Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Только факты

Век ГУФСИНа не видать!

«В Приморье процветают денежные поборы среди сотрудников исправительных учреждений в пользу вышестоящего начальства. Но личный состав боится куда-либо обращаться, потому что за это могут уволить».
Век ГУФСИНа не видать!
«В Приморье процветают денежные поборы среди сотрудников исправительных учреждений в пользу вышестоящего начальства. Но личный состав боится куда-либо обращаться, потому что за это могут уволить». В подзаголовке – цитата из заявления на имя президента РФ Дмитрия Медведева бывшего заместителя по тылу начальника колонии № 50 майора внутренней службы Азера Сулиддина оглы Мамедова. Эта история не получила бы огласку, если бы некоторые ее персонажи не были уже уволены и не находились под следствием. А некоторые – под колпаком спецслужб, хотя до сих пор они при погонах и должностях. Сегодня эти люди еще живут в теплых квартирах окнами на зону… Рабочее место – тюрьма Карьера Азера Мамедова, экономиста с высшим образованием, в пенитенциарной системе РФ была стремительной. Отдав после срочной службы в погранвойсках несколько лет строительному бизнесу, он захотел изменить свой образ жизни. Отчасти на это решение повлияла его жена Наталья, работавшая главным бухгалтером в исправительной колонии № 50 (ИК-50), расположенной в поселке Волчанец. Однажды приехав к ней на работу, чтобы выяснить, почему беременную Наталью гоняют с отчетами во Владивосток на общественном транспорте, хотя есть казенные машины, Азер неожиданно получил предложение трудоустроиться бухгалтером в федеральное бюджетное учреждение– изолятор 25/5 (ФБУ ИЗ 25/5). Он согласился и 15 декабря 2008 года был принят на новую работу. Полгода его проверяли на должности главного бухгалтера, за это время он сдал несколько балансов. После чего начальник ИК-50 подполковник Василий Чаус предложил Азеру перейти на должность заместителя начальника колонии по тылу. Для этого Мамедову надо было аттестоваться и надеть форму с погонами. И тут из глубин его биографии всплыло «мутное» пятно, которое впоследствии ему еще аукнется. – В 1998 году я был осужден на два года условно с испытательным сроком на три года по статье 158 ч. 2 УК РФ (кража. – Прим. авт.). Срок отбыл без замечаний, – говорит Азер. – После чего в 2001 году меня призвали в армию. Служил на Амуре командиром штурманского отделения корабля Управления Федеральной пограничной службы при ФСБ России. Уволился в запас в звании главного старшины. О своей погашенной судимости я честно рассказал начальнику колонии. Начальник его успокоил, что после службы в погранвойсках возьмут хоть куда, а погашенная судимость не имеет юридической силы. В свою очередь, Чаус пообещал переговорить на эту тему с начальником отдела кадров Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний (ГУФСИН) по Приморскому краю. Вскоре Мамедова попросили заполнить соответствующую анкету, но без упоминания о погашенной судимости. Так как из информационного центра УВД по прежнему месту его жительства пришел ответ на запрос, где было указано, что Азер Сулиддин оглы Мамедов, 1980 года рождения, не судим. В августе 2009 года Мамедов был аттестован и назначен на должность заместителя начальника ФБУ ИЗ 25/5. А с 4 декабря 2009 года утвержден в должности заместителя начальника по тылу колонии ФБУ ИК-50. Можно представить, как потом скрежетали зубами те, кто давал ему рекомендации и кто подписывал приказы о его назначении. В том числе и бывший начальник ИК-50 подполковник Василий Чаус, на которого 1 апреля 2011 года было заведено уголовное дело № 585920 по ч. 2 ст. 159 УК РФ (мошенничество). Ветерана пенитенциарной системы РФ подозревают в сборе премиальных денег со своих сослуживцев. Откат идет на волю О проблемах с законом сотрудников приморского ГУФСИН не раз сообщали СМИ, как местные, так и федеральные. Более того, журналисты связывали увольнение руководителя ГУФСИН генерал-майора внутренней службы Анатолия Завадского в августе 2010 года именно с коррупционными скандалами и взяточничеством во вверенных ему исправительных учреждениях. Хотя сам генерал-майор утверждал, что уходит по собственному желанию. Сегодня кресло начальника ГУФСИН занимает полковник внутренней службы Вячеслав Постнов. Между тем конфликты с законом у сотрудников этой структуры до сих пор имеют место. И, судя по всему, информация, которой Азер Мамедов поделился с президентом РФ и с прессой, грозит обернуться еще одним громким скандалом. С нарушением законов со стороны руководства ИК-50 Азер Мамедов столкнулся в первые же дни работы на новом месте. Когда он обратился к начальнику колонии Василию Чаусу с просьбой купить компьютеры, которых доселе в бухгалтерии не было, тот отправил за оргтехникой сотрудника ИК-50 Сергея Ф., выдав ему 60 тысяч рублей наличными. Компьютеры были приобретены, но, следуя указаниям «хозяина» ИК-50, на баланс учреждения их не поставили. – Это было грубое нарушение финансовой дисциплины. Но что я мог сделать? Я тогда был еще стажером, – продолжает Азер Мамедов. – Со временем у меня сложилась конкретная картина нарушений закона на территории колонии, о чем-то мне сотрудники рассказывали, что-то я сам подмечал и собирал копии обличительных документов. Я как знал, что они пригодятся! Получалась парадоксальная ситуация: люди находились на страже закона и сами же его нарушали. В конце декабря 2008 года личному составу ИК-50 выплачивалась традиционная новогодняя премия. Вообще премии в колонии выплачиваются ежеквартально. Но радости эти процедуры большинству сотрудников не доставляют. Потому что иначе как «унизительными» их назвать нельзя. – Перед выдачей премии начальник колонии собирает у себя в кабинете своих заместителей и начальников отделов, и в этом узком кругу они решают, какому сотруднику какую сумму премиальных выдать, – говорит Азер Мамедов. – И кто какую сумму потом вернет. Потому что есть люди, которые к откатам относятся нормально. Дали копейку, и на том спасибо! А есть кто противится. Таким сотрудникам, как правило, дают мало, лишь бы рот заткнуть. В 2008 году новогодняя премия личному составу ИК-50 варьировалась от 1,5 до10 тысяч рублей. Откат на круг составил 350 тысяч рублей, которые осели в полумифическом фонде ИК-50, единолично контролируемом начальником колонии. На какие цели тратились эти деньги, сотрудники ИК-50 могли только догадываться. Вроде бы на канцтовары. Но, по некоторым сведениям, откат уходил за «колючку»… в ГУФСИН по Приморскому краю. Об этом Мамедову в приватной беседе рассказывал «посыльный» от ИК-250. Не служба, а «малина» В 2009 году ситуация с распределением новогодней премии в ИК-50 повторилась. «Хозяин» вновь собрал «совет в Филях», чтобы решить, кому сколько дать. И сколько с кого взять. Он громогласно объявил, что премию будут выдавать через кассу, а на начальников отделов возлагается сбор откатов. Это была своеобразная круговая порука. Азер Мамедов при всех поинтересовался: с чем связан сбор денег с сотрудников? На что получил ответ, что часть денег уходит в управление. – Для меня это было дико слышать, – говорит Азер Мамедов. – У меня было такое впечатление, будто бы я попал работать к бандитам! Я хочу жить по законам, а не по понятиям. И я думаю, что все этого хотят. Я отказался собирать оброк с подчиненных. Меня поддержал весь мой отдел, все 11 человек. Тем не менее на его отдел «повесили» 30 тысяч рублей отката. В день выдачи премии возле кассы со списком личного состава ИК-50 стоял майор Юрий М. Отдел Мамедова подошел к окошку в полном составе, люди получили деньги и преспокойно прошли мимо обалдевшего сборщика подати. Чтобы ослушаться самого «хозяина» – такого в колонии еще не было! Мамедов понимал, какими проблемами ему обернется этот демарш. Он пошел против системы, хотя заранее знал, что система не простит сопротивления. Что ему после этого будет трудно и сложно служить. И примеры тому уже были. В 2006 году сотрудница ИК-50 Галина Данилова попыталась воспротивиться сбору денег с зарплаты личного состава якобы на ремонт караульного помещения. Люди – не дураки, видели, какие суммы собирались и какой ремонт делался. Женщина написала о беззаконии начальнику приморского ГУФСИН Анатолию Завадскому, реакция на ее письмо была нулевая. Тогда Данилова пожаловалась в прокуратуру. После чего ее перевели в другой отдел ИК-50, где ей организовали «райские» условия работы, и вскоре правдоискательница уволилась «по собственному желанию». Аналогичный путь прошла еще одна сотрудница ИК-50 Юлия Евграфова, которая также обращалась в ГУФСИН и прокуратуру с проблемами по службе. – Я понял, что ГУФСИН не прислушивается к сотрудникам, которые в силу своих убеждений и принципов не хотят мириться с беззаконием и произволом начальства. Не все же люди трусливые, – говорит Азер Мамедов. – Но вместо помощи проблемных людей берут на заметку. И со временем они увольняются. Может быть, я был наивен, но для себя я решил: или я буду работать, как положено, или постараюсь привести все в норму, как того предусматривает закон. Мы ждем перемен По словам Азера Мамедова, после ухода в отставку Анатолия Завадского в работе на ИК-50, так и в ГУФСИН по Приморскому краю ничего не изменилось. Отлаженная система поборов с личного состава колоний как работала, так и работает. Кроме того, на авторемонтных участках колоний силами зэка ремонтируются личные автомобили как сотрудников исправительных учреждений, так и сторонних лиц. Деньги за выполненную работу поступают не в кассу колонии, а в карманы руководства. Между тем расходы на тепло и на электроэнергию на внебюджетных участках ложатся на федеральный бюджет. В ИК-50, где служил Азер Мамедов, авторемонтная мастерская работала едва ли не круглые сутки, с небольшим перерывом на ночной отдых. Заключенные привлекались к ремонту машин помимо своей воли: за ослушание можно было попасть в немилость начальства со всеми вытекающими последствиями. К примеру, осужденный Абрамов за отказ ремонтировать автомобили был закрыт в изоляторе, где объявил голодовку. После чего его избили. Об этом стало известно руководству колонии, но никаких мер принято не было. На режимной территории ИК-50 действует внебюджетный столярный цех, куда в больших объемах завозился лес и где он обрабатывался для дальнейшего применения в строительстве дачных домов. По данным Азера Мамедова, и эти работы оплачивались также мимо кассы: – Лес обрабатывался осужденными до глубокой ночи. Фактически это рабский труд, за который заключенным не платили. Более того, заключенные, работавшие со станками в столярке, не имели специальных навыков и допуска к работе, а это грубейшее нарушение техники безопасности. Были и случаи травматизма. Я попытался привести в соответствие с законом работы в автомастерской и столярном цехе, но руководством колонии было сказано, чтобы я не встревал в эту тему. О незаконной предпринимательской деятельности на территории ИК-50 Мамедов писал рапорты на имя нового начальника ИК-50 подполковника Игоря Шукшина, нового начальника ГУФСИН по Приморскому краю Вячеслава Постнова и даже звонил на «телефон доверия» в Москву, во ФСИН, но этим он только нажил себе врагов. Его борьба кончилась увольнением 28 апреля 2011 года «за предоставление заведомо ложных сведений». Азеру припомнили «темное пятно» на его биографии. Фактически ему выдали на руки «волчий билет», с которым он не может устроиться на нормальную работу. А у него двое детей. Но он не успокоился, сейчас Мамедов пытается восстановиться на работе через суд. – Они хотели, чтобы я с ними жил в одной упряжке, – говорит Азер Мамедов. – Но у меня есть свои жизненные приоритеты, и я хочу жить в нормальном обществе. Я устраивался на работу с желанием служить на благо этой организации. И у меня нет интереса кого-нибудь подставить. Я хочу, чтобы восторжествовала справедливость. В июле во Владивосток приезжает комиссия из Москвы, из ФСИН. И сотрудники исправительных учреждений, недовольные нынешним положением дел в пенитенциарной системе Приморья, надеются, что в итоге в колониях произойдут перемены к лучшему. P. S. Во время подготовки материала наш корреспондент встречался с сотрудницами ИК-22 и ИК-27, также расположенными в поселке Волчанец. Охранницы рассказали, что ситуация с кадрами низшего звена в колониях хуже некуда. Стоять на вышке сутки через двое за 18 тысяч рублей никто не хочет. Нередко после дежурства, не дав времени на отдых, женщин отправляют на этап конвоировать осужденных. В результате сверхурочной работы накапливается до 40 отгулов за год, которые начальство оплачивать отказывается. Оплачивают максимум 10-15 дней. – Жаловаться в ГУФСИН бесполезно, – говорит сотрудница одной из колоний. – К нам регулярно приезжают проверяющие из Владивостока, но нас к ним не подпускают. Сейчас начальство ждет очередную проверку, говорят, что из Москвы. Поэтому нас заставляют учить гимн России и текст новой концепции перестройки системы ФСИН. А оно нам надо? Лучше бы зарплату подняли.

Автор : Сергей КОЖИН.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Век ГУФСИНа не видать!
Век ГУФСИНа не видать!

«В Приморье процветают денежные поборы среди сотрудников исправительных учреждений в пользу вышестоящего начальства. Но личный состав боится куда-либо обращаться, потому что за это могут уволить».

Партия!

В Артеме закрыт покерный клуб, который работал в помещении гостиницы «21 век»

Автомобиль с семьей из пяти человек смыло в озеро

В ходе выяснения причин происшествия было установлено, что легковой автомобиль переезжал вброд технологический канал Партизанской ГРЭС и был смыт потоком воды в русло канала

В Приморье не останавливается рост цен на бензин

Между тем в Приморский край планово поступают и реализуются отгруженные в июне нефтепродукты

Гречневая каша будет made in Russia

Поставленные в край партии крупы проходят обязательный лабораторный контроль на наличие в них радионуклидов

Последние номера
газета
газета
газета