На Дальнем Востоке бараны и олени останутся лишь на картинках?

Дикий северный олень и снежный баран Камчатки - герои новых книг, вышедших из-под пера ученых Владимира Мосолова и Владимира Филя. Где обита

19:23, 10 февраля 2011 Общество
174f4ce68853ea97f755e865909f104f.jpg

Дикий северный олень и снежный баран Камчатки - герои новых книг, вышедших из-под пера ученых Владимира Мосолова и Владимира Филя. Где обитают, чем питаются эти красивые флаговые виды полуострова, как спасти копытных от грозящего им полного истребления? Ответы на эти и множество других вопросов знатоки дают в доступной широкому читателю форме.

Писательский тандем двух Владимиров — заместителя директора по науке Кроноцкого заповедника Мосолова и старшего научного сотрудника Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН Филя — над книгами трудился больше года. К созданию авторов подтолкнуло отсутствие современных монографий, написанных понятным обывателю языком. Дикий северный олень и снежный баран, как и бурый медведь, это своеобразные символы Камчатки. И сейчас они фактически обречены на вымирание — если не принять эффективные меры.

Когда-то полуостров населяло свыше 20 тысяч диких северных оленей. Но неграмотное промышленное использование, браконьерство и развитие инфраструктуры привело рогатые стаи на грань вымирания. Резкое падение численности «дикаря» началось в 80-х годах: тогда появились дорога на Усть-Большерецк, Мутновская геотермальная и Толмачевская гидроэлектростанции. Эти объекты отрезали от внешнего мира южную популяцию оленей, которую быстро истребили как самую доступную. На юге Камчатки из 3-х тысяч сегодня осталась крохотная горстка оленей.

Северо-восточную группировку в районе Срединного хребта, также планомерно истребляли охотники. Но самый сильный урон популяции дикого северного оленя , по мнению исследователей, нанесло домашнее оленеводство:

«Мирное сосуществование диких и домашних оленей на Камчатке изначально было невозможно. Весьма обычными были отстрелы «дикарей», зашедших в стада домашних оленей. Оленеводы считали таких животных своей добычей, и при их отстреле, никогда не предъявлялись материальные претензии. Добыча таких животных даже поощрялась, как вынужденная мера по сохранению поголовья домашних стад. Чтобы избежать штрафа и возмещения материального ущерба, вчиняемого браконьеру природоохранными организациями, на суде вполне достаточно было заявить: «Я думал, что это отколовшийся домашний олень». Люди, осуществляющие судопроизводство, ни на минуту не задумывались, что дикий и домашний олени — это две большие разницы. И, естественно, любое сомнение принималось в пользу подсудимого» — пишут Владимир Мосолов и Владимир Филь в книге «Дикий северный олень Камчатки».

Домашние олени Быстринского оленесовхоза заняли пастбища, исконно принадлежащие диким животным. Кроме того, во время свадеб «дикари» часто уводили с собой на волю «домашних» важенок, что тоже служило поводом для отстрела. Это привело к тому, что в 2002 году во время Всероссийского авиаучета в этом районе не нашли ни одного оленя. На сегодняшний день на Камчатке обитает только одна группировка оленей — Кроноцко-жупановская, общей численностью около 900 голов. Сохранить ее помог строгий охранный режим Кроноцкого заповедника.

Для просветительского пособия «Снежный баран Камчатки» ученые собрали данные о численности этих животных, их распространении на территории Камчатского полуострова, сезонных миграциях, темпах промышленного и браконьерского отстрела:

«Это удивительный вид. Снежные бараны освоили одну из самых суровых экологических ниш, приспособившись обитать на склонах северных гор и у подножий вулканов, их приспособления к выживанию в суровых условиях уникальны. Этот вид выживает там, где невозможно обитание других крупных животных.
По нашим расчетам, за последние — 6–7 лет в южных и центральных районах полуострова произошло сокращение численности снежного барана на 40–50%. В пределах полуострова численность снежных баранов едва ли можно оценить в 2 тысячи особей. Причин подобному катастрофическому снижению численности снежного барана множество. И все они связаны с деятельностью человека — не только с браконьерством и преследованием вида, но прежде всего — с колоссально возросшим фактором беспокойства, которые испытывают зимние стации животных.
Снежному барану во многих частях его ареала ныне грозит истребление! Приспособившись к условиям обитания в суровых условиях северных гор, выживая под прессом хищников и лимитирующих факторов среды обитания, снежный баран оказался весьма уязвимым перед человеком, который в погоне за очередным трофеем использует все достижения технической мысли».

На сегодня численность снежных баранов на Камчатке оценивают в 3 тысячи голов. В книге Владимир Филь и Владимир Мосолов дают рекомендации по грамотному управлению все еще промышляемым видом, подчеркивают особую значимость охраняемых территорий. Чубуки (еще одно имя снежных баранов) находятся под защитой только на территории природного парка «Вулканы Камчатки» и Кроноцкого заповедника. В заповеднике численность баранов невелика, но стабильна — около 500–600 особей.

«Считаем, что книги заинтересуют специалистов-охотоведов и охотников, сотрудников государственных природоохранных организаций, а также всех, кто любит животных и природу полуострова и искренне желает, чтобы они благоденствовали на тундрах, болотах, в лесах и горах нашего прекрасного уголка земли — Камчатки», — пишут Владимир Мосолов и Владимир Филь.

«Дикий северный олень Камчатки» и «Снежный баран Камчатки» отпечатаны в «Камчатпресс» общим тиражом в тысячу экземпляров. Двойная премьера состоялась по рекомендации Министерства природных ресурсов Камчатского края при финансовой поддержке Проекта ПРООН/ГЭФ. Книги, в прямом смысле, бесценны — на прилавках книжных магазинов они не появятся. Сейчас ученые передают их в дар школам, библиотекам и научным организациям Камчатского края, сообщили агентству VladNews в дирекции Кроноцкого заповедника.