Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Мегаполис

Посадили зеки в зоне

Село с красивым названием Зеленовка в Спасском районе утопает в садах. Весь май здесь поочередно цвели абрикосы, сливы, груши, яблони.
Село с красивым названием Зеленовка в Спасском районе утопает в садах. Весь май здесь поочередно цвели абрикосы, сливы, груши, яблони.

И хотя уже несколько лет за ними нет ухода, они до сих пор плодоносят. Впервые за последние годы окрестные поля распахали и засадили ранними зерновыми, картофелем, теперь вот сажают сою, на очереди посадки овощей. Все это делается руками контингента УЦ 267/51 Главного управления исполнения наказаний Приморского края.

На входе в добротное, недавно отремонтированное двухэтажное здание журналистов «В» встретил дежурный офицер. И провел в кабинет начальника колонии-поселения Александра Заикина. Полковник, как радушный хозяин, широко улыбается. «Мне скрывать нечего, все расскажу и покажу. Пусть приморцы знают, как живут, работают, перевоспитываются колонисты». А меня на протяжении всего пребывания не покидало ощущение, что попал не в зону, а в коммуну. Здесь также присутствует обязательное «гражданин начальник», однако никто строем не ходит, нет обязательных для зоны автоматчиков и хриплого лая собак.

Гоп-стоп, мы подошли из-за угла

В нашей стране колонии-поселения существуют чуть ли не со времен военного коммунизма.Теперь вот щипачи принялись ухаживать за телятами и поросятами, домушники стали управлять тракторами и комбайнами, гоп-стопники собирают мед в ульях, барыги ремонтируют технику, кидалы окучивают плодоносный сад. Но это образно. А если более конкретно, то сюда отправляют людей, совершивших преступления по неосторожности, таких присылают прямо из зала суда. Или идущих по первой ходке и вставших на путь исправления. Или заслуживших этого права примерным поведением на зонах общего и строгого режима при наличии нетяжких статей. Через суд их отправляют «на выселки до окончания срока». В дальнейшем с условно-досрочным освобождением.

«Пятьдесят первая» появилась пару лет назад на базе бывшего совхоза «Зеленовский». Из некогда процветающего плодово-овощного и зернового хозяйства с мощной молочнотоварной фермой он к концу девяностых превратился в развалину. Работы не стало, люди потянулись из села в город и соседние деревни.

ГУИН предложил, а администрация Спасского района поддержала, и по решению правительства здесь появилась колония-поселение.

Гоп-стоп, ты много на себя взяла

Сейчас колонисты твердо стоят (или сидят) на земле.

- Этой весной на основе долгосрочной аренды обработали 480 гектаров земли, - с гордостью за своих «питомцев» рассказывает Александр Георгиевич. В этот момент он становится похожим не на строгого начальника колонии, а на рачительного председателя колхоза времен развитого социализма:

- Это зерновые культуры, соя, овощи, впервые посадили картофель. Поселение готово освоить в два раза больше. Сейчас ищем еще 500 гектаров свободной пашни, сенокосных угодий. За год поголовье крупного рогатого скота у нас увеличилось с 20 до 60 голов, есть уже два десятка овец. Восстанавливаем механические мастерские, планируем заняться реконструкцией зернотока.

Попутно полковник Заикин сетует на постоянно возникающие проблемы, которые связаны не с уголовщиной, а с посевами, надоями и прочими отелами:

- Техника предельно изношена. На ходу всего по три колесных и гусеничных трактора, наши умельцы по винтикам собрали два комбайна. Зато недавно получили новый комбайн китайского производства по американской лицензии. По лизингу должно прийти два современных трактора. Зерновые и сою реализуем. Сою сдаем в соседнюю исправительно-трудовую колонию, там из нее делают масло и мясо. Нынешний урожай составит не менее 300 центнеров, потому как посадка была с удобрениями.

Есть участок под клубникой. В небольших объемах растут помидоры, огурцы, кабачки, тыква и другие культуры. Колонисты собираются восстановить знаменитые сады. Уже ведутся омоложение и обрезка деревьев. Прошлой осенью даже собирали первые фрукты. Сушили их, варили варенье. Еще одно направление – это пасечное производство, две пасеки на полсотни семей. В прошедшем году накачали 1,5 тонны меда. Неподалеку есть водоем, туда уже запустили мальков сазана, сома, змееголова. В тайге контингент собирает орехи, грибы, ягоды, весной - сок березовый.

Теперь расплачиваться поздно

Срок отбывают 60 человек, средний возраст которых 30–35 лет, хотя рассчитана колония на 150 поселенцев. Отличить их от обычных селян можно только по более короткой стрижке. Блатной жаргон не особо заметен, традиционные наколки с куполами и «не забуду мать родную» есть всего у нескольких человек. Живут они в чистых больших светлых комнатах, койки, правда, в два яруса, аккуратно застелены.

Как только будет закончен ремонт дополнительного помещения для проживания, зона будет пополняться. В последнее время прибыло несколько водителей, получивших срок за серьезные ДТП, и военнослужащих, наказанных за неуставные взаимоотношения. Все они жители Приморья.

Наше посещение поселения совпало с обеденным перерывом. По деревенской улице колонисты небольшими группами возвращаются с поля в столовую.

- Мужики, насколько отличается ваше поселение от обычной зоны? - интересуюсь я.

Они с удовольствием прошли бы мимо, но поблизости стоят офицеры, поэтому один из них нехотя делится своими впечатлениями о своем пребывании здесь:

- В пределах поселения мы свободны: отпускают в сельский магазин за сигаретами или продуктами. Или можем самостоятельно, но предупредив дежурного, сбегать к ближайшим домам молочка купить. В выходной день в сопровождении старшего в тайгу можно сходить. С местными общаемся.

Журналисты проверили правдивость их слов. Возле сельсовета беседуют женщины. Интересно, опасаются ли они своих соседей?

- Раньше мы их побаивались, но когда убедились, что убийц-насильников среди них нет и зла никто не пытается причинить, стали жить мирно. Они нам помогают по хозяйству – в свободное время огород вскопать, сарай поправить, изгородь обновить, дома по ремонту или еще чего. А мы им за это сальца дадим, яиц, творожка, сметанки или пышек испечем, конфет в магазине для них купим.

Услышав наш разговор, офицеры колонии добавляют с усмешкой:

- Были попытки расплачиваться самогонкой, но руководство зоны на корню это пресекало. В последнее время пьяных и выпивших среди колонистов не наблюдаем.

Раньше хлеб сюда возили за 40 километров из соседней зоны. Сейчас есть собственная пекарня для спецконтингента. Здесь выпекают до сотни буханок вкусного хлеба (могут и больше) и даже булочки – по-домашнему. Реконструировали баню с парилкой. Есть медчасть, но болезни ограничиваются гриппом и ОРЗ. Одевают зеков за счет государства, хотя можно носить и гражданскую одежду. В общежитиях недавно новые телевизоры поставили. Свободно сюда могут приезжать родные, близкие. Для них даже собираются маленькую гостиницу справить. А пока дают возможность снимать в деревне жилье, чтобы несколько дней пожить с семьей.

Посмотри на эти звезды…

Конечно, надзор за колонистами осуществляется. Распорядок дня соблюдается строго, общежития всегда под присмотром. Личный состав колонии состоит из 30 военнослужащих и вольнонаемных. Средняя зарплата у них 2-3 тысячи рублей, что по сельским меркам совсем неплохо.

Врать не буду, кому-то из поселенцев относительная свобода вскружила голову. Были драки, но чаще выпивали по-тихому. С бузотерами вначале по-хорошему старались разобраться, наказывали. Кто не понимал, возвращался в колонии с более строгим режимом, но опять же по решению суда. За два года обратно отослали 12 человек. Серьезных преступлений не было.

Хотя… Рассказали мне местные жители одну историю. Трагическую и романтическую одновременно, впору «мыльную оперу» снимать. Местная жительница при муже и с двумя маленькими детьми полюбила одного поселенца. Встречались тайком. Пока супруг не заподозрил. И тогда, спасаясь от праведного гнева мужа-рогоносца, парень решил бежать из колонии. Это, кстати, всего один побег в истории «51-й». Так вот женщина, забыв обо всем на свете, рванула вместе с ним. Бросила детишек, а муж сам уехал из деревни. Нашли их в Читинской области. Ему - новый срок да старый прибавили, в общем, не скоро теперь на свободе окажется. А она помыкалась и вернулась в родную Зеленовку. Причем беременной третьим ребенком от любимого, но далеко сидящего. Местный женсовет помог ей вернуть малышей из детского дома, а теперь вот помогает накормить да воспитать троих детишек.

Автор : Николай КУТЕНКИХ, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), «Владивосток»

В этом номере:
Чтобы автобус не старел, а резина не лысела

В апреле-мае по инициативе краевой администрации Ространсинспекция совместно с приморской ГИБДД основательно проверили деятельность предприятий, занимающихся междугородными пассажирскими автоперевозками. От бдительных инспекторских глаз не ушли серьезные нарушения, допущенные рядом фирм (ЧП Крючков, ВПОПАТ-1, отдельные подразделения ОАО «Приморавтотранс»).

А судьи кто?

Депутаты законодательного собрания Приморья приняли список представляемых на утверждение президентом РФ кандидатур для назначения председателей и судей районных и городских судов Приморского края.

Почему же так стыдно?..

День защиты детей. В этих словах мне мерещится некий абсурд. Все равно, что говорить: вода мокрая, а воздух прозрачный. Ясно по определению: в защите нуждаются самые беззащитные – малыши, старики и инвалиды.

Даешь последний окурок!

Сегодня вся прогрессивная (и не очень) общественность по-разному отмечает Всемирный день без табака. Одни, по пагубной привычке, с сигаретой в зубах, но с намерением бросить «завтра». Другие, хочется верить, затушив свой Последний Окурок. Журналисты газеты «Владивосток» провели небольшой блицопрос в курящих кругах краевого бомонда: откажется ли имярек хотя бы сегодня от дымопускания?

Владивосток у России - первый

В последнее время Владивосток фигурировал в отечественных СМИ как один из самых скандальных и неблагополучных городов России. Теперь у него появился шанс стать всемирно известным, но отнюдь не из-за своей скандальности.

Последние номера