Почему охотники Приморья грозят подпалить тайгу?

Охотники расчехляют ружья. В ноябре у них начнётся самый главный сезон, но уже по новым правилам. Главный вопрос для тех, кто живёт за счёт о

19:43, 22 октября 2010 Общество
6a3c57366f96de9456f9abf699ea99b6.jpg

В Приморье охотники расчехляют ружья. В ноябре у них начнётся самый главный сезон, но уже по новым правилам. Главный вопрос для тех, кто живёт за счёт охоты — новые ставки за пользование охотничьим участком. Для большинства промысловиков – это непосильные деньги. И охотники готовы решить проблему самым радикальным способом.

Каждый охотник знает - за ним тоже следят.

Охота, как образ жизни. Владимир Шаров с малых лет ходит в лес с ружьём. Личный рекорд охотника — 60 соболей за год. На участке почти в 4 тысячи гектаров выслеживать дичь помогает пёс по кличке Белка. Сегодня Шаров на пенсии, но как и в молодости? охотится, чтобы было, на что жить.

Владимир Шаров, охотник: "Бензин надо, чтобы доехать. Пенсии не хватает. За счёт тайги и выживаем".

Здесь когда-то работал леспромхоз, но его закрыли. Сегодня для жителей села Мельничное охота - чуть ли не единственная возможность заработать.

Окруженные тайгой и оторванные от больших городов, в селе Мельничное живут только тем, что найдут или поймают в лесу. Однако теперь местным жителям придётся за это заплатить. Недавнее постановление правительства установило новую плату за аренду охотничьих угодий.

Реформа вызвала в селе шквал негодования. В самом крупном охотхозяйстве "Сидатун" - так раньше называлось село – затишье перед бурей. Сегодня сюда сдают пушного зверя, кедровый орех, грибы и ягоды. В обществе состоят более ста охотников. Пользуясь тайгой, они же её и охраняют от браконьеров и пожаров. За арендуемые охотугодья организации придётся отдать 3 миллиона 600 тысяч рублей.

Олег Юшкин, председатель охотхозяйства "Сидатун": "Если мы откажемся, придут богатые дяди. Огородятся и всё. Мы-то государству платили налоги с пушнины".

У Леонида Постнева в трудовой книжке за всю жизнь всего одна запись - "охотовед района". А угодье, где он промышляет, ему досталось ещё от отца. Если не заплатит за пользование своим участком, он уйдёт на аукцион.

Леонид Постнев, охотник: "У меня считается участок мизерный — придётся заплатить 39 тысяч, а если взять больше — 80-60 тысяч. Это непомерная цена".

Владимир Шаров, охотник: "Разговаривал с охотниками Тернея, встречался с ними. Они говорят так – если у нас отберут угодья, мы подпалим тайгу. Представляете, что будет, если каждый начнёт жечь тайгу".

В охотхозяйстве Сидатун уже написали письмо президенту и краевым законодателям. Просят хотя бы уменьшить ставку. Так, в соседнем Хабаровске будут платить рубль с гектара. Приморские охотники - в 10 раз больше. В Мельничном надеются найти справедливость без применения оружия.

Источник: СЛУЖБА ИНФОРМАЦИИ ПТР [www.ptr-vlad.ru]