Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Среда обитания

Морской бой

Как одинокая мать борется с флотскими чиновниками
Морской бой
Как одинокая мать борется с флотскими чиновниками. Мы живем в удивительной стране – это факт. Как говорил Жванецкий: «У нас чего только может не быть! У нас всего может не быть! У нас чего только не захочешь, того может и не быть!» Наверное, только в нашей стране (ну или еще в прочих отпочковавшихся от СССР) громко принимают законы, наделяя людей правами и льготами, а потом втихушку дописывают к ним пояснения и разъяснения… И потенциальные обладатели прав и льгот вдруг обнаруживают, что выцарапать положенное по закону из пасти государства можно, но только ценой мучительных тяжб и миллиардов нервных клеток. Любовная лодка… Мальчик Даня, живущий во Владивостоке уже почти 11 лет, и не знает, что уже год и девять месяцев его мама воюет с Тихоокеанским флотом, пытаясь из горла флотских чинуш вырвать то, что Дане положено по закону. И, замечу, воюет, как раньше говорили, с переменным успехом. Елена Рыбалова и офицер ТОФ Сергей Коломоец полюбили друг друга и стали жить вместе в 1998 году. У Сергея была сложная семейная и жизненная ситуация, но, как говорится, к делу это отношения не имеет. Через год им выделили комнату в общежитии воинской части 25030, где они и жили вместе. В 2000 году родился Даниил, сына Сергей признал и установил отцовство. - Сергей постоянно говорил и мне, и в компаниях, - вспоминает Елена, - что он признан нуждающимся в улучшении жилищных условий, что стоит в очереди на жилье, что обязательно его получит. С 2003 года по решению Ленинского суда финансовая служба части, в которой Сергей проходил службу, выплачивала Елене алименты на содержание сына. В том же году Елена впервые обратилась к начальнику управления воспитательной работы ТОФ, непосредственному начальнику гражданского мужа, с просьбой внести в личное дело Сергея данные о сыне. - Ответа на это письменное обращение, - говорит Елена Рыбалова, - я не получила, но была уверена, что все сделано, ведь флот же, армейская точность, порядочность, то да се… Окончательно гражданский брак Елены и Серге я распался в 2006 году. Тогда же Сергей сообщил, что заявления не писал и, следовательно, данные о сыне не внесены в его личное дело. - Я опять обратилась письменно к начальнику управления воспитательной работы ТОФ, - говорит Елена, - с той же просьбой. И опять не получила никакого ответа. А в марте 2006 года мы получили известие, что общежитие, в котором жили я и Даня, флот списывает, здание идет под снос. И мы фактически оказались на улице. Я пошла на прием к заместителю командующего ТОФ – начальнику управления по воспитательной работе. Тогда я не знала, что по закону ребенок, являясь членом семьи военнослужащего, имеет право на жилое помещение. А заместитель командующего ничего по этому поводу мне не сказал, просто констатировал: ничем помочь не могу. И это при том, что я тоже работаю в структуре флота. Так я и ушла ни с чем. Стала снимать жилье – как правило, комнату с подселением. Так мы с Даней и жили… Хождения по мукам В 2009 году Сергей Коломоец скончался, будучи офицером флота, от заболевания, полученного в период военной службы. Маленький Даня лишился отца, а Елена – какой бы то ни было помощи в воспитании сына. Оставалось надеяться только на себя. А потом один офицер – имя его Елена просила не называть, этот честный человек боится навлечь на себя громы и молнии флотского начальства за то, что поступил, как положено человеку и офицеру, - сказал Елене: «А ты знаешь, что положено Даниилу по утере отца? Пенсия, выплаты страховые и жилье». Вот так начались хождения Елены Рыбаловой по мукам. Первые полгода, с октября 2009 года до мая 2010-го, по словам Елены, ушли на то, чтобы заставить командование части, в которой служил Сергей, вообще начать шевелиться: оформлять документы, по которым Даниил будет получать пенсию за отца. Несколько месяцев Елена получала отписки от командования, в которых оно сначала уверяло женщину, что вообще не должно этим заниматься, а потом требовало предоставить справки из личного дела Сергея, к которому у Елены априори доступа не было. - Было совершенно четкое чувство, - рассказывает Елена, - что меня просто решили взять измором, надеясь, что мне надоест и я перестану бороться. Передо мной лежит феерический документ – один из ответов командования части Елене Рыбаловой. Последний его абзац – чудо крючкотворства: «В соответствии с п. 5 ст. 11 федерального закона № 59-ФЗ от 02.05.06 «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» мною принято решение о прекращении переписки с Вами по указанному вопросу, о чем официально Вас уведомляю». Восхитительно, не правда ли? В былые времена офицер, сказавший даме: «Мадам, вы меня достали, и не пойти бы вам на…», мог и по лицу получить, а во времена нынешние он это делает спокойно, опираясь на пункты закона. - И только после вмешательства прокуратуры ТОФ, - говорит Елена Рыбалова, - началось движение бумаг, в результате нам удалось добиться и назначения пенсии, и страховых выплат, которые, замечу, переведены на счет Дани, и я к ним притронуться не могу. Но главный вопрос – о предоставлении жилья ребенку офицера ТОФ, умершему во время прохождения службы, – с места не сдвинулся ни на йоту. Елена кому только не писала письма и жалобы – флотское командование твердо решило, что Даня Коломоец своего угла иметь не должен, во всяком случае, из зубов флота он ни метра не урвет. Родился? Живи, не мешай серьезным людям повышать обороноспособность. На флоте и не такое бывает! В 2010 году, исчерпав все мирные способы решения вопроса, Елена Рыбалова обратилась к юристу и в целях защиты интересов несовершеннолетнего сына подала на командование ТОФ в суд с требованием предоставить Дане положенное по закону жилье. Юрист Елены поначалу был уверен в спокойном решении вопроса, ведь на их стороне стоит не просто закон «О статусе военнослужащих», но и постановление правительства РФ «Об усилении социальной защиты членов семей погибших (умерших) военнослужащих и сотрудников федеральных органов исполнительной власти». Приводим его текст целиком. На всякий случай. «В целях повышения уровня социальной защиты членов семей погибших (умерших) военнослужащих и сотрудников федеральных органов исполнительной власти Правительство Российской Федерации постановляет: Министерству обороны Российской Федерации, другим федеральным органам исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная служба, Федеральной службе исполнения наказаний, Федеральной таможенной службе и Федеральной службе Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков предоставлять нуждающимся в улучшении жилищных условий членам семей военнослужащих, проходивших военную службу по контракту, сотрудников органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенных органов и органов налоговой полиции, погибших (умерших) в период прохождения военной службы (службы), жилые помещения во внеочередном порядке на основании и условиях, предусмотренных законодательством Российской Федерации и имевших место на момент гибели (смерти) военнослужащего (сотрудника). Председатель правительства Российской Федерации М. КАСЬЯНОВ». Так вот теперь, уважаемый читатель, внимательно перечитайте самое начало статьи. И угадайте, сколько судов уже прошла Елена Рыбалова и сколько из них ей удалось выиграть? Вот то-то же. Ленинский районный суд уже во второй раз (после возвращения дела краевым судом) рассматривает дело и уже второй раз принимает решение не удовлетворять исковые требования. Почему? А вот тут-то начинается самое интересное. Для начала ответчики из командования ТОФ стали доказывать, приводя хитроумные расчеты, что Сергей Коломоец не нуждался в улучшении жилищных условий и на очереди не стоял. То есть стоял, но потом перестал стоять, то есть не перестал, но как бы из нее выбыл, в общем – не нуждался, и все. И ему, между прочим, даже письменное уведомление вручали – на подпись! – что он более в очереди не стоит. А где же тогда этот документ? А уничтожен за давностью лет! Но был, был, богом клянемся, говорили ответчики, и суд, наш добрый, человечный суд, им верил. Кроме того, оказывается, закон – это так, тьфу. А к закону умные дяденьки из Минобороны добавили подзаконные акты – и вот на их-то основании и выясняется, что Даниил Коломоец должен жить где придется, а героический флот ребенку ничего не должен. Постановления об отказе в удовлетворении иска читать – ну просто удовольствие. Ответчики, а с ними и суд, в качестве «весомых» доказательств принимают, к примеру, такой пассаж: «установлено, что несовершеннолетний Коломоец Даниил проживал с момента рождения со своей матерью Рыбаловой Е. Г., что Коломоец С. Л. не проживал и не собирался проживать совместно с Рыбаловой Е.Г и их несовершеннолетним сыном». По сути, суд собрал сплетни и принял их во внимание. А вот показания свидетелей о том, что Сергей Коломоец всегда считал себя стоящим в очереди на улучшение жилищных условий и неоднократно об этом говорил, в расчет не приняли. Это же разговоры! - А на мой вопрос, - говорит Елена Рыбалова, - как же так получилось, что не нуждающийся в улучшении жилищных условий офицер получил комнату в общежитии, ответчики сказали просто: на флоте и не такое случается. Весомым аргументом против суд счел и то, что жить после выхода в отставку Сергей Коломоец собирался на Украине – мол, значит, в России ему жилье не нужно было. И таких вот чудес, на основании которых принимается решение об отказе в иске, немало. Юрист-консультант Елены считает, что отказ не является законным, что нужно подавать жалобу в порядке надзора, обращаться к омбудсмену – ведь не кого-то там, а 10-летнего мальчишку не видят за заборами «подзаконных актов» и «весомых аргументов» ответчики из командования ТОФ и Ленинский районный суд. Елена Рыбалова намерена продолжать войну с флотом. Она – мать. И за ее сына больше вступиться некому. От редакции. Сколько лет в России строится «капитализм с человеческим лицом», а ничего не меняется. Как были квадратные метры и квартиры самой большой ценностью для чиновников, так и остаются. За ними не видно ни детей, ни взрослых, ни закона, ни справедливости… Мы намерены следить за ходом рассмотрения иска Елены Рыбаловой и известить читателей о том, удастся ли одинокой матери вырвать у флотских крючкотворов то, что ее ребенку положено по закону. Надеемся, свое слово скажет и омбудсмен.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Чемпионат мира по тхеквондо на карте Приморья
Чемпионат мира по тхеквондо на карте Приморья

Организаторы чемпионата - Минспорттуризма России, ОСОО «Союз тхеквондо России», администрация Приморского края и администрация Владивостока

Маньякам везде у нас свобода?

Два уголовника совершили два изнасилования в Приморье

Остров Хасан
Остров Хасан

Корреспонденты «МК во Владивостоке» побывали там, где нельзя жить, но откуда непросто уехать

Сделай фото, получи миллион!

Тема конкурса: «Дух Кореи, интерес Кореи, любовь Кореи», принимаются цифровые и печатные фотографии

Пьяная женщина отбивалась от полицейских кастрюлями

Изрядно перебрав горячительных напитков, женщина с балкона третьего этажа начала скидывать все, что попадалось под руку

Последние номера
газета
газета
газета