Что может изменить предстоящая реформа МВД?

О реформировании органов Министерства внутренних дел в России заговорили уже на уровне правительства страны. Какие первые шаги будут пред

23:06, 27 января 2010 Реклама
e8f7c4395aee80713c8c3309cf59ebb1.jpg

Современного человека нелегко чем-либо удивить. Особую роль в этом сыграла непростая финансовая ситуация последних лет, поэтому люди уже усвоили, что такое факторинг и кредитования, как скачки курсов валют влияют на рост цен. Однако за последнее время общество всколыхнул целый ряд громких преступлений, совершенных сотрудниками милиции. Начиная с бойни, учиненной майором Евсюковым, не проходит и недели, чтобы в средства массовой информации не просочилась бы информация об избиениях, ограблениях или изнасилованиях, совершенных людьми в погонах. Согласно опросам общественного мнения, уровень доверия населения к милиции сегодня ниже, чем когда-либо – естественно, учитывая только тот период нашей истории, когда подобные опросы вообще проводились, то есть, за последние двадцать лет. А тут еще и скандальные видеообращения майора Дымовского и других его коллег, рассказывающих о беспредельной коррупции в органах МВД, и жестокие избиения бойцами ОМОН участников мирных митингов оппозиции, происходящие с завидной регулярностью. Не случайно о реформе МВД заговорили на самом высоком верху.

Однако пока что шаги, которые предполагается предпринять, не очень впечатляют общественность. Например, предлагается переименовать милицию в полицию. По сути, наша милиция действительно не имеет никакого отношения к добровольным вооруженным отрядам самообороны, что, собственно, это слово и обозначает. По факту, она и есть полиция, однако как ни переименовывай, люди остаются теми же самыми, с тем же отношением к делу. Вряд ли смена названия обяжет людей работать честнее и соблюдать закон. К примеру, кредитные карты visa как ни называй, они в любом случае останутся ключом доступа к счету в банке, по всем параметрам превосходящим обычные платежные карточки.

Таким же образом удивляет общественных наблюдателей и непотопляемость министра Нургалиева. Остается только гадать, каких размеров достигают депозиты Рашида Гумаровича в политическом банке, если после стольких проколов в его епархии положение министра не только не пошатнулось, но именно ему и предлагается возглавить реформу. Собственно, он её уже проводил, если кто не помнит. И бодро отрапортовал об её успешном завершении. И именно после этого и понеслись сообщения, о которых говорилось выше. А министру – все нипочем. Теперь вот будет свое ведомство в полицию перелицовывать. Чего ожидать от этих «перемен» простым гражданам?