Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Семья

Любовная лодка не бьется о быт

«Мы не заставляли вас рожать столько детей», - такой ответ услышал многодетный отец Валерий Клименко в отделе социальной защиты населения, куда он пришел за помощью
«Мы не заставляли вас рожать столько детей», - такой ответ услышал многодетный отец Валерий Клименко в отделе социальной защиты населения, куда он пришел за помощью. Многодетная семья сотрудников милиции прапорщика Валерия и капитана Ларисы Клименко из Владивостока – живая иллюстрация известной поговорки «Не в деньгах счастье». Шестеро разновозрастных детей плюс двое взрослых живут в тесной и сырой квартире и не ропщут на судьбу, довольствуясь тем, что у них есть. Самому маленькому всего полтора года, самой старшей – 19 лет. За ребенка – звездочку …Много лет назад наши герои жили в одной деревне Омской области и учились в одной школе, правда, она – на класс старше его. Лариса приехала в Сибирь из Владивостока погостить к бабушке и задержалась на семь лет. Как это обычно бывает, в школе они друг друга не замечали. После десятилетки девушка поступила в культпросветучилище, а ее будущий муж пошел служить срочную. Их пути-дороги пересеклись, когда Лариса уже работала в местном клубе, а Валерий демобилизовался. Но с первого захода любви у них не получилось: Лариса отказалась идти после кино пить чай с настырным парнем. Валерий повторил штурм девичьего сердца через два дня. – 16 января 1990 года я как пришел к ней первый раз чаю попить, так до сих пор и пью. У нас уже шестеро детей, а я до сих пор не могу напиться. Утром я, конечно, ушел, а вещи перенес только в марте. Но у нас все было по закону. Мы девять месяцев дружили, через девять месяцев сыграли свадьбу, а еще через девять месяцев родилась Иришка, наша первая дочь, – смеется Валерий. Но потом в штатном расписании клуба для Ларисы не нашлось должности, и в октябре 1990 года молодая семья Клименко перебралась во Владивосток. Здесь Валерий сразу же пошел служить в отдельную роту милиции особого назначения, сформированную полковником Юрием Орленко, ныне покойным. А Лариса устроилась в школу № 53 хоровиком-народником, откуда в 1993 году ушла… в следственный изолятор, где проработала шесть лет. В 1995 году у супругов Клименко рождается сын Егор. После декретного Лариса переводится в полк ППС, оттуда – в инспекцию по делам несовершеннолетних Советского района Владивостока. Потом у них родилась Наталья, ей сейчас шесть лет, через год – Вика, еще через год – Миланья, а полтора года назад – непоседливая Катерина. Причем в декретный отпуск с Натальей Лариса ушла лейтенантом, когда ходила с Викой, ей дали еще одну звездочку, а Катерину она уже рожала в звании капитана. – У нас только Маня осталась без звездочки. Но зато она обладает сертификатом, – шутит Валерий. Сырость, грибок, плесень Серый панельный дом №48 на улице Тухачевского на первый взгляд ничем не отличается от таких же однотипных многоподъездных «крейсеров», нашпигованных квартирами-клетушками для малочисленных семей. Наш меткий на язык народ называет такие дома малосемейками, гостинками и еще «хи-хи-ха-ха». В том смысле, что к жизни в таких «муравейниках» надо относиться только с юмором. Иначе можно удавиться от тоски и безысходности. На самом деле гостинка на Тухачевского, 48 – чудо панельного домостроения местного масштаба. Во Владивостоке все ее многоподъездные «братья» 9-этажные, а этот дом – 5-этажный! Построили его 30 лет назад из списанных железобетонных панелей, испещренных трещинами и пустотами, как сухое дерево жуком-короедом. Этот брак годился только на свалку, но его в целях экономии пустили на многоэтажку. Многодетная семья прапорщика милиции Валерия Клименко живет на пятом этаже малосемейки в квартире № 507 с присоединенным холлом. Эту архитектурную экспансию когда-то осуществил и узаконил ее бывший хозяин, что увеличило жилое пространство до 39,6 кв. м, но на улучшении качества среды обитания не сказалось. За три десятилетия стеновые и внутренние панели гостинки пропитались влагой до третьего этажа. В квартире Клименко пахнет сыростью. Грибок и плесень, кажется, навечно прописались под потолком в углах, примыкающих к наружной панели. Лариса Николаевна говорит, что зимой стены промерзают и покрываются инеем, а в дождливый сезон – густым белоснежным мхом на полтора метра от окна. Замазывать его бесполезно, здесь бессильны даже электрообогреватели. Сегодня супруги Клименко озабочены сбором справок и документов для присвоения их семье статуса малоимущих. Всего надо собрать 17 официальных бумажек с подписями и печатями. – Но я не понимаю, зачем нам надо нести документы чиновникам, если достаток в нашей семье меньше прожиточного минимума, – недоумевает Лариса Клименко. – Если раскидать наши ежемесячные доходы на всю семью, то выходит по три с лишним тысячи рублей на человека. А должно быть по пять с чем-то тысяч. Как ни крути, но до минимума не добираем. Это разницу нам должны доплачивать, но никто не доплачивает, хотя я каждый год собираю необходимые справки. Все бюджет семьи Клименко сегодня – это зарплата Валерия, прапорщика 2-й роты полка ППСМ УВД по городу Владивостоку. В мае он получил на руки 23 тысячи рублей. Из них 2300 рублей (!) за командировки в Чечню. Без комментариев. Льгот по коммуналке у них нет, в очереди на улучшение жилплощади они не стоят, билеты в театр кукол, в цирк и кино им не выделяют. Зато есть возможность бесплатно посещать океанариум каждый последний понедельник месяца. Спасибо и за это! Примерно третью часть бюджета семьи Клименко съедает коммуналка. Остальное уходит на продукты питания: детям – все самое вкусное. Правда, за детский сад прапорщик Клименко платит только 50 процентов, на круг выходит чуть больше 1200 рублей, у него в сад ходят три малыша. И эти расходы Валерию компенсируют на работе. – Мы – бедные, но счастливые. Любовь, которую нам с женой дают дети и которую мы даем им, не купишь ни за какие деньги, – говорит Клименко-старший, обнимая своих малолетних наследниц, Миланью и Наталью. Многодетный отец признается, что если бы не помощь друзей, то его семейству было бы ой как тяжело при нынешних ценах и тарифах. – Ребята едут с охоты – кто-то уточку забросит, кто-то кабанчика, кто-то овощей из деревни привезет, кто-то рыбку свежую принесет, так и живем не тужим. А государство нам ни разу не помогло. Тысячу рублей на всех детей нам платил какой-то собес по программе помощи несовершеннолетним детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Видите, окна пластиковые? Тоже друзья поставили. И двухъярусная кровать для малышей – тоже подарок. Это же настоящее дерево, а не китайская ДСП! Мы сами никогда бы такую не купили. У меня друзей много. Сделать ремонт – не проблема. Мне друг дает стройматериалы, только надо вывезти. Ребята говорят: мы тебе ремонт сделаем, только потом стол накрой и все. Да я бы с удовольствием накрыл хоть три стола! Но разве в этой квартире что-нибудь можно сделать? Здесь же через неделю все отвалится и разбухнет от сырости, – хозяин дома в сердцах рубит рукой воздух и уходит в общий коридор перекурить. Закройте дверь с другой стороны! Года два назад Валерий обратился в отдел социальной защиты населения Первореченского района, который замыкается на краевую администрацию. Он надеялся, что его выслушают и помогут с очередью на жилье. Ведь у него за плечами не фунт изюма, а шесть командировок в Чечню, в послужном списке несколько боевых наград. Но в собесе ему… указали на дверь. Да еще упрекнули, мол, мы вас не заставляли рожать столько детей. Валера очень хорошо запомнил эту «добрую» чиновницу, похожую «на бройлера весом под сотню килограммов, с золотой цепью и с серьгами с брюликами». Видимо, мадам жила в другом измерении и ничего не знала о программе правительства РФ по увеличению рождаемости. Как хотел тогда Клименко ответить этой «благодетельнице», что в Омской области, откуда он родом, в семьях меньше пяти детей не было. Поэтому в тех краях русские да хохлы до сих пор верховодят в отличие от других регионов России. Но он лишь хлопнул дверью и забыл дорогу в это учреждение. Между тем о семье Клименко и о таких, как они, власть обязана заботиться в первую очередь и без шантажа: эти люди растят будущее России. Но, чтобы получить льготы и субсидии, Валерию необходимо регулярно напоминать чиновникам о существовании своей семьи. Только на сбор справок да на походы по кабинетам нет времени ни у него, ни у Ларисы: он или на службе, или отдыхает, а на супруге – дети. Кроме того, прапорщику Клименко не по нутру ходить по кабинетам с протянутой рукой. Поэтому его семейство до сих пор живет в сырой квартире. На службе прапорщику 2-й роты полка ППСМ Клименко частенько случается пересекаться с гастарбайтерами из Узбекистана. И когда узбеки узнают, что у этого загорелого милиционера с усталыми глазами шестеро детей, они удивляются: – Ты что, не русский? Зачем завел столько детей? На что Валерий отвечает так: – Извините, детей не заводят. Заводят собачек, кошечек. Во-первых, мы с женой любим детей. Мне еще бабушка моя говорила, надо жить ради кого-то, а не ради себя. Если будешь жить только для себя, с тобой не будут дружить люди, говорила она. Во-вторых, мы с Ларисой не хотим остаться в старости одни. Потому что самое ужасное – это остаться одному. Бывает так, что на работе неурядицы, деньги на хлеб приходится занимать. Короче, проблемы. А приходишь домой, мои дети меня любят, целуют, обнимают, помогают раздеться, и уже не хочется ругаться. И я уже счастлив. Когда о проблемах многодетной семьи Клименко узнал начальник ГУВД по городу Владивостоку полковник Бабакин, то чуть ли не в приказном порядке заставил прапорщика собрать пакет документов, подтверждающих, что его семья не стоит в очереди на улучшение жилищных условий. Трудно сказать, чем этот порыв завершится. – Я считаю, что наша власть не обеднела бы, если бы моим детям выделялись приглашения в тот же цирк или в ТЮЗ хотя бы раз в месяц, – говорит Валерий. – Покажите мне во Владивостоке милиционера, у которого шестеро детей! Нет таких! В советское время многодетные семьи всегда поощрялись. Я вырос в деревне и хорошо это помню. У нас в совхозе «Победа» многодетным семьям все помогали, если особенно семья непьющая. А в наше время у матери-одиночки льгот больше, чем у нас. Когда верстался номер Как стало известно «МК во Владивостоке», многодетная семья Клименко попала под опеку администрации города Владивостока и почетных граждан Владивостока. Как рассказала нашему корреспонденту председатель Совета почетных граждан Владивостока Светлана Морозова, семье Клименко будет выделена земля под строительство дома. Дом будет возводиться методом «народной стройки».

Автор : Сергей КОЖИН.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Убийцы не в белых халатах

Спаси, Господи, детей от таких родителей!

Резать - не перерезать!

Новая нарезка одномандатных округов неудобна для действующих депутатов ЗС ПК

На кой нам рис такой?

Возрождение приморского села может стать окончательным ему приговором

Любовная лодка не бьется о быт

«Мы не заставляли вас рожать столько детей», - такой ответ услышал многодетный отец Валерий Клименко в отделе социальной защиты населения, куда он пришел за помощью

Последние номера
газета
газета
газета
газета