Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Культурный слой

Быть, а не казаться!

Лев, который понял жизнь
Быть, а не казаться!
Лев Прыгунов во Владивосток приехал второй раз за 50 лет. Он стал гостем 7-й биеннале визуальных искусств и кинофестиваля «Меридианы Тихого». А в первый раз был в нашем городе совсем еще юным – первокурсником Ленинградского института театра, музыки и кинематографии… Сердце Баневура – Это была акция комсомола, – рассказывает Лев Георгиевич. – Из нас, первокурсников ВГИКа, ГИТИСа и так далее, составили творческую группу, которая называлась «Студенты творческих вузов Москвы и Ленинграда – Камчатке!». И мы жили в гостинице «Золотой Рог». – Подождите, подождите, а как же фильм «Сердце Бонивура»? – А вот так, – смеется знаменитый актер, любимец публики. – Это типичное для советского времени мифотворчество. «Сердце Бонивура» снималось в Карпатах, во Владивосток актеров не привозили. Фильм про Бонивура-Баневура снят по книге писателя Нагишкина. А я был хорошо знаком с его дочкой, Ирой, мы много с ней говорили. И она с хохотом рассказывала, что отцу дали задание – написать что-то героическое о Гражданской войне на Дальнем Востоке. Он рылся в архивах, нашел разок упомянутое имя – Баневур. Ему понравилось, он переделал имя в Бонивура и просто придумал все остальное. А когда вышли книга и фильм по книге, то вдруг в Приморье и могила Баневура нашлась, и куча его родственников отыскалась, друзей… Даже дети выдуманного Нагишкиным коммуниста Топоркова вдруг обнаружились и стали рассказывать, какой герой был их отец. Мифотворчество! Все так придуманы – и Чапаев, и Щорс, и Зоя Космодемьянская… Вообще посмотрите советские фильмы о героях, которые обязательно умирают в финале, и сравните их с американскими, к примеру, лентами, в которых герой, пройдя миллион трудностей, побеждает врагов! Страна, пропахшая смертью Вот так, начавшись с невинного вроде бы вопроса о фильме про героя Гражданской войны, наш разговор с Львом Прыгуновым стал то и дело приобретать острый политический оттенок. Впрочем, Лев Георгиевич и не скрывал никогда своих взглядов. – Сегодняшний Владивосток вам понравился? – Я думал, что будет страшнее, до нас, знаете ли, доходили какие-то апокалиптические слухи. А на самом деле – все совсем не так. Это вообще свойственно современной России, у нас народ живет двойственной жизнью. Реальной жизни не видит, живет какими-то представлениями, которые черпает в желтых СМИ, в Интернете. И получается два совершенно разных мира. Люди сами себя обманывают. Меня потрясает, как себя обманывают молодые люди. Я даже понимаю, почему они так делают, потому что ничего не помнят и не хотят знать историю не только современной России, но даже Советского Союза – порылись бы, почитали в книжках, что там происходило! Молодые люди – не все, но очень многие – убеждены, что советское время – это был рай. Потому что смотрят фильмы того времени и думают, что так оно и было, что это документальные съемки. Но я-то проработал в советском кино уже 50 лет. Я прожил в здравом уме и твердой памяти огромную часть жизни в СССР. Я родился до войны и помню себя с трех лет. Помню войну, чудовищные послевоенные годы, о которых тоже ходят какие-то чудовищные представления, как там было светло и сытно. Молодые люди – и даже более солидные! – не понимают, как ни странно, что Россия за тысячи лет не жила так хорошо, как в последние 30 лет! Достаточно почитать Платонова, историю гражданских войн и революции, чтобы понять это. Ленин, устроив чудовищный переворот, только за год погубил полтора миллиона человек, только в один год! А дальше?! Волосы дыбом встают, если начинаешь копаться, читать… Но люди не хотят. Они вбили себе в голову, что все это выдумали демократы какие-то. Что за чушь! Сколько есть замечательных документов! Я сейчас дома читаю книгу, называется «СЛОН, или Соловецкий лагерь особого назначения». Я могу ее читать только утром, если на ночь прочту хоть страничку, бессонница мне обеспечена. Это пострашнее любого Освенцима! Фашистские лагеря были фабрикой, а здесь работала свора садистов, которым их работа доставляла удовольствие! Слово «благородный» для них было поводом расстрелять человека. С 1913 года, когда началась Первая мировая, Россия стремительно теряла генофонд. Лучшие, самые смелые и благородные, чистые духом, погибли на ней. Потом началась Гражданская война, где всех косили, потом Сталин с Троцким стравили крестьян с рабочими, и одни пошли на других, затем начался сталинский террор, когда слоями снимали. А перед самой войной Сталин обезглавил армию. Я был в ужасе, когда перед юбилеем Победы Сталина попытались было вознести на щит, мол, если бы не он, то… А он боялся армии и целенаправленно ее уничтожал! Спасибо Ельцину, который сделал общедоступными документы закрытого подольского архива, их можно читать – и понимать, что творилось на самом деле! Ведь волосы дыбом встают! Молодежь не знает, что такое километровые очереди за всем подряд, за любой мелочью. Помню, снимался в ГДР и в свободное время бегал там по хозяйственным магазинам и закупал, закупал все подряд, а продавцы изумлялись: у вас что, этого нет? И не верили, что нет. Помню, когда я впервые зашел в «Икею», меня просто захлестнули эмоции, у меня был приступ ярости. 75 лет народ был обделен самой простой эстетикой жизни… Мне безумно нравится сегодняшняя Россия, я много езжу и от восторга просто дар речи теряю. Каждый город начинает жить своей жизнью, без постоянной оглядки на Москву! Молодежь становится патриотом своего города. Две недели назад я был в Екатеринбурге. Я в советское время там пару раз снимался. Более омерзительного города просто не было в СССР – грязный, гадкий, проклятый! Сейчас – не узнать, сказочный город. И это не единичный пример. Я ездил в Ульяновск, с ужасом ехал: родина Ленина, все такое… А там этим ужасным человеком и не пахнет уже, люди называют свой город Симбирском! Вообще этот труп, который лежит в центре страны, давно пора зарыть, он отравляет нас трупным ядом. Страна, пропахшая смертью! Весь ужас и горесть русского человека – в рабстве. У нас все – рабы, всех нормальных покосили давным-давно. И наше рабство заключается в том, что все хочется сразу и сейчас, что смотрят не на свою жизнь, а на чужую, и завидуют. Еще один признак рабства – воровство. Благородный, свободный человек никогда не будет воровать, врать. Ворует, врет только раб. Если ты украл и знаешь это, скажи себе прямо: я – мерзкий раб, и неважно, сколько ты украл, копейку или миллиард. Как бы в этот момент ты себя ни обманывал, твоя самоидентификация падает до нуля. Сейчас в России появляются люди, которые не крадут, их пока очень мало, но они есть. И это радость! Еще одна вещь, которая меня радует, – это Интернет. Ведь раньше никто пикнуть не мог! А сейчас ничего не скроешь, и это счастье. Мы становимся частью нормального мира. И те, кто сегодня мечтает задушить свободу слова, по мере возможности стараясь это сделать, они все же понимают, что повторить 37-й год не удастся. У нас в Алма-Ате, когда я был совсем еще ребенком, произошло событие, которое я запомнил на всю жизнь. Это был 1951 год, мне было 12 лет. В соседней мужской школе был такой мальчик, Роберт, сын репрессированного, расстрелянного генерала, а его с матерью сослали в наш город. Она была прекрасным врачом и лечила от гонореи и сифилиса все местное начальство, в том числе милицейское, гэбэшное. А Роберт был любимцем школы – и умница, и отличник, и красавец, 16 лет ему было, ну всегда в каждой школе есть такой вот парень, которого все любят. И вот однажды в дом к Роберту и его маме пришли. Ночью. Она сразу поняла: это за сыном. Причем пришли пациенты этой женщины, те, кого она лечила, – начальник-гэбист и пара милиционеров. Роберт сказал: подожди минутку, мама. Достал пистолет – а оружия тогда в стране полно было, поставил на входе в комнату стол, выключил свет, включил свет в прихожей. Мать открыла дверь. Первым выстрелом Роберт уложил гэбиста, вторым – одного из милиционеров. Затем оставшийся его застрелил. Это был единственный случай сопротивления, все остальные сидели с узелками и ждали, когда за ними придут. Если бы сопротивлялись вот так чаще, кто знает, как пошла бы жизнь. И сегодняшние мечтатели вернуть «светлое сталинское прошлое» понимают, что не получится спокойно брать людей, что будет сопротивление. Это радует, что появляется Навальный, например, что молодые люди сегодня все понимают, что настоящих патриотов больше и хороших людей все-таки больше. Мастер-класс по человечности – На днях у вас была творческая встреча в доме отдыха «Седанка»… – Это с детишками? О, было великолепно! Я от современных детей прихожу в дикий восторг! Они раскованные, они слушают как никогда. Я еще во времена «Артека» понял, как надо общаться с детьми. Меня туда пригласили и сказали: «Проведите мастер-класс «Как стать актером». А я сказал детям: «Давайте лучше проведем мастер-класс «Как стать человеком». И стал рассказывать о жизни и смерти, о тайнах бытия, о восточной философии, Евангелии и притчах. Они слушали с восторгом! Они впитывали как губка, а потом сказали: никогда подобного не слышали. Вот и в доме отдыха я говорил примерно о том же, читал детские стихи замечательного питерского поэта Олега Григорьева. Помню, когда я жил еще в Алма-Ате, в юности, у нас каждый день танцы на главной танцплощадке города заканчивались дракой и поножовщиной. Каждый день! В СССР! Почему об этом никто не помнит? А сколько было оружия в свободном доступе! У нас в мужской школе, когда я еще первоклашкой был, восьмиклассники прямо во время урока стали стрелять друг в друга из пистолетов! Просто об этом старательно молчали. – Вы смотрите современное российское кино? – Я так отвечу: я безумно люблю работать в кино, терпеть не могу его смотреть, особенно те фильмы, в которых сам снимался. Современное российское кино смотрю редко, но то, что видел, мне нравится. Вот на фестивале я посмотрел «Небесный суд» Алены Званцовой. Очень мне фильм понравился. На «Меридианах Тихого», знаете, какая самая большая проблема? Столько интересных мероприятий, столько событий, а ведь еще и биеннале, что на кино времени не остается. А культурная программа… Какие прекрасные выставки – Лесли Вудхеда, к примеру. Ведь это музыка моей молодости! Помню, как вся Москва мне завидовала, потому что, случайно забежав в комиссионку, я купил сданные каким-то иностранцем мини-пластинки, целую коробку синглов, среди которых были первые песни «Роллинг Стоунз», «Битлз»! Это была сказочная удача! У меня был жуткий советский проигрыватель, но с замечательной корундовой иглой. – У вас такой потрясающий жизненный настрой, такая позитивная энергия… – Самое главное в существовании – это энергия. Если у тебя нет твоей собственной энергии, ты не можешь быть ни актером, ни писателем, ни вообще творческим человеком. У китайцев есть мысль о том, что человек – просто сгусток нескольких видов энергии. Самая низкая энергия – ли, физическая энергия, дальше идет ти – тонкая энергия, а затем – шэнь, божественная энергия, без которой человек жить вообще не может. И самое большое преступление коммунистов против народа состоит в том, что они лишили людей тонкой и божественной энергии, отключили ее на 75 лет. 250 миллионов человек были лишены Библии, Евангелия, это чудовищно! Людям в головы вбивали злобу, подозрительность, бред, ненависть, зависть. Это самое страшное преступление. Нас научили лицемерить! Сколько сейчас людей, которые хотят казаться, а не быть! Особенно среди богатых, облеченных властью. Для них невозможно быть. И человек, который в состоянии быть, а не казаться, им страшен, он их враг. Вот она, национальная идея, которую все так ищут и найти не могут, потому что к идеологии, как к днищу корабля, прилипает все самое грязное и мерзкое. Я считаю, что лозунгом для современной молодежи должно стать: «Быть, а не казаться!».

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ.

В этом номере:
Шанс для Димы Тимченко
Шанс для Димы Тимченко

«Кто виноват, что наши дети погибают?» – вопрос, важнее которого в России нет

Я сегодня очень-очень жилкомхозом озабочен
Я сегодня очень-очень жилкомхозом озабочен

Только пооперативней надо, а то, не ровен час, слиняют с деньгами фирмы в неизвестном направлении, как это сделал бывший директор ООО «Первомайская управляющяя компания-2»…

Последний улов
Последний улов

Бандиты идут под суд, но спокойнее жить не становится

Прокурор и шаурма
Прокурор и шаурма

Во Владивостоке резко возросло количество самовольно установленных строений

Чей будешь, Дальний Восток?
Чей будешь, Дальний Восток?

Федеральные власти толкают народ в спину с российских окраин

Последние номера
газета
газета
газета