Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Ситуация

То ли жизнь была, то ли мгновенье...

Когда-то Нина Альбова появлялась на страницах газет как владелица одного из самых красивых балконов города – в цветах, с прилетающими поживиться пчелками, бабочками. Когда-то она ходила в моря поварихой и ее супы, борщи да котлеты нахваливали рыбаки и моряки Портофлота. Когда-то, когда дочка пошла в школу, Нина Ивановна оставила море и много лет проработала в порту. Все это было когда-то. Сегодня Нина Ивановна – тяжелобольной одинокий человек, инвалид второй группы. Ишемия, астма, болезнь Паркинсона – букет таких заболеваний, с которыми каждый день превращается в борьбу за выживание…
То ли жизнь была, то ли мгновенье...
Когда-то Нина Альбова появлялась на страницах газет как владелица одного из самых красивых балконов города – в цветах, с прилетающими поживиться пчелками, бабочками. Когда-то она ходила в моря поварихой и ее супы, борщи да котлеты нахваливали рыбаки и моряки Портофлота. Когда-то, когда дочка пошла в школу, Нина Ивановна оставила море и много лет проработала в порту. Все это было когда-то. Сегодня Нина Ивановна – тяжелобольной одинокий человек, инвалид второй группы. Ишемия, астма, болезнь Паркинсона – букет таких заболеваний, с которыми каждый день превращается в борьбу за выживание… Характер не сахарный Дочь Нины Ивановны живет в другом городе, к тому же она тоже тяжело больна. С внуками, как признается 75-летняя пенсионерка, у нее отношения не сложились. Характер у нее, и Нина Ивановна этого не скрывает, не сахарный. Но положа руку на сердце сможет ли кто-то из нас сказать о себе: да у меня золотой характер и к старости я буду не человек, а золотая ромашка? Нет… Малюсенькая – и как только у проектировщиков таких домов хватало совести называть подобные клетушки однокомнатными квартирами? – квартирка Нины Ивановны, скажем честно, богатством не блещет. Холодильник давно служит, скорее, украшением, чем функцией – когда-то давно Нине Ивановне отдала его соседка, с тех пор резиновый уплотнитель сошел на нет, и агрегат холод не держит. Старенькая плита, телевизор, радио, телефон – вот и все радости. Делать уборку, стирать Нине Ивановне не по силам, и если бы не добрые люди… Пожилая женщина не выходит из квартиры уже несколько лет. И уже больше года к ней не заглядывают соцработники. Продукты Нине Ивановне покупают то соседи, то знакомые, которые иногда навещают. Около года назад Нина Ивановна по просьбе знакомых пустила пожить приехавшую поступать в колледж Татьяну Ткаченко. Сегодня Таня живет в общежитии, но раз в неделю приходит к Нине Ивановне – убрать квартиру, помочь. – Мне нетрудно, – говорит Таня, – а если этого не делать, что же будет с пожилым человеком? Вопрос «что будет с пожилым человеком?» волнует, похоже, только Таню да нескольких знакомых Нины Ивановны. Тем же, кому мы, еще работающие налогоплательщики, платим деньги за социальную защиту – и Нины Ивановны в том числе – на это, похоже, плевать. О своих непростых отношениях с отделом социальной защиты Нина Альбова рассказывает откровенно. - Я уж не помню, сколько их было, - говорит пенсионерка. – Первая была хорошая, Галина Николаевна. Она уже в возрасте была, понимала, что такое пенсия, какие крохи. И если я просила ее съездить за продуктами на рынок на Баляева, не отказывалась, понимала, что там подешевле. Ее потом по возрасту из той службы уволили. А она шустрая такая была… Марина еще была, медработник по образованию. Она мне и субсидию оформить помогла, но она долго не проработала, там же копейки платят, я понимаю… Нина Ивановна понимает и соглашается с тем, что за услуги соцработников нужно доплачивать. - Когда сказали по 70 рублей платить, я платила, - говорит она. – А когда сказали по 190… Ну я бы платила, если бы они не вымогали за все. Приходили ко мне: за лекарством сходить – заплати, продукты принести – заплати, а сколько раз обманывали! По мелочи вроде, а все равно – кроме пенсии, у меня доходов нет. Я звонила в соцзащиту, жаловалась, а мне все говорили, что я придумываю и придираюсь. И только однажды удалось доказать, что я права – и мне вернули 400 рублей… «Если бы не Танечка да соседи…» Свою пенсию со всеми прибавками, положенными детям войны, Нина Ивановна считает очень приличной, меж тем это действительно скромные деньги. Однако квартплату пенсионерка вносит исправно, при этом дом, в котором она живет, иначе как разбомбленным не назовешь. Хуже, наверное, только гостинки какие-нибудь: ободранные стены, выбитые стекла, гуляющий по коридорам ветер. И только раз попыталась Нина Ивановна пободаться с коммунальщиками – когда перестала оплачивать графу «ремонт мест общего пользования». В рекордно короткие сроки ее лишили субсидии, и восстановить эту пусть смешную, но все же льготу удалось только на следующий год. Следующая после квартплаты графа расходов – лекарства. Затем – скромное питание. О том, чтобы поменять сантехнику, например, пенсионерке и мечтать не приходится. Меж тем она уверена: соответствующие службы специально продержали ее в очереди на льготный ремонт, дожидаясь, когда очередная прибавка к пенсии выведет ее из категории малоимущих и ремонт будет уже не положен. Покрасить трубы сама Нина Ивановна просто не может. Она и ложку уже удержать не может – болезнь Паркинсона, знаете ли… Кстати, у врача Нина Ивановна не была уже несколько лет. Сама она даже в машину сесть не может – поднять ноги больно, а в поликлинике, видимо, о наличии на участке инвалида второй группы и не вспоминают: не тревожит – и слава богу. Подписывать договор ренты (а такие предложения поступали) Нина Ивановна боится. И ее опасения можно понять. Перестать быть хозяйкой в своем жилище, перейти в разряд живой преграды на пути владения квартирой она не хочет – историй наслушалась и по телевизору, и от знакомых. Нет, родное предприятие пенсионерку не забывает. Раз в два месяца приезжают, привозят 600 рублей и продуктовый набор. Когда последний раз привезли несколько банок тушенки, случился конфуз. - Тушенка-то соевая оказалась, - говорит Нина Ивановна, - ну я позвонила, сказала, а мне в ответ: вообще не приедем, если будете привередничать… Все вместе: невозможность выйти на улицу, полная зависимость от доброты чужих людей, старость, которая вместо спокойной и радостной оказалась горькой, – заставляет Нину Ивановну смахивать слезу – за что? И главное – не тот у нее возраст, чтобы жить в страхе: кто завтра продуктов принесет?.. - В последний раз в соцзащиту я звонила перед Новым годом, - рассказывает она. – Мне ответили: сейчас свободных работников нет, звоните после праздников. Я позвонила. А мне: вы не платите, вы капризная, такая-сякая… Вот теперь и получается, что, если бы не Танечка да соседи, хоть с голоду помирай. Страна победившего идиотизма Мы не стали сразу же звонить в районный отдел соцзащиты. Мы примерно представляем себе, что нам могут там рассказать. И мы со всеми этим словами согласны. Мы прекрасно понимаем, что у пожилых людей тяжелый характер, они мнительны и подозрительны, они склонны во всем видеть обиду – ну так, простите, жизнь у нас такая, что верить в счастливое завтра как-то не получается. Мы понимаем, что платить за услуги соцработников – это не местная инициатива и тариф не в районном отделе устанавливают, это все понятно. Как и то, что работа эта тяжелая, низкооплачиваемая, нервная… Это все понятно, это все достойно сочувствия. Но… Все эти трудности – они глобального, скажем так, характера. А есть живой человек. Которому нужно все очень спокойно объяснить, помочь, выслушать… Можно со стопроцентной уверенностью сказать: таких, как Нина Ивановна, в нашей стране, да что там стране, в нашем крае очень много. Жизнь – несправедливая штука, и даже наличие детей и внуков не спасает от беззащитного одиночества в старости. И в стотысячный раз показывает практика – того, что по-настоящему могло бы называться соцзащитой, заботой о стариках, у нас просто нет. За горами бумаг, за каким-то словоблудием, процентами и прочими «показателями» совершенно потерялись не только живые люди, но и здравый смысл. Мы живем в стране победившего идиотизма – и это нам аукается каждый день. И если люди относительно молодые еще в состоянии с этим как-то бороться, то пожилые и тяжелобольные… Вот, к примеру, Нине Ивановне нужно каждый год заново оформлять субсидию на оплату жилья. Каждый год за каким-то лешим она должна предоставлять во все эти многочисленные органы ксерокопии одних и тех же документов: свидетельства о приватизации квартиры, паспорта, пенсионного удостоверения et cetera. Зачем? Кому нужны все эти бумажки? Тем, кто старается заволокитить и забюрократить любую процедуру? И это только один пример, а ведь каждый из нас может привести сотню подобных… Страшные мысли приходили мне в голову, когда уходила я от Нины Ивановны. Мысли о том, что, не дай бог… А еще думалось мне о том, что всех до единого думских заседателей, госслужащих и прочих властных лиц следовало бы запирать на месяц – а лучше на два – в такой вот квартире, вручать мизерную пенсию и не разрешать выходить. Пусть попробуют прожить на чужой доброте, пусть просто попробуют пожить так, как живут сегодня тысячи стариков. Тех самых, которые создали огромную страну, вручили в руки этим «законотворцам» и думали, что смогут хоть на пенсии пожить достойно и спокойно…

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Чехов с нами!
Чехов с нами!

Приз за «Малую родину»

ЦCКА заинтересовался юными футболистами из Приморья

Три воспитанника находкинского «Океана» побывали на просмотре в московских футбольных школах. Евгений Нестеренко и Никита Сухарьков тренировались в футбольной школе «Чертаново», а Артур Аванесян побывал на повторном просмотре в школе ЦСКА. Все ребята 1996 года рождения, занимаются под руководством тренера Александра Данцова

Последний ветеран первой мировой войны
Последний ветеран первой мировой войны

Во вторник на здании генерального консульства США во Владивостоке приспущен национальный флаг. В этот день на Арлингтонском кладбище простились с Фрэнком Баклзом – последним ветераном армии США, участвовавшим в Первой мировой войне. В соответствии со специальным указом президента Обамы национальные флаги были приспущены на всех правительственных зданиях США

Из «Дома-2» - под суд

Прокуратурой города Владивостока утверждено обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Михаила Подорова и Сергея Пигарева, уличенных в пересылке наркотических средств в особо крупном размере

Вспрыснем?

Это наш тигровый герб

Последние номера