Надежда Бабкина: наши песни воздействуют на людей на генетическом уровне

Во Владивосток приехала исполнительница русских народных песен и руководитель театра

20:37, 16 февраля 2011 Культура
d94db4a95ff097d006777247b4754e7f.jpg

Во Владивосток приехала исполнительница русских народных песен и руководитель театра «Русская песня» Надежда Бабкина. Наш город она посещает не часто. Последний раз, например, была десять лет назад. За день до концерта в Fesco Hall’e, певица ответила на вопросы журналистов, огромное внимание которых стало для нее сюрпризом.

Надежда Бабкина из-за внезапно обрушившейся болезни успела осмотреть Владивосток только мельком – из окошка своего номера. Увидела белоснежную гладь Амурского залива и наших рыбаков, пытающихся выудить из-под белоснежной глади рыбешку-другую.

- В одном из интервью вы сказали, что общаетесь с энергиями зала. Энергии во Вадивостоке и в Москве чем-нибудь отличаются?

- Мы все взаимоэнергичные люди и обмен происходит даже сейчас, когда мы с вами разговариваем. Если артист хороший, то и энергия хорошая. Проблема в том, что публика приходит на концерт народной песни, которая сегодня не в формате и не в чести. Мне же удается каким-то образом таранить это представление. Как вам известно, совсем недавно руководство в мэрии Москвы поменялось. Пришли молодые люди с новыми взглядами, что меня и радует и напрягает. В разговоре с одним важным человеком из мэрии я сказала, что народный жанр должен поддерживаться государством. На что он мне возразил: ну как же! Вы же сумели сделать этот жанр коммерческим. В Москве хотят всю культуру пустить на коммерческий лад. Но как это можно сделать? Сколько мы должны зарабатвыать в помещении, чтобы оплатить труд наших артистов и счета за коммуналку, которые совершенно нереально взвинчиваются? Эти люди живут в отдельном государстве, в какой-то другой стране. Они не понимают, какая зарплата у людей, какая цена билета. И такого ответа я не ожидала. Моя личная популярность и известность никакого отношения не имеет к коммерциализации народного жанра. Я бы радовалась, если бы этот жанр был коммерческим. У нас коммерцией могут заниматься десяток исполнителей, сидящих на «кнопке». Вот выключите «кнопку» и о них через два-три месяца забудут. А я 35 лет в коллективе народной песни. И независимо на то: формат или неформат, - наши песни все равно востребованы. Раньше как все было хорошо! «Заказничок»: день города, день металлург, морского флота. И у нас было достаточно таких концертов. Сейчас же мы впервые в жизни едем на концерты, которые называются кассовыми. То есть люди идут в кассы, покупают билеты. Программа наша на генетическом уровне колбасит всех: и молодежь и взрослых.

- Вы соблюдаете русские традиции, занимаетесь народным творчество. Есть ли у вас какая-нибудь структура в театре, где бы люди собирали фольклор, народные песни и продвигали их?

- Сейчас некуда ездить. Нет деревень. А те деревни, что остались – они уже не такие и не того поколения. Вот когда я ездила – а это было в прошлом веке – тогда можно было набраться культуры сколько угодно. И мы набрали этого фольклору целый кладезь. Мы его собрали, выбрали нужное, потому что не все можно вытащить на сцену. К сожалению, сейчас певицы, работающие в моем жанре, ленятся найти настоящие этнические песни и создать на них моду. Все почему-то думают, что это два прихлопа три притопа, а там колоссальное количество гармоний. Чем хороша народная музыка – это пласт для самосовершенствования, самообразования. Мы все кричим: ой! джаз! импровизация! А там, в Америке, они с этим родились и у них это в крови. Нам-то зачем им подражать. У нас что, не хватает своих песен, сами не можем импровизировать?!

- Почему за границей фольклор так популярен и на него сложно купить билеты, а у нас?

- Потому что там правительство ценит и уважает свой народ. Мы совсем недавно были на гастролях в Ирландии. В будние дни на улицах вообще никого нет, все работают. И вот пятница, суббота, воскресенье – все вываливают на улицу, идут в пабы. Там бесконечное число пабов. Но в рабочие дни там пусто. Мы дали два концерта с гипераншлагами. Прием был такой, словно не Бабкина приехала а группа в стиле Heavy Metal. После наше руководство повело нас в традиционный паб. За столиками сидели люди разных возрастов, приезжие из разных стран. Все пели и пили, качались в одном ритме. Потом на сцену вышла их профессиональная танцевальная группа. И внезапно воцарилось удивительное молчание. Профессионалов там уважают и оценивают. А потом я вышла и спела акапельно русскую народную песню. Тишина была гробовая. В том случае, не понимая слов, на людей воздействовала эмоция. Мы все радуемся одинаково, плачем одинаково и страдаем одинаково. До тех пор, пока наше верхнее руководство не будет включать в государственную программу идеолгоию национального самосознания страны, ничего путевого у нас не выйдет.

[cp_gallery:949]