Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Только факты

Лес пилят - баксы летят

Меняются власти, структура управления лесным хозяйством, а «зеленое море тайги» как губили, так и губят
Лес пилят - баксы летят
Меняются власти, структура управления лесным хозяйством, а «зеленое море тайги» как губили, так и губят «МК во Владивостоке» уже рассказывал о том, что жалобы на недостаток дров – речь идет о сельской местности края – порой вызваны не желанием согреться, а стремлением получить доступ к лесосекам. Пользуясь тем, что штаты лесничих в ходе реформ последних лет сильно сокращены, некоторые особо предприимчивые наши соотечественники даже дрова умудряются превратить в доллары. Способствует этому и сеть мелких лесопилок, появившаяся в крае. Продолжаем эту тему на примере Дальнереченского района. Ловить вам не переловить… Александр Кириенко – руководитель Дальнереченского филиала КГУ «Приморское лесничество» – о жалобах по поводу снабжения населения дровами говорит горячо и компетентно. Во-первых, он сам живет в селе. А во-вторых, по долгу службы непосредственно занимается этим вопросом. По его словам, арендаторы, с которыми филиал заключает договоры, без проблем снабжают население дровами – кто бесплатно, кто за минимальные деньги. Причем на объявление в местной газете, которое давали некоторые из них («Забирайте отходы с лесосеки без оплаты, только приезжайте сами»), отзывались буквально единицы. Почему так? Александр Кириенко объясняет: «Потому что люди хитрят, хотят рубить сами, зная о нехватке лесничих и надеясь на недостаточный контроль с нашей стороны. Зачем? Можно вырубить больше заявленного и продать на сторону…». Разумеется, нарушения лесного законодательства есть, причем не только оставшиеся скрытыми, но и обнаруженные лесничими – в этом смысле Дальнереченский филиал КГУ «Примлес» ходит в передовиках. За 2010 год выявлено 164 нарушения, изъято 218 единиц техники – 35 задержали только с начала этого года. Кстати, вся эта техника хранится на специально отведенной площадке – единственный такой пример в крае. Видели мы эту немалую по площади, тщательно огороженную и хорошо охраняемую стоянку в селе Боголюбовка. Сильное впечатление, надо сказать. Тракторы, трелевщики, грузовые и легковые машины, вагончики для проживания плюс штабеля незаконно заготовленного леса… Зримый итог работы лесничих (вместе с милицией, конечно). Для сравнения: по другим лесничествам обычно вскрывается пять–шесть незаконных рубок за год. Выводы вроде бы очевидны… хотя смотря для кого. Вот, например, краевая прокуратура считает, что Кириенко следует наказать, поскольку он ДОПУСТИЛ на подведомственной территории эти самые полторы сотни нарушений. И, соответственно, природе нанесен большой ущерб. А сам Кириенко считает, что он и его подчиненные ВЫЯВИЛИ эти нарушения. Чувствуете разницу? Вот что значит грамотная формулировка… - Значит, лучше ничего не делать? – с горечью говорит Александр Кириенко. – Сидеть тихо, не видеть ничего – будет проще? Меня и подчиненные об этом спрашивают, считают, что «подставили» меня. Речь идет об информации краевой прокуратуры о состоянии законности в сфере лесных отношений, направленной на имя губернатора края Сергея Дарькина. Сообщенные прокуратурой факты с соответствующей резолюцией губернатора были рассмотрены на совещании при вице-губернаторе Павле Попове 11 марта нынешнего года. Один из пунктов протокола этого совещания гласит: «Принять незамедлительные меры к расследованию ненадлежащего исполнения должностными лицами Дальнереченского филиала КГУ «Приморское лесничество» мероприятий по осуществлению государственного контроля и надзора на подведомственной территории и привлечению виновных лиц к ответственности, вплоть до увольнения». Конечно, Кириенко можно уволить, но будет ли новый руководитель стремиться увеличивать количество выявленных нарушений, учитывая такой опыт? Ответ очевиден… «Пилите, Шура, пилите! Она золотая…» Так говорил один знаменитый литературный герой другому, побуждая того распиливать гирю. Как известно, последняя оказалась чугунной… А вот приморская древесина (причем практически любая), будучи распиленной, становится если не золотой, то уж точно весьма доходной. Доказательством тому – немалое количество лесопилок, быстро расплодившихся по краю, особенно в лесных его районах. В одном Дальнереченском районе более десятка таких мини-предприятий, и на каждой пилится в среднем по 300 кубометров леса ежесуточно. Откуда он берется? Это уже вопрос экономический, а нередко и криминальный… По мнению координатора лесных проектов Амурского филиала WWF России Анатолия Кабанца, именно наличие лесопилок, владельцы которых скупают лес, подталкивает людей к нарушениям лесного законодательства: - Возможность сбыта нелегально добытой, или попросту краденой, древесины сводит на нет борьбу с незаконными рубками. Получив разрешение на заготовку дров, сельские жители передают (или продают) свое право третьим лицам, которые под видом заготовки дров проезжают на лесосеки и готовят деловую древесину, а владельцу договора достается денежная компенсация либо машина отходов с пилорамы. По поводу лесопилок «районного значения» сказать что-либо с полной уверенностью трудно. Местные жители уверены: лесной бизнес в районе принадлежит китайцам, они владеют пилорамами и скупают лес, причем любой, с документами или без, ценные породы и «древесные сорняки» – нашим предприимчивым соседям все приносит выгоду. Хотя, чтобы легально поставить пилораму, надо собрать 26 справок и потом соответствовать всем нормам: техническим, экологическим, санитарным, пожарным… Может быть, нужны комплексные проверки всеми соответствующими ведомствами? Этот вопрос легко проясняет начальник ОБЭП КМ УВД по Дальнереченскому городскому округу и муниципальному району Евгений Тур: - Проверки лесопилок регулярно проводились, незарегистрированных нет, 90 процентами из них владеют российские граждане с привлечением легальной иностранной рабочей силы. В Малиново две под вопросом – должны быть снесены по решению суда. С лета 2010 года незаконные порубки перестали относить к преступлениям экономической направленности, теперь этим занимается уголовный розыск. Трудно предположить, что оперативники угрозыска будут выявлять, откуда и как появился лес на пилораме, легально он заготовлен или нет… Не их эта специфика. И не задача лесничих, конечно. К тому же лес и лесоматериалы в России подлежат свободному обороту, каждый может это, как раньше говорили, «зеленое золото» легко превратить в совсем другую «зелень» – долларовую. А последняя, судя по всему, уходит за пределы страны через ближайшую границу. Не буду делать выводы (не хватает компетенции), а предлагаю читателям вместе с Анатолием Кабанцом и Александром Кириенко проехать по ближайшим к Дальнереченску лесопилкам. Лично для меня такая эксклюзивная экскурсия стала весьма любопытной. «А под ногтями кедрача китайские иголочки…» В селе Новотроицком имеются две лесопилки. На первой ворота открывает китаец. Приносит документы на лес, привезенный из Пожарского района. Они просроченные, но тот уверяет, что «есть другие». По его словам, хозяин лесопилки – китаец Миша (сейчас в Китае), живет тут же, в доме на территории лесопилки, имеет русскую жену и двоих детей. В цехе работают и русские, и китайцы, руководят, естественно, китайцы. На территории лежит кубов 150-170 хорошего дуба, бревна диаметром от 30 до 80 см. Их пилят на паркетную дощечку, штабеля которой лежат тут же – ждут отправки в Китай. Вторая – ворота нараспашку, въезд свободный, на территории и в цехе никого нет, так что чья пилорама – непонятно. Штабеля леса – ясень, ильм, всего около 600 кубов, пилят на доски. Анатолий Кабанец говорит, что месяц назад леса здесь было раза в два больше, в том числе дуб. По его прикидкам, кубов 500 за это время перепилили. Село Малиново. Лесопилка на территории бывшей «Зоны № 1 хранения вооружения и военной техники боевой и строевой группы», как значится на порядком попорченной вывеске на воротах. Рядом с вывеской – китайский новогодний плакат. Охраняется на проходной, но мы въехали в другие ворота, открытые. На территории огромными штабелями бревна и доски. Двери штабного помещения обклеены плакатами с иероглифами, внутри находятся китайцы. Переводчик говорит, что владелец – предприниматель Храпов, все документы у него на руках, он сам, разумеется, отсутствует. Работают на лесопилке русские, по их словам, «у китайца Максима» за 500 рублей в день. Вторая лесопилка в Малиново. Липа, ильм, дуб, судя по грязи на стволах и повреждениям от крючьев, неоднократно перегруженные. Хозяев нет, присутствуют несколько русских и китайцев, документов на лес нет. Один из работников говорит, что лесопилка принадлежит «Лесэкс-порту». Третья в том же Малиново: лес, доски, горы опилок, несколько китайцев, не говорящих по-русски. Документы даже спросить не у кого. Тишина. Четвертая в Малиново: никого нет, ворота и вход в цех нараспашку. Леса мало, зато горы опилок и готовая продукция – плахи (как поясняют специалисты, заготовки для паркетной дощечки). Думаю, что общая картина вполне понятна даже дилетанту. Еще один пример. Село Вербное, лесопилка с огромной территорией, сплошь заваленной штабелями леса. Стоит группа китайцев явно не пролетарского вида. Тут произошел такой диалог Анатолия Кабанца с «капитаной»: – Лес купишь? – С документами? – Какие документы, так привезу, за наличку. Договорились? Внимательный взгляд внутрь машины и осторожный ответ: – Я тебя не знаю… – А если я местного приведу, он за меня поручится – возьмешь? – Местного тоже знать надо. Понимаешь? Да понимаем мы все. Китайцы легко купят за наличные, если будут уверены, что это не «подстава». По уверению местных жителей, могут расплатиться и юанями – они тут ходят наравне с рублями. Своя лесная республика… Замечу, что на каждой из увиденных нами лесопилок «капитаной» был китаец, именно он вел все разговоры. Русские в лучшем случае открывали-закрывали ворота или трудились на лесопилке. Юрий Шевчук, слова из песни которого вынесены в подзаголовок, по-своему очень точно описал ситуацию, хотя в этих местах вроде бы не был… Вместо эпилога На темы «лесного браконьерства» автор этих строк пишет как минимум 10 лет. Честно скажу: статьи можно тиражировать под копирку. Меняются краевые и районные власти, структура управления лесным хозяйством, «зеленое море тайги» высыхает… а проблемы остаются. Кто возьмется за их радикальное решение – никакой ясности нет. Видимо, дождемся результата только согласно известной формуле, несколько перефразированной: «Нет леса – нет проблемы».

Автор : Иван ЕГОРЧЕВ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Вне игры
Вне игры

Гаре сломали ногу. И карьеру?

И друг степей калмык?
И друг степей калмык?

За присвоение звания «Почетный гражданин Владивостока» Илье Лагутенко выступают даже неместные политики.

Трижды душегуб

Окончено судебное слушание по уголовному делу о тройном убийстве, совершенном в Черниговском районе летом прошлого года

Кошмар на проезжей части
Кошмар на проезжей части

Среда, 13 апреля, стала урожайной на крупные ДТП во Владивостоке

Приз - в студию!

Учительница классная моя

Последние номера
газета
газета