами».

А кто забыл, что командующий Дальневосточным военным округом Виктор Новожилов своим приказом вывел с островов огромный контингент российских вооруженных формирований? Остались лишь пограничники.

И эта территориальная дилемма до сих пор не решена и не решится, даже если мы построим мост или проложим тоннель через Татарский пролив, как это начал делать Сталин сразу после войны.

Кстати, тот самый первый европеец, появившийся возле этих берегов, Мартин Фриз не только исследовал и нанес на карту большую часть Сахалина и Южные Курилы, но и 368 лет назад провозгласил остров Уруп владением… Голландии. Да-да, Голландии.

Так что нынешние Нидерланды могут наравне с японцами и россиянами исторически оправданно также претендовать на какой-то участок единственной островной области нашей страны.

Источник: Андрей Мирмович, радиостанция «Восток России», программа «Реверс», газета «Восток России»