Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Только факты

Тонкая материя памяти

Биороботы ничего не помнят и ни о чем не задумываются: им это абсолютно ни к чему
Биороботы ничего не помнят и ни о чем не задумываются: им это абсолютно ни к чему 31 мая в Москве открывали памятник Иосифу Бродскому. Давно заслуженный, давно положенный ему – великому русскому поэту современности. Хорошо открывали, хорошие слова говорили – хотя бы таким образом попросили прощение за все, что сотворила с гениальным своим сыном неласковая его родина. Репортер одного из федеральных каналов, снимавших репортаж об открытии, решил пойти нестандартным путем и задал вопросы прохожим, мол, ощущаете ли вы радость, что теперь рядом с вашими домами будет такой чудесный памятник. И пошли в эфир ответы, от которых волосы на голове шевелятся. Пиво свежего розлива Вот вроде бы приличного вида мужчина долго и мучительно вспоминает, кто такой Бродский, а потом мрачно заявляет: да на кой этот памятник, тут палатка пивная стояла, так было хорошо. И женщина с симпатичным в принципе лицом подтверждает: понаставили тут, а людям и не надо. И начинаешь понимать, что слова о фантастическом падении уровня культуры в России - не преувеличение, а констатация. Благодарную память, гордость за величие духовного подвига наших земляков, широкий кругозор, культурный уровень нам, электорату, заменили бессмысленные киношки, бесконечные сериалы, «камедиклаб», пиво и порносайты. Куда-то ушла самая читающая в мире страна, откуда-то появились на улицах толпы людей с пустыми глазами. Отупение – иначе это явление трудно назвать. Хочется надеяться, что памятник Бродскому избежит участи, выпавшей на долю владивостокского памятника другому замечательному поэту – Осипу Мандельштаму. Думаю, все владивостокцы помнят, что по два-три раза в год – до тех пор, пока не принял памятник под свое крыло ВГУЭС – бедный монумент регулярно оскверняли. Обливали краской, уродовали. Вандалы ли, «принципиальные» ли последователи антисемитских или каких-то иных взглядов – трудно сказать, за руку никто пойман не был, да и доблестная милиция не порадовала ни разу результатом – мол, отыскали уродов и не просто призвали к ответу, а самих облили краской и оставили высыхать на солнышке. Человек, создавший «Бессонница. Гомер. Тугие паруса», «Я вернулся в мой город, знакомый до слез…», «Возьми на радость из моих ладоней немного солнца и немного меда», человек, затравленный режимом, разделивший с миллионами россиян самую страшную участь, заслуживший уважение, почет и гордость, даже в памятнике вызывает у кого-то совершенно звериную злобу и мерзкий оскал. Лишь в последние годы, находясь на вузовской территории, под охраной, за забором, памятник Осипу Эмильевичу обрел покой. Здесь в день его рождения читают стихи, возлагают цветы. За другой вузовской оградой пришлось спрятаться статуе Будды, которую подарили нашему городу члены общества дружбы «Япония – Россия» префектуры Тоттори в 1993 году. Сначала она стояла на сопке Орлиное Гнездо, где неоднократно подвергалась нападению вандалов. Затем стала по соседству с местным отделением фонда мира, но и он не смог спасти несчастного Будду от шаловливых ручонок разных гадов. Статую обливали краской, отбивали нос. А ведь она по идее символизирует дружбу народов, терпимость, гармонию. И только за забором бывшего ДВГУ живется Будде более или менее спокойно. Впрочем, как сложится судьба этого памятника и памятного камня поэтессы Есано Акико, также установленного у Восточного института ДВГУ-ДВФУ, теперь, наверное, никто не знает. Нет более ДВГУ, возьмет ли ДВФУ на свой баланс памятники, захочет ли придуманное москвичами монструозное учебное заведение нести ответственность за память и дружбу – кто знает… Постоял, и хватит! Судьба памятников вообще особая статья для нашего края, да даже для нашей страны. Словно и не понимают те, кто сначала ставит памятник, а потом забывает о нем, что это не просто гора цемента или там ценного в скупке металла, которую поставили на постаменте, а нечто более важное, важное для всех поколений. И, сбрасывая наземь монументы, мы вымываем, выбрасываем часть того, что уже стало историей и нуждается не в замалчивании и забывании, а в осмыслении и извлечении уроков. Что за напасть с памятью и памятниками началась у нас в 1917-м и по сию пору закончиться не может? За примерами далеко ходить не надо. Кто вспомнит, какой памятник стоял недалеко от корпуса университета на Мордовцева? Да, Феликсу Дзержинскому (сбросили и забыли о красном терроре, как большевики памятники крушили – у нас теперь другая история?). На чей постамент, сбросив предварительно памятник, водрузили статую Лазо? Адмирала Завойко. А история с многострадальным прахом Муравьева-Амурского? Все помнят, как чуть ли не на его могиле собирались водрузить опору канатной дороги – бредового детища одного из самых бредовых глав Владивостока? А сколько времени стоял завернутый в бетонные блоки памятник морякам торгового флота и какие титанические усилия администрации города и ветеранских, общественных организаций понадобились, чтобы решить его судьбу? Про бюст Пушкина, стоявший в ныне несуществующем Пушкинском сквере, просто не будем говорить: где он? Куда делся? Или памятник Михаилу Янковскому, который «был дворянином в Польше, каторжником в Сибири, нашел приют и славу в Уссурийском крае». Возведенный на народные деньги, стоит он в селе Безверхово Хасанского района, глядя на синее море. Но, скорее всего, ему придется «переезжать» - землю под ним приватизировали. А в поселке Барабаш и того хлестче – из-за памятника дерутся чуть ли не в буквальном смысле поселковая администрация и начальство воинской части, там расквартированной. Танк времен хасанских событий каждая из сторон непременно хочет установить «на своей» территории. Чуть ли не с постамента снимают и под покровом ночи на другое место перетаскивают. Смех? Грех! Это ж не машинка игрушечная, простите, это ПАМЯТЬ. Как бы нам с нею поосторожнее, а? С другой стороны, откуда взяться у поколения нынешнего уважению к памятникам, если у предыдущих поколений его тоже не было? Вспомните… На могиле героев Куликовской битвы – Пересвета и Осляби – местное предприятие, советский завод по производству чего-то невероятно важного, устроил свалку. Бородинское поле под дачи стали раздавать именно при Советах. Памятники-то ставили, да, но к памяти относились… Виктор Цой – единоросс? И нет ничего удивительного в том, что «моральные» правопреемники бывшей советской власти – нынешние «партии власти» - лихо и беспардонно обращаются с памятью. Мы, конечно, от Питера далеко, но и людей с остатками интеллигентности здесь, во Владивостоке, шокировал поступок питерского отделения ЕР. Тамошние партийцы выпустили к Дню города плакаты, на которых под «ЕРовским» мишкой и якобы солидарно с ЕР петербуржцев поздравляют ушедшие из жизни Пушкин, Ахматова, Бродский, Лихачев, Цой и другие знаменитые, уважаемые, духовно богатые люди… Вот уж что называется – примазались к имени. Дочь Кирилла Лаврова не смогла ответить на вопрос радиостанции «Эхо Петербурга», поддержал бы или нет партию «Единая Россия» Кирилл Юрьевич. Как заявила Мария Лаврова, по ее мнению, размещать в такой ситуации плакаты с изображением людей, которые уже не могут лично дать или не дать свое согласие, – это безнравственно: «Хочу сказать, что папа не принадлежал к партии «Единая Россия», и я не знаю, поддерживал ли бы он ее сейчас. Не мне об этом судить, я не могу здесь выносить своего мнения. Ну а моего разрешения не спрашивали и не спрашивают. Я думаю, что я бы не согласилась. Тут идет какая-то агитационная работа по поводу выборов, я так понимаю. И использовать имя человека, который уже не может сказать ни да, ни нет, – я думаю, что это безнравственно», – заметила Мария Лаврова, добавив, что не станет обращаться в суд за использование образа ее отца в партийной рекламе. Девальвация памяти, обнищание культуры (перевод всех театров и едва ли не всех прочих учреждений культуры в автономное состояние – не прямой ли путь к уничтожению?), отупение населения – куда мы с этим всем так старательно идем? В какую сторону движемся? Не имея культуры, не храня памяти, в кого мы превратимся? Я понимаю, что менеджеров от власти, распродающих все подряд, в том числе объекты культуры (пример Минобороны тому подтверждение), тонкие материи не волнуют. Им что надо? Чтобы народ ходил на работу, платил налоги и ставил в нужном месте галочку на выборах. Таким биороботам ни культура вообще, ни библиотеки, театры или там памятники в частности не нужны. Биороботы ничего не помнят и ни о чем не задумываются… Им это абсолютно ни к чему.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Тонкая материя памяти

Биороботы ничего не помнят и ни о чем не задумываются: им это абсолютно ни к чему

Незаменимых у них нет

Руководство приморского отделения «ЕР» подверглось серьезной ротации

Паркетное право

Легкие деньги за счет легких жителей Приморья?

Камера смотрит в мир

Что мы видим через ее объектив?

Кто в лес, кто - по гран-при

«МК во Владивостоке» – самый зеленый на Дальнем Востоке

Последние номера
газета
газета
газета