Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Только факты

Благословите пограничниц

Пока мужья охраняют границу нашей страны, их жены берегут и хранят семейный очаг
Пока мужья охраняют границу нашей страны, их жены берегут и хранят семейный очаг 28 мая, в День пограничника, будут показательные выступления лихих ребят в зеленых беретах, будут поздравления, речи командиров… Соберутся за столами мужчины, выбравшие такую непростую дорогу – защищать границу. Отмечать праздник будут и те, для кого День пограничника, возможно, самый важный день в жизни, – жены пограничников. Приготовят стол для своих мужчин, выпьют с ними рюмочку, будут вести долгие разговоры… Может быть, соберутся на праздник за одним столом Галина Валитова, Валентина Кунгурцева и Людмила Маликова. А возможно, каждая из них отметит этот праздник по-вдовьему тихо. Для них День пограничника навсегда остался главным праздником в жизни – той самой жизни, которую они провели рядом с мужьями, выбравшими себе такую нелегкую работу – границу защищать. Галина Федоровна, Валентина Ивановна и Людмила Ивановна подружились давно – когда их мужья вместе служили в Гродековском пограничном отряде. Галочка 40 лет прожили вместе Галина Федоровна и ее муж Марат Нигаматович, а службе на границе он отдал 29 лет. Все это время рядом с любимым была она – на дальних заставах, везде, куда отправляла его работа… На танцы в Алма-Атинское пограничное училище Галина попала случайно – будучи активисткой-комсомолкой, пришла в комитет комсомола училища по делу. А там как раз вечер! «Ты чего не танцуешь? - спросил Галочку знакомый по комсомольским делам курсант. – Погоди, я тебя сейчас с таким парнем познакомлю!». И привел Марата. Станцевали они вальс, а тут и вечер закончился. Много позже Галина Федоровна узнала, что Марат вообще никогда не танцевал – только ради нее. Проводил он в тот вечер новую знакомую до КПП, спросил: «Когда мы встретимся?». Ничего не ответила ему Галина… А через несколько недель Марат сам ее нашел. Пришел домой, так и познакомились. - Помню, как я приехала к мужу, - смеется Галина Федоровна. – После свадьбы, когда он назначение в Гродековский пограничный отряд получил, сначала отправился сюда один – не было билетов. Я осталась у его родителей, собрала багаж, отослала. Каждое письмецо от мужа было такой радостью! И, конечно, как все молодые жены, я в письмах больше между строк читала, потому и не запомнила название заставы. Приехала в Пограничный, прихожу в комендатуру, говорю: я к мужу. А на какую заставу – не знаю. Хорошо, что комендант попался душевный, понимающий. Попросил письма, нашел, где Марат писал: застава Малиновая. Вот, говорит комендант, сейчас позвоним мужу, через три часа будете вместе. И точно, вскоре приехал открытый «уазик», Марат мой сидит – смеется. «Что ж ты, - говорит, - название-то забыла, мне на заставу звонят, говорят: тут к тебе девушка забывчивая приехала». Застава – я с чемоданчиком, багаж где-то еще едет. 23 года, девчонка. Ничего у меня нет, ни одной кастрюльки. Жена старшины подарила мне громадную кастрюлю – в ней я варила наши семейные обеды. Сначала компот, потом макароны, потом суп. Кипятильником варила, плиты или там печки, керосинки и в помине не было! Макароны, помню, на кипятильнике такие зажаристые получались… Застав и новых домов, в которых надо было с нуля обустраивать быт, приноравливаться к особенностям местного климата и снабжения, было в жизни Галины Валитовой немало - Малиновая, Краева, Лысуха, Таежная, потом муж получил назначение на Шикотан… Потом был Кунашир, затем – Гродековский пограничный округ, а уж потом – управление погранвойск во Владивостоке. - Марат мой – боевой был, а какой охотник и рыбак, - вспоминает Галина Федоровна, - кабы не охота да рыбалка, как бы мы жили? А так девочки наши на хорошем мясе, хорошей рыбе выросли… Валюша Со своим мужем, курсантом Алма-Атинского училища, познакомилась она на вечере встречи в молодежном кафе, который организовали активистки техникума легкой промышленности, в котором она училась. Высокого, красивого курсанта Валя сразу заметила, да и он, как потом выясняется, углядел симпатичную, форсистую (в таком-то техникуме девочки все по последней моде себя обшивали, пусть и из лоскутков) блондинку с моднющей прической «бабетта». Через год Валентина и Анатолий поженились. Валя уже окончила техникум, а Толя еще учился в училище. - Позвонила я ему, а Толя как раз был на полевых сборах, - говорит Валентина, - так и так, говорю, вот на руках распределение в мой родной город, так что уезжаю. Поговорили мы, а ночью стук в комнату! Толя где на попутках, где пешком добирался ко мне. И наутро пошли в загс. Свадьбы-то у нас никакой и не было, с девчонками в комнате мы чего-то там приготовили, Толя две бутылки шампанского принес. А у меня на всю жизнь мечта осталась – белое платье надеть. Думала, на серебряную свадьбу надену. А его, как нам 25 лет отмечать, в командировку отправили. И на дочках платья белого не видела – сыночки у меня. Так вот мечта мечтой-то и осталась… Недалеко от училища снимала молодая семья (и мама Валентины приехала помогать, с семьей дочери она вот так по всей стране ездила, а Анатолий тещу свою называл золотой. Пироги Марии Абрамовны до сих помнят и Галина, и Людмила – как выносила она целый таз во двор, всех угощала) времянку – хлипкую постройку в саду, зимой по стенам там текла вода и лед намерзал. Но что эти трудности, когда любовь горит в сердце? - Помню, в сенцах у нас гражданская одежда висела, - улыбается Валентина Ивановна. – Друзья Толи через забор училища перелезут, во времянку к нам забегут, переоденутся – и в город! А сколько я Толе брюк форменных на коленках штопала – не сосчитать, забор-то высокий, вечно он брюки на коленях рвал. И Игорь наш, сынок, в 1965-м он родился, в этой времянке таким закаленным вырос! Первой заставой, на которой служил Анатолий Кунгурцев, находилась на острове Сааремаа – на разных заставах. Потом была академия в Москве, затем – Тихоокеанский пограничный округ: Гродеково, потом Владивосток. 36 лет прожили вместе Валентина и Анатолий, столько же и прослужили в пограничных войсках. А как иначе скажешь – ведь жена разделяла с мужем все тяготы службы! Людочка Людмила со своим будущим мужем Николаем познакомилась… в свинарнике. Ее, активистку, комсомольского вожака, не отпустили в отпуск к бабушке на запад (а жила Люда в Иркутской области), а отправили – вместе с другими комсомольцами – помогать сельчанам. Парни ремонтировали хозпомещения, девочкам выпало белить свинарники. А вечером, конечно, были танцы. Вот на танцах и пригласил Люду симпатичный молодой человек на вальс. А на следующий день пришел в свинарник, да не просто так пришел, а при погонах, в форме – как ездил в комендатуру на учет вставать, так и зашел. Курсант был в селе на побывке – и влюбился в приезжую. А Люда не то чтобы не заметила парня, просто о другом думала. В отпуск ей хотелось. Потому и адреса на прощание своего не дала. После отпуска вернулась в поселок родной, уволилась и уехала в Красноярск работать. Устроилась на завод синтетического каучука, в техникум при заводе поступила. Там-то и нашло ее письмо от отца. Мол, вот, дочка, пришло к нам письмо от курсанта какого-то, разыскивает он тебя, просит адрес. Хочешь – напиши, письмецо его вкладываю в конверт. Так и завязался между Людой и Николаем «роман в письмах». Четыре года писем и редких встреч – в феврале и июле, во время каникул. Все было – и нежные признания, и ревность, и слезы, и радости… А сразу после того, как Николай окончил училище, они поженились. - Коля всегда хотел быть военным, - говорит Людмила Ивановна. – Поступал в танковое училище, но по слуху не прошел – перенесенная в детстве болезнь дала себя знать. Когда в армии ему предложили поступить в пограничное училище, он схитрил, проходя комиссию, так никто и не узнал, что у него одно ухо хуже другого слышит. Призвание у него такое было – служить Родине. Назначение Николай Маликов получил в Тихоокеанский пограничный округ. Уехал на заставу, а затем вызвал на заставу Сенную жену. Потом были Сахалин – Корсаков, Александров-Сахалинский, Гродековский пограничный отряд, служба во Владивостоке… 27 лет – стаж семейной жизни Маликовых, 24 года из них – служба в погранвойсках. Главное – не попасть в плен - Было ли вам страшно? – спрашиваю я пограничниц. – Не в бытовом смысле, нет. Было ли вам хоть раз страшно именно потому, что вы живете на границе? - Нет… - задумчиво отвечают Галина и Валентина. – После событий на Даманском всех жен комсостава обязали научиться стрелять. И мы все умеем – из пистолетов, из автомата, из винтовок. Даже соревновались! - У меня и дочки стреляли, - говорит Галина. – Страха не было, мысль только: если что, главное – в плен не попасть. На фотографии того, что делали с трупами наших солдат китайцы на Даманском, мы нагляделись… Это было ужасно. - А мне один раз страшно было, - смеется Людмила, - в первый день, как я на заставу к Коле приехала. Утром муж ушел, я встала, только начала осматриваться… Рай! Птички поют, тишина… В дом заходит девчушка – дочка замначальника заставы по бою. И тут как загрохочет! А потом – стрельба, стрельба! Война с Китаем, решила я. Хватаю девочку, прижимаю ее к земле, сама ползу, грохот слышу… Девочка отбивается почему-то. Приползла к соседнему дому, а там Надя, жена начальника заставы, стирает и на меня смотрит. «Что такое?!» - говорит. Я ей: не слышите разве, стреляют, война! А она хохочет: тут такая война каждую неделю, зам по бою стрельбы проводит. Так что привыкай, жена пограничника! Любовная лодка не разбилась о быт - Мне было интересно жить на дальних заставах, - говорит Галина Федоровна. – Утром просыпаешься, выходишь: птицы поют, воздух такой – городским и не снилось! Ничто тебя не волнует, тишина вокруг звенящая. И ты чувствуешь себя здесь хозяином. Я как-то не замечала этих трудностей, о другом думала. А как дети пошли, так и совсем некогда стало долго задумываться. Раз уж вышла замуж за пограничника, выбрала такую судьбу – будь достойна этого звания: жена пограничника! Мы с Маратом никогда порознь никуда не ездили, всегда и всюду были вместе. - Какое удивительное море было на Сааремаа, - вспоминает Валентина Ивановна. – Какая дикая земляника росла на склонах, это не описать! Мы с мамой там огород стали сажать – все росло, только помидоры не успевали вызревать. А на птичьи базары мы за пухом ходили, подушки набивали. - Новый год мы отмечали всегда весело, хорошо, помните? - спрашивает Людмила. – Как к нашим детям, к нам солдаты, сослуживцы относились? Игорешка у меня родился на заставе, так его и меня все 50 человек личного состава встречали, попросили на развод в 20 часов малыша принести. И все по очереди его брали на руки, держали и желали сыночку нашему столько хорошего, столько доброго! - На Шикотане, - продолжает Галина Федоровна, - муж получал 151 рубль зарплаты, а вилок капусты стоил 80 рублей. Одну розочку можно было купить за 150, вот и посчитайте, как мы жили. На остров Сааремаа, где служил муж Валентины Ивановны, воду – за 200 километров - привозили раз в день, почва – сплошной доломит. На вес золота была каждая капля. Электричество на большинстве застав от движка, и давали свет, как правило, на пару часов вечером. Когда мужа Людмилы назначили на Шикотан, семья несколько месяцев маялась на Сахалине в ожидании направления на заставу. С больным сыном на руках, по чужим квартирам, по ледяным гостиницам. Когда Кунгурцевы приехали во Владивосток, первое время Анатолий, Валентина, двое их сыновей и мама Валентины жили в проходной комнате в гостинице. Утром офицеры из соседней комнаты на службу уходят, Анатолий командует: «Женщинам укрыться!». Валя с мамой с головой простынями накрываются, офицеры через их «дом» бегут на службу… Они смеются, вспоминая, а я думаю: сегодня, в наши дни, какая любовь прошла бы такие испытания? В наше время, когда с экрана, со страниц «умных» книжек вещают только одно: ты у себя одна, думай о себе, жертвовать и терпеть – это неправильно. Сколько сегодня – открой любой женский форум в Интернете – можно прочитать истерических записей типа «он пропадает на работе, с семьей почти совсем не бывает, будем разводиться!»; «он мало зарабатывает, у нас до сих пор старый телевизор и нет посудомоечной машины, я порчу себе маникюр, будем разводиться!»… Что изменилось в нас сегодняшних, думаю я, по сравнению вот с этими счастливыми – да, счастливыми! – женщинами, которые смогли провести любовную лодку так, чтобы не разбилась она ни о какой быт, ни о какие жертвы. А жертвовать – в буквальном смысле этого слова – женам пограничников приходится многим. За спиной, где-то очень далеко остаются подруги, привычный мир. И все подчиняется другим правилам, первое из которых: работа мужа – это главное. Жизнь не баловала пограничниц. Довелось им пережить и смерть мужей, довелось и самое страшное – хоронить детей… Но и сегодня светятся их глаза. Их жизнь – каждой! – достойна и книги, и сериала, и фильма. Ведь у них было, да и есть самое главное – любовь, семья, счастье. Галина Федоровна пишет стихи, издала несколько книг, растут у пограничниц внуки, радуют дети… С праздником вас, пограничницы! Мне бы легкое платье из облака, Мне бы в волосы гребень из золота, Мне б не руки, а крылья белые, И была бы я птицей смелою. За тобой бы летала без устали, От беды бы спасала, от грусти я. Отводила бы тебя от опасных путей, Защищала б тебя от недобрых людей. Я бы ангелом в небе парила, Только, Господи, дай ты мне силы, Сохранить, уберечь, не отдать небесам Половинку мою. Он судьбою мне дан. Стихи Галины Валитовой

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выбор сделан

В СМС-голосовании по вопросу размещения мемориала «Город воинской славы» победил полуостров Назимова

Новый лес

В Международный год лесов кампания «Посади лес для леопарда» является самой крупной акцией в России по восстановлению мест обитания редких видов

У Владивостока появился округ-брат

Владивосток и Яньбянь-Корейский автономный округ уже около 15 лет – после ввода в строй пограничного перехода «Краскино» – связывают отношения дружбы и сотрудничества

В Брест, за землей Памяти

Планируется, что в день отъезда - 19 июня - делегацию будут провожать торжественным митингом на Корабельной набережной. А во Владивосток делегация вернется не с пустыми руками: наши земляки привезут капсулу с землей из Брестской крепости

Мост еще не построен, но с него уже прыгают

Бейсеры готовили свой прыжок как благотворительную акцию в помощь детям-сиротам и «отказникам» из больниц города

Последние номера
газета
газета
газета