С каждым годом Россия всё ближе к духовной и экологической катастрофе

Проблемы экологии и духовности народа в современной России стоят очень остро. Причем часто жители одного региона думают, что их проблемы с

12:15, 20 января 2011 Общество
5bf5ae51579cb0c0a9736295dbabfb01.jpg

Проблемы экологии и духовности народа в современной России стоят очень остро. Причем часто жители одного региона думают, что их проблемы связаны исключительно с некомпетентностью местных властей.

В том, что это не так довелось убедиться во время поездки на Алтай.

Как отметил житель поселка Онгудай Республики Алтай Василий Долохов, «мы, алтайцы, стараемся жить в мире с природой. Вам, русским, этого часто не хватает».

Впрочем, даже в этом, далеком от цивилизации крае, хватает проблем. По словам директора горноалтайского национального парка «Уч Энмек» Данила Мамьева, одна из наиболее острых проблем – распределение природных ресурсов. Политика государства такова, что местные жители не получают от разработки полезных ископаемых никаких преференций. Это относится и к удэгейцам в Приморье, и к алтайцам, и даже к русским жителям Амурской области. Самое ужасное, что зачастую приход «цивилизации» в удаленные уголки приводит к гибели всего живого. Это касается и природы, и духовного мира человека.

«Для сохранения традиционной культуры не нужно строить музеи. Сохранение традиционной культуры зависит от того, насколько государственные органы могут сохранить природные ресурсы в своих руках, - говорит Данил Мамьев. – Иначе разрушается весь баланс, созданный еще до появления наших людей. Уже ощущаются первые толчки, однако, может быть и хуже».

Алтайского специалиста поддерживает приморский краевед Денис Демидов. «Уничтожение традиционной культуры приводит к исчезновению духовности, и соответственно, уничтожению природы. Алкоголикам и наркоманам, наводнившим удэгейские деревни, никакого дела до природы нет. Отношение к ней чисто потребительское. Причем это удел не только аборигенов. В конце 19-го века в Приморье были созданы деревни из эстонских переселенцев. Мигрировавшие из Эстляндии, знакомые с рыболовством, эстонцы широко участвовали в закладке основ российского дальневосточного рыбного промысла, расселяясь в Приморском крае. Уже весной 1899 г. в Цемухинскую волость Южно-Уссурийского края выехала землемерная партия для образования Морского (Лифляндского) и Гористого (Эстляндского) участков. Эстонские переселенцы продолжали прибывать и после двух массовых заездов в 1900 и 1901 гг. В 1904 году с островов Эзель, Даго и Моон приехали в Приморский край 180 эстонских семей. После новой волны миграции, последовавшей за первой русской революцией, в 1906 году была создана новая эстонская деревня Линда.
В Приморье эстонцы не только строили шхуны для каботажного плавания и работали на рыбных промыслах, но занимались также земледелием, выращивая картофель и другие овощи, из зерновых — рожь. Эстонцы разводили сады, нередко привозили с собой не только семена, но и саженцы. Многие держали скот. Однако под напором советской псевдокультуры эта миницивилизация рухнула. Народ в деревнях, основанных эстонскими переселенцами, спивается, выживая за счет воровства, незаконной вырубки леса и браконьерства».

Это лишь один пример того, как уничтожение традиционной культуры приводит к духовному краху на всей территории. Сегодня эта угроза грозит уникальной культуре и природе Алтая. Смогут ли алтайцы противостоять этой угрозе? Однозначного мнения на этот счет нет… « Если уничтожат нашу традиционную культуру, от природы Алтая ничего не останется – это можно гарантировать», - уверен директор горноалтайского национального парка «Уч Энмек» Данил Мамьев. Его поддерживают и многие московские исследователи, утверждающие, что с каждым годом Россия все ближе к духовной, а значит, и к экологической катастрофе.

Все вышесказанное в той или иной степени относится к большинству российских регионов, а уж к Приморью – стопроцентно.