Эксперт: стратегии развития Владивостока не хватает промышленности

Инициативу проявил и.о. главы Владивостока Константин Шестаков

5:17, 28 июня 2021 Интервью
IMG_5706 (1).jpg
Фото: Предоставлено РИА VladNews автором

На одной из своих первых встреч с журналистами в качестве и.о. мэра Константин Шестаков заявил о планах разработки программы совершенствования Владивостока на ближайшие пять лет. По его словам, уже сформулированы приоритетные направления – это развитие человеческого капитала, экономики, общественных пространств и комфортной городской среды.

Что собой представляет программа развития города и по каким параметрам она должна вписываться в общую стратегию развития региона? Что лучше: создать новую программу или актуализировать уже существующую? И кто вообще должен ее разрабатывать?

Об этом в эфире радио «Лемма» рассказала директор Приморского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Марина Соколова. Ранее, с 2015-го по 2019 год, она возглавляла управление экономики и развития предпринимательства администрации Владивостока, отвечала за разработку стратегии социально-экономического развития города.

– Что собой представляют стратегия и программа развития города?

– Это качественно разные документы, программа развития входит в состав стратегии. В 2014 году был принят Федеральный закон № 172, который четко определил: стратегия – это документ стратегического планирования.

– Можно ли развивать город только по одному направлению, не охватывая все сразу?

– Я думаю, во Владивостоке такого не получится. Нужно понимать, что город сам по себе не существует, он встроен в единую сложную систему правовых, экономических и государственных отношений. В самом начале подготовки стратегии мы понимаем, что все наши движения должны быть связаны с направлением развития на федеральном уровне. Иногда мы можем с ними не соглашаться. Однако мы должны принять к сведению тот факт, что существует 37 отраслевых стратегий развития Российской Федерации, которые должны быть продублированы и на муниципальном уровне. Например, стратегия Национальной безопасности РФ. В ней впервые муниципалитеты были признаны равноправными участниками стратегического планирования наряду с органами госуправления. Только в 5 из 37 стратегий существуют полномочия для муниципалитетов. Таким образом, процесс введения муниципалитетов в общую систему стратегического развития весьма невелик. В стратегию Национальной безопасности РФ вложено очень много интересного. Муниципалитеты совместно с органами государственной власти обязаны реализовывать социально-экономическую политику, обеспечивающую макроэкономическую стабильность.

– Для чего нужны макроэкономические рамки?

– Приведу простой пример. В 2016 году мы делали прогноз развития Владивостока на период до 2030 года. Приморская столица производит определенный объем валового муниципального продукта (ВМП). И, прослеживая динамику выпуска ВМП, мы можем говорить о реальном экономическом росте. Так вот, в 2016 году ВМП составил 106 миллиардов рублей. Для города это немного. При этом мы выявили диспропорцию развития разных отраслей во Владивостоке. В общем объеме ВМП города 63 % дает торговля, 16 % – промышленность. И это огромный разрыв. Другие виды экономики, такие как рыболовство, общественное питание, гостиничный бизнес, услуги образования, набрали от 1 % до 2 %. Это очень мало. Для устойчивого экономического роста пропорции в экономике должны быть гармоничны. Мы должны учитывать все эти показатели при стратегическом планировании.

– Как муниципалитеты могут повлиять на эти экономические показатели?

– Органы местного самоуправления не могут прямым образом повлиять на эти показатели. Есть только два способа: налоги и инвестиции. Налоги затрагивать мы также не можем. Значит, остаются капитальные вложения. Именно такие, что идут на развитие бизнеса, а не покрытие издержек. Например, инвестиции в инфраструктуру могут генерировать конкретный, посчитанный в рублях экономический результат. Тут будет уместно вспомнить проект Владивостокской кольцевой автодороги (ВКАД), в рамках которой предполагалось привлечение прямых иностранных инвестиций, уже даже велись переговоры с китайской стороной. В последнем варианте проекта были представлены новые архитектурные решения, которые не ухудшали облик Владивостока. Мэр прислушался к предложениям и возражениям жителей города. Реализация ВКАД в комплексе с общим развитием транспортной инфраструктуры Приморья позволила бы снизить нагрузку на городские улицы и открыть перспективы для развития общественного транспорта.

Более того, на I Восточном экономическом форуме этот проект выносился в рамках приоритетного. Китай проявил интерес к строительству Владивостокской кольцевой автодороги и моста через Амурский залив на полуостров Песчаный, который бы соединил Россию с КНР и позволил бы максимально активизировать сотрудничество приграничных территорий двух государств.

Нужно всегда учитывать историю вопроса, у чиновников появляется желание сделать все заново. Чаще же всего есть бэкграунд, серьезные разработки, в которые нужно вникнуть. Повторяю, что только благодаря такой кропотливой работе можно составить адекватный план развития территории.

– Согласны ли вы с инициативой о создании новой программы социально-экономического развития Владивостока на ближайшие 5-7 лет?

– Начну, наверное, с «нет». В 2015 году мэрия заказала актуализацию стратегии социально-экономического развития Владивостока до 2030 года. Победителем конкурса стал ДВФУ. Эта работа принята администрацией города по суду, так как в рамках контракта мы ее не смогли принять, поскольку качество работы не отвечало требованиям. Суд обязал мэрию работу принять и заплатить за ее выполнение, а это 17 миллионов рублей – немаленькая сумма для бюджета города. При этом действующее законодательство запрещает формировать программу силами муниципальных служащих. На мой взгляд, следует переработать существующую программу и утвердить на заседании городской думы. Необходимо также привлекать в эту работу Совет стратегического развития при администрации Владивостока.

Теперь о целесообразности инициативы написания или обновления стратегии развития. К тому времени – к 2015 году – случилось много ключевых событий как регионального, так и федерального уровня, которые мы должны были отразить в стратегии развития. И сейчас также нужен существенно новый документ, который бы отразил современные реалии, особенно в условиях всемирной пандемии.

– Может ли стратегия развития корректироваться?

– Конечно, любая стратегия подлежит актуализации. Это документ, описывающий текущее функционирование города. Согласно Федеральной стратегии пространственного развития РФ Владивосток является приоритетной геостратегической территорией. Это значит, что город обеспечивает социально-экономическую и национальную безопасность Российской Федерации. Во-первых, во Владивостоке должен действовать специальный режим хозяйствования. Во-вторых, на территории острова Русского должен быть создан инновационный технологический центр. Этот момент необходимо обязательно учесть в новой стратегии.

– Что, по вашему мнению, должно быть в новом плане развития?

– На мой взгляд, это акцент на развитие промышленности, инновации, формирование благожелательного инвестиционного климата и, конечно же, благоустройство общественных зон и пространств. К сожалению, Владивосток за последние три года изменился в худшую сторону. Нет конкретного количества направлений, по которым нужно работать, в этом случае важен результат.