Жизнь в психушке – это не кино: что скрывают стены учреждений Приморья

Свежий воздух и гречневая каша только в мечтах пациентов психиатрических лечебных учреждений

14:31, 3 июня 2021 Общество
Безымянный.jpg
Фото: pixabay.com

Плохое питание, отсутствие специального оборудования для инвалидов, приватности в туалетах и душевых, скученность и духота в палатах, эти, а также другие нарушения зафиксировали члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) во время обследований психиатрических лечебных и одного экспертного учреждения Приморского края. В рейдах участвовал корреспондент РИА VladNews Сергей Кожин.

Попасть в «дурку» просто. Выйти – почти нереально

Сегодня в Приморье работают четыре психиатрических больницы: во Владивостоке, Спасске-Дальнем, Дальнегорске, селе Заречное Уссурийского района. В Лесозаводске функционирует филиал Спасской психбольницы, в Находке - филиал ГБУЗ «Краевая клиническая психиатрическая больница». Для граждан, далеких от здравоохранения, правоохранительной или судебной системы, эти учреждения, а также все, что с ними связано, — «терра инкогнито». У обывателей психиатрические больницы чаще всего ассоциируются с кадрами из знаменитой кинокомедии Леонида Гайдая «Кавказская пленница», где главный герой фильма Шурик попадает в «психушку» после чрезмерного употребления алкоголя.

Камера оператора показывает зрителям главного врача и медперсонал в белоснежных халатах просторный, светлый, почти стерильный коридор психбольницы, а также уютный дворик для прогулок. В реальности коридоры, палаты, душевые и санузлы в психиатрических учреждениях Приморья далеки от киношных, как и условия содержания пациентов. А мест для отдыха под открытым небом во многих психиатрических стационарах и вовсе нет.

Кроме того, в психбольницах и экспертных учреждениях содержатся не только алкоголики или душевнобольные пациенты, но также призывники, направленные на обследование медицинскими комиссиями военкоматов. Или подследственные, «откомандированные» по решению суда для установления их вменяемости в момент совершения тяжкого преступления. Например, убийства или изнасилования.

При этом, по словам координатора ОНК по Приморскому краю Владимира Найдина, люди, попавшие в психушку по решению суда, могут находиться здесь годами. Их не информируют, когда закончится обследование. Как правило, суды не спешат выпускать пациентов, по их мнению, опасных для общества, даже для отбытия наказания в колонии. Хотя по всем признакам и по мнению медицины эти люди могут отвечать перед законом за свои злодеяния.

Туалеты за стеклом – это нормально?

Общая проблема, которая роднит все психиатрические больницы края, это крайняя стесненность помещений, в том числе рекреаций для отдыха и больничных палат. В большинстве учреждений на одного больного в палате приходится около 1,8-2 квадратных метра, при норме 5 м2 – на взрослого пациента и 7 м2 – на несовершеннолетнего. Из-за тесноты нет возможности поставить тумбочки рядом с кроватями. То есть, у больных, какие бы они не были, отсутствует личное пространство. В экспертном отделении находчивые пациенты сооружают табуреты из книг либо заменяют перевернутыми бочками для воды.    

В  психбольнице в посёлке Заречное  у женщин нет уголка отдыха. Они вынуждены ютится в коридоре

Также практически во всех больницах нет отдельных помещений для бесед пациентов с адвокатами, сотрудниками госбюро, членами ОНК. Встречи происходят в ординаторских или в комнатах медсестер, зачастую, в присутствии посторонних. А куда медперсоналу деваться, если другого помещения нет.     

Для нормальных людей эти нюансы наверняка покажутся дикостью, но во многих психиатрических больницах душевые и так называемые «бани», нуждаются в капитальном ремонте. Во многих душевых, комнатах для умывания и туалетах нет вспомогательных приспособлений для больных инвалидов 1 и 2 группы с нарушением опорно-двигательного аппарата. Это хорошо видно на фото.

И это называется приватный туалет в экспертном отделении в Уссурийске.

В большинстве туалетов и душевых комнатах нет приватности. Унитазы, чаши Генуя и душевые колонки либо не отделены друг от друга перегородками, либо в эти помещения нет входных дверей. В психбольнице в селе Заречное двери в туалет вообще стеклянные! То есть, помещение на четыре унитаза полностью просматривается из коридора. Персонал больницы уверяет, что так им удобнее следить за пациентами, чтобы их подопечные что-нибудь не сотворили, например, не наложили на себя руки или не порезали друг друга. Как говорится, им виднее.   

Чаша Генуя и рядом умывальник — это нарушение правил санитарии  

Туалет за стеклом в психбольнице села Заречное 

Но более всего поразил членов ОНК гендернонейтральный сортир в психиатрической больнице в городе Лесозаводске. Здесь мужчины и женщины справляют нужду, как в Швеции, в одном клозете, но в отдельных кабинках, за дверями в половину роста человека.

Из чего сделаны котлеты? Это загадка

В данной ситуации нет смысла обвинять медперсонал психиатрических лечебных учреждений в негуманности или бесчеловечности. Медики здесь ни при делах. Все здания ныне действующих в крае психбольниц и экспертного учреждения строились во времена СССР, когда существовали другие строительные требования и нормативы. Чтобы их привести в соответствие к современным стандартам, нужны большие средства, которых у министерства здравоохранения Приморья нет. И вряд ли когда будут. Изыскать бы на ремонт.

К примеру, часть пациентов переполненной психбольницы в Находке могли бы переселиться за 40 км, в поселок Южно-Морской, где в 5-этажной поликлинике есть пустующий этаж. Надо только его отремонтировать. Это мечта главного врача психиатрической больницы Валерия Грака. Но на ремонт нет денег. Поэтому психически больные вынуждены тесниться в палатах, как сельди в бочке.

Главный врач Находкинской психбольницы Валерий Грак (в центре) и члены ОНК Владимир Найдин (слева) и Денни Дженжера  

В психиатрической больнице в Дальнегорске тоже не разгуляешься, ни в тесном коридоре, ни на улице, куда больных не пускают из-за пандемии COVID-19. Но, по словам медперсонала, это временные трудности, до той поры, когда закончится пандемия. После чего пациенты вернутся в свои родные пенаты, в отдельно стоящее здание, откуда их выселили для организации «ковидного» госпиталя. Зато здесь в холле есть большой телевизор, о чем некотрые психбольницы могут только мечтать.

Телевизор — любимое развлечение больных психбольницы в Дальнегорске

В Дальнегорске основная проблема – плохое питание больных. Как рассказала корреспонденту РИА VladNews заведующая психиатрическим отделением Валерия Крашенинникова, в больнице нет кухни. Питание поставляет по контракту ИП Роговая, кафе «Бриз». Подрядчик, в основном, привозит полуфабрикаты, например, котлеты. Из какого фарша они сделаны, и что в них добавлено, поставщик не сообщает. Кусковое мясо и курицу здесь давно не видели. Гречка и рис в меню больных появляются только по большим праздникам.   

- Раньше у нас был другой подрядчик ИП Луцук. Он привозил мясо, курицу, яйцо, масло и сыр на завтрак. Сейчас этого нет. Мы уже предъявляли претензии ИП Роговой, но она не реагирует. А других подрядчиков, кто бы работал с больницами, в городе нет. Если мы от нее откажемся, то кто тогда будет кормить наших больных, - сетует Валерия Алексеевна.

В завершении репортажа, необходимо сделать акцент на экспертном отделении в городе Уссурийске, где стены расписаны запрещенной в России символикой АУЕ. И персонал не обращает на это внимание. По словам здешних пациентов, у них нет возможности купить сигареты и продукты, чтобы дополнить скудное меню, кроме того, сообщить родным свое место нахождение. А вы как хотели? Психбольница и экспертное учреждение – это не санаторий.

Сергей КОЖИН

Фото автора