Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
В крае

По ком «бимсает» колокол?

Как второй по величине город Приморья превращается в «криминальную столицу» края
По ком «бимсает» колокол?
Как второй по величине город Приморья превращается в «криминальную столицу» края Находка — один из самых молодых и перспективных приморских городов. Когда краевой центр был закрытым городом-базой ТОФ, Находка и Уссурийск оставались открытыми, нарабатывая собственную «специфику» и взращивая свой «контингент» в соответствии с географическими и экономическими особенностями. Уссурийск, как транспортный узел, был «перевал-базой», а Находка, как крупнейший в крае порт, – «причалом» для всяких авантюристов, включая граждан с заведомо криминальными наклонностями… В нашу гавань заходили корабли Торговый и рыбацкий флот, «вербованные» и переселенцы, бывшие зэка, строившие на берегу город, докеры, моряки, рыбаки, строители, судоремонтники — вот краткий и общий перечень тех, на чьих плечах поднялся на берегах одноименной бухты город Находка. Те еще, как говорится, были ребята: оторви и выкинь, дубленые, соленые, прожженные и закаленные. А кто еще мог в те времена вкалывать до потемнения в глазах, а потом «культурно отдыхать» по принципу «гуляй, рванина, от рубля и выше!»? Но, побуянив, остепенялись, оседали, обзаводились семьями и детьми, которые — кровь из носу! — должны были жить лучше, а иначе ради чего вкалывали родители? Получали квартиры, строили дома, обставлялись и наряжались заморскими дефицитными некогда диковинками — богатели помаленьку. В восьмидесятых уровень жизни находкинцев отличался от прочего Союза ССР в выгодную сторону: деликатесные морепродукты на прилавках и столах, качественная одежда-мебель, первые японские б/у автомобили — все это «родом» из Находки. Стоит ли удивляться, что и рэкет в Находке появился и разросся раньше, чем на остальной территории современной России? К старту приватизации (которая, кстати, в Находке проходила не под контролем краевого комитета по имуществу, а непосредственно местным городским комитетом с выходом на столицу) в небольшом портовом городе с мощнейшим производственно-транспортным комплексом сформировались не просто финансово-промышленные группы из «красных директоров», но сплоченная элита, готовая удерживать свои позиции от посягательства «чужаков». А поскольку нарождающийся бизнес в те времена просто не мог решать свои проблемы цивилизованными путями, ему повсеместно «помогали» ОПГ с «авторитетами» во главе. И Находка не стала исключением: в городе к началу девяностых сформировались две крупные «этнические» ОПГ, а также парочка сугубо местных, «славянских». Лидеры которых на данный момент либо погибли, либо легализовали свой бизнес и теперь идут во власть. Причем некоторые уже пришли, а кое-кто, побывав у власти, успел скрыться… Дабы не погрешить против истины, надо признать, что в Находке в девяностые годы ХХ века практиковались не только типичные для всей России схемы отношений «бизнес-криминал-власть», но и более тонкие, «западные» схемы экономической преступности. В частности, город Находка одним из первых в крае ощутил всю «прелесть» классического рейдерства по лучшим европейско-штатовским канонам: за акции его портов, заводов, судоходных компаний бились (и до сих пор продолжают!) такие основатели российской «рейдерской науки», как Александр Волков — профессор, экс-преподаватель Высшей школы экономики России и основатель группы компаний «Минфин». В стратегический для Дальнего Востока России порт Находка устремился зарубежный капитал через крупнейшие инвестиционные фонды. И местный криминал за счет этого получил новый толчок в своем развитии, что влияло на форму, но не на саму суть. Согласитесь, невелика разница, говорит ли вам грабитель: «Слышь, мужик…» или «Айм сорри, мистер…», если за этим все равно следует настойчивое требование отдать ему деньги? Возможно, поэтому выходцы из крупного бизнеса Находки – с их-то уникальным опытом – оказываются где угодно: от бывшего РАО «ЕЭС» до Пенсионного фонда РФ и банковских структур включительно. Хотя, конечно, такому карьерному продвижению могли также способствовать и довольно крупные деньги, в свое время бесследно пропавшие из города Находки — из его СЭЗ – свободной экономической зоны, банков «Находка» и «Торгово-индустриального» (лопнувших с треском в девяностые годы), из крупных предприятий и бюджетов всех уровней. Правовое государство силовиков На рубеже веков в Находке скрестились шпаги краевых «рыцарей плаща и кинжала»: в борьбе за контроль над рыбным портом Находки сошлись предприниматели, за которыми стояли, с одной стороны, бывшие и действующие сотрудники ФСБ и ДВОТ, а с другой — органов прокуратуры. В это самое время после (или в результате?) смены власти в крае активизировались и крупнейшие отечественные финансово-промышленные группы, проявив доселе невиданный интерес к дальневосточным портам. Понятно, что такая вспышка деловой активности просто не могла не сказаться на городе и расстановке сил в нем, как в белом, так и в теневом секторе экономики. Но если в белом секторе была тишь да гладь — пакеты акций продавались-покупались без особых скандалов, то в теневом секторе активность оказалась на порядок выше. Выстрелы явно заказных убийств, махинации с собственностью, просто изумительные судебные вердикты (вынесенные судьями в «российских оффшорах» вроде Калмыкии по искам никому не известных в Находке людей, но зато в интересах широко известных в городе лиц и компаний)… «Толковища» сотрудников официальных силовых структур, когда, к примеру, судебные приставы могли хвататься за грудки с транспортной милицией… Либо неместный ОМОН или СОБР в броне и масках проводил «акции устрашения» в офисах спорных компаний, укладывая «мордой в пол, руки за голову» офицеров местного ГОВД… Все это происходило в Находке в период 2001-2003 гг. Именно тогда этот приморский город распростился с остатками былой гласности: СМИ, не соответствовавшие «генеральной линии», либо закрылись сразу, либо были додавлены позднее. А в Находке с тех пор воцарилась «понятийная власть», причем с перекосом «понятий» от классики криминала («умри ты сегодня, а я завтра» и «не верь, не бойся, не проси») в сторону «красных»: «сдай кореша сейчас и живи себе спокойно до следующего раза» и «был бы человек, а статья найдется». И оба конца одной и той же криминально-силовой палки комфорта горожанам не прибавили: в коммунальном хозяйстве порядок стали наводить, зато в земельно-имущественных вопросах и в социальной сфере власти лишь ужесточили прежнюю политику, а общая тенденция «выживания сильнейших» так и осталась неизменной. Но вот в экономике города перестановки руководящих кадров сказались заметно: уже 10 лет, как в Находке пошло активное строительство, впрочем, мало ориентированное на социальные нужды, а скорее, на класс «хозяев жизни». В центре внимания властей оказались не жилищное строительство, не медицина с образованием (даже несмотря на подзабытые приоритетные нацпроекты), не доступная торговая инфраструктура, а фешенебельные торговые центры, рестораны, казино, базы отдыха на побережье, частные клиники и косметические салоны. Не говоря уже об одном из важных видов бизнеса в этом приморском городе – импорте автомобилей, запчастей и авторезины, – зачастую сопряженном с массовой контрабандой. В этих процессах на протяжении последних десяти лет активное участие принимали уже не лидеры былых ОПГ-ОПС, а бывшие и действующие офицеры силовых структур, чьи связи и наработанное за годы влияние позволяли им «держать на крючке» коммерсантов, каждый из которых в той или иной степени являлся участником теневого рынка. Так в Находке сформировалась нынешняя структура управления: бюджетом и ресурсами распоряжаются депутаты и чиновники, значительная часть которых так или иначе была связана с прежними «авторитетами» ОПГ. А предпринимательский сектор, наполняющий бюджет городского округа, контролируется не официальной муниципальной властью, а неким «конгломератом» из бывших и действующих силовиков, взаимодействующих с вполне реальными бандитами. То есть у бизнеса в Находке и окрестностях своя власть: кураторы из силовых ведомств и непосредственные «исполнительные менеджеры» из местных ОПГ. Есть и свой бюджет, который правильнее было бы назвать «общаком», и своя «дума», которую вернее было бы назвать «сходняком», и свои «карательные органы» — производные от того же «сходняка», приводящие в исполнение приговоры без шансов на апелляцию: кого разорить, отобрав все, кого просто ликвидировать… Мрак в конце тоннеля Так, в совокупности факторов и обстоятельств город Находка из молодого города-порта, города-работяги, бесшабашного пристанища моряков-рыбаков, судостроителей и докеров стал превращаться в беспредельный город торгашей, бандитов и продажных чиновников. Чем ныне и стал «славиться» на всю Россию, попадая на телеэкраны и газетные полосы не иначе как в ходе освещения коррупционных скандалов и серьезных уголовных дел… При этом на уровне местных СМИ все спокойно: они рассказывают своей аудитории об очевидных вещах: ремонте дорог (плановое событие с ежегодной периодичностью!) и домов (то же самое), об озеленении и благоустройстве, о сдаче в эксплуатацию все новых бизнес-центров и торгово-развлекательных комплексов. А пугают находкинцев СМИ уже другого уровня, вынося наружу сор, тщательно скрываемый по дальним темным углам в «находкинской избе», — информацию о рейдерских захватах, о разборках, контрабанде и ее организаторах, занимавших высокие руководящие посты в администрации города и на таможне, подавшихся в бега. Рассказывают наивным в своем неведении находкинцам о прошлом и настоящем их депутатов и чиновников, об их имущественных конфликтах и взрывах со стрельбой в этой связи, о безвестном исчезновении известных в городе людей, которые годами никто не расследует и не раскрывает, о процветающих мошенниках и о том, как никто не принимает мер даже в самых вопиющих случаях, а должностные лица силовых структур при этом делают успешные карьеры. На фоне этой информации свет в конце находкинского тоннеля даже не проблескивает — о честных выборах в городе давно забыли, как и по всей России, админресурс в руках нынешней власти, того самого «конгломерата»-«сходняка», финансовые ресурсы почти безграничные — в виде того же «конгломерата»-«общака». С общественной активностью в городе давно проблемы: по действующим «понятиям» гражданская позиция не просто не приветствуется, а реально чревата — достаточно вспомнить недавнюю пальбу в окна приемной Центра по борьбе с коррупцией, чтобы отпали всякие вопросы. И уже просто нет веры в какие-либо перемены, когда городом в полной мере руководят если не сами известные в прошлом лидеры криминального мира, то лица, давно и тесно с ними связанные, да еще и под «крышей» государственных правоохранительных органов. Не спрашивай, по ком звонит колокол с гулким звуком «БИМС!» Он звонит по тебе, по будущему твоих детей и твоего города. Звонит по тому, что тебе, находкинец, по фигу…

Автор : Борис ЕФИМОВ.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Уходим?
Уходим?

Посчитали, прослезились…

Пожар на «земле леопарда»

Два дня сотрудники заповедника «Кедровая Падь» вместе с добровольцами тушили огонь на особо охраняемой природной территории «Земля Леопарда». Телефон заповедника молчал, указывая на то, что все силы брошены на ликвидацию пожара. Здесь же задействованы технические ресурсы и сотрудники WWF России, работающие в Хасанском районе

Радиоактивный след здоровью не повредит

Гамма¬спектрометрический анализ суточных проб атмосферных аэрозолей, отобранных 26¬27; 27¬28 и 28¬29 марта, показал наличие следов йода¬131, сообщили в Примгидромете. Обнаруженные концентрации йода¬131 в сто раз меньше допустимой суточной дозы для населения, поэтому никакой угрозы для здоровья людей в настоящее время нет

Соберем «ранец первоклассника»!

Во Владивостоке объявлена ставшая традиционной акция «Ранец первоклассника». Ее главная цель ¬ помощь каждой малообеспеченной семье, где есть дети, которые идут в первый класс

Мужчины по вызову
Мужчины по вызову

Приключения российских сантехников не похожи на эротические будни их немецких коллег

Последние номера
газета
газета
газета