Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Культурный слой

Принципы Коренева

Зулус среди нобелевских лауреатов
Принципы Коренева
Зулус среди нобелевских лауреатов Владимир Коренев, едва ли не первый секс-символ советского кино, «Ихтиандр навсегда»… В кино ( хотя кажется, что после той звездной роли человека-амфибии он не так уж много снимался), считает Владимир Борисович, его жизнь удалась, были роли, за которые не стыдно, да и фильмография в 67 картин – это внушает. В сериалах он очень востребован – как профи, который всегда вытянет постановку. Но свое истинное счастье он нашел на сцене. И в преподавании. Владимир Коренев побывал во Владивостоке со спектаклем «Завещание целомудренного бабника» - единственной антрепризой, в которой он участвует. Актер впервые оказался в столице Приморья. Это может показаться удивительным, но народный артист России Владимир Коренев всегда и везде старается не только заниматься самообразованием, но и передавать свои знания другим. Даже в беседе с корреспондентом «МК во Владивостоке» он показал себя истинным энциклопедистом, знатоком. И кто может поверить в то, что этот человек до четвертого класса не умел – да и не считал нужным – читать? - В городе Измаиле, где я жил, - смеется Владимир Борисович, - преподавали на двух языках, в итоге я не знал ни одного, переводили меня из-за хорошей памяти. А потом отца моего, военного моряка, отправили служить в Таллинн. Сижу я там в пятом классе на уроке и чувствую себя зулусом среди нобелевских лауреатов! Так хотелось быть как эти дети! И я стал читать, научился. У нас в доме на первом этаже была библиотека, так я прочел к 9-му классу ее всю! А потом уже не смог остановиться. Я и сегодня читаю 15-16 книг одновременно. Знаете, что для меня отдых? Это когда я на диване лежу, а вокруг книги! Знаниями, получаемыми из книг, Владимир Коренев готов делиться. Вообще он считает это обязанностью любого образованного человека. В Институте гуманитарного образования, где он возглавляет актерский факультет, Владимр Борисович мечтает восстановить менторскую систему обучения. - Я же вижу, с какими жуткими пробелами в знаниях приходят к нам абитуриенты, - говорит артист. - Качество школьного образования чудовищное. И в связи с последними реформами я понимаю, что наступает катастрофа. То, что сейчас пытаются сделать с нашим образованием, трагедия. Эти люди – Фурсенко и ему подобные - не имеют права заниматься образованием, даже близко к нему их нельзя подпускать. Помните, раньше была система гувернеров? С Запада в Россию приезжали великолепно образованные молодые люди, окончившие Дерптский университет, Варшавский, Сорбонну… И наши аристократы знали, за что платят им деньги – за образование детей! Почему Грибоедов в 14 лет учился в университете? Да, он был гений, но ведь его талант, его способности заметили и развивали учителя, гувернеры! Система домашнего образования была отличная! Вот представьте, ведет гувернер – человек с отличным образованием пятилетнего малыша гулять в сад. Рассказывает по дороге про осень, про то, какие листья на каких деревьях, куда улетают птицы, как и почему замерзают лужи, потом дома садится и играет «Осеннюю песню» Шуберта. И все свои знания вот так постепенно, шутя, передает этому ребенку. И поэтому в 14 лет ребенок может учиться в университете! Я пытаюсь наладить в своем вузе такую систему, чтобы мы готовили не просто артистов, а образованных людей. В России образованный человек всегда был чем-то большим. Вот Пушкин. Когда он умер, Жуковский сказал: «Какой великий ученый ушел!». Пушкин читал на французском, английском, немецком, итальянском, греческом, латыни, учил древнееврейский, чтобы читать на нем. У него было столько книг, что жизни не хватит, чтобы их прочесть. Если бы Пушкин не ушел так рано, если бы сумел реализовать, воплотить в жизнь свою ипостась ученого… Он ведь начал писать историю Пугачевского бунта, историю Петра Первого… И даже в его художественных произведениях видно, какой крупный это был ученый, какой большой историк! И я понимаю, почему Пушкина тянуло к истории! Помните Ключевского? Он был жуткий пьяница. И когда у него спрашивали, почему он пьет, отвечал: «Деточка, у меня такая профессия, я профессор русской истории, а русская история – бурное море. И только пьяному море по колено». Ключевской говорил: история, как любая наука, имеет законы повторяемости – к примеру, любая революция неминуемо переходит в диктатуру. Масса примеров – римская демократия, по типу которой строятся все современные демократии, превратилась в тиранию Цезаря. Но девять сенаторов его убили и восстановили демократию, а вскоре один из девяти – Антоний – объявил себя императором и основал династию Августов. На волне французской революции к власти пришел Бонапарт. В России революция породила Сталина. В Китае – Мао. На Кубе – Кастро, и так далее… Пушкин в своих произведениях всегда говорит больше, чем кажется на первый взгляд. Вот хотя бы «Борис Годунов». Это очень зашифрованное произведение. Кто там самозванец? Гришка Отрепьев? Да ничего подобного! И даже не Борис Годунов. Пушкин четко говорит: самозванна любая власть, люди сами к ней стремятся. Власть, как сказал Монтень, – это сосуд, который любую жидкость, которую в него наливают, делает ядовитой. Ты не сможешь пойти во власть без ущерба своей душе, своей нравственности. Даже те, кто думает: вот я приду во власть и буду творить добро, глубоко заблуждаются – пока они дойдут до власти, по дороге столько наделают зла, что уничтожат свою душу и по дороге забудут, зачем они туда шли. - Вас никогда не приглашали в депутаты, во власть? - Нет. Да я никогда бы и не пошел. Это убивает душу. - Ваши студенты следуют вашему примеру, помогают друг другу? - Да. Время индивидуализма проходит. Люди понимают, что в одиночку не выживешь. Эта мода, которая пришла с Запада, мол, я один проживу, в России не очень прижилась. Россия – общинная страна, в том числе поэтому у нас так долго был СССР, это соответствовало нашим вкусам, менталитету, соборности. - Вы читаете Библию? - Часто. Мне любопытно. Я не могу сказать, что такой уж христианин, хотя крещеный, думаю о вере, но Библию читаю, стараюсь понять. Все смертны. Но есть надежда, что там, за занавесом, ты встретишь тех, кто ушел раньше тебя…

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ.

В этом номере:
Вне игры
Вне игры

Гаре сломали ногу. И карьеру?

И друг степей калмык?
И друг степей калмык?

За присвоение звания «Почетный гражданин Владивостока» Илье Лагутенко выступают даже неместные политики.

Трижды душегуб

Окончено судебное слушание по уголовному делу о тройном убийстве, совершенном в Черниговском районе летом прошлого года

Кошмар на проезжей части
Кошмар на проезжей части

Среда, 13 апреля, стала урожайной на крупные ДТП во Владивостоке

Приз - в студию!

Учительница классная моя

Последние номера
газета
газета