Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Безопасность

До основанья... А зачем?

Детский центр, ставший настоящим домом для маленьких сельчан, прихлопнули бумагой с печатью
Детский центр, ставший настоящим домом для маленьких сельчан, прихлопнули бумагой с печатью Жители села Первомайского Ханкайского района приняли в штыки распоряжение администрации Приморского края о ликвидации социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних. В освобождаемом здании постановлено разместить специальный дом-интернат для престарелых и инвалидов. Притом что один такой дом призрения в районе уже есть. Люди убеждены, что подобного рода «реформы» уничтожат село. Пожить по-человечески Ханкайский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних встречает запахом свежей выпечки: здешние повара пекут вкусный и долго не засыхающий хлеб. Ребятишки уплетали его за обедом, как булочки, посыпанные сахарной пудрой. Впрочем, салат из помидоров и свежей капусты, борщ, пшеничная каша и горбуша под маринадом тоже шли на ура. Практически для всех малолетних обитателей центра блюда местной кухни сродни диковинным разносолам. Дома их меню гораздо скромнее. - Ну как обед, понравился? – спрашиваю у розовощекого мальчугана, только что вышедшего из столовой. - Ага! Мама варит не так вкусно, - улыбается белобрысый парнишка, явно польщенный вниманием к его персоне. - А чем тебя мама кормила? - Кашей манной и супом. Максим, так зовут моего 8-летнего собеседника, из села Ярославка, его младшая сестренка Женя тоже в центре, в младшей группе. У них еще есть старшая сестра, но она осталась дома. Мальчик говорит, что его мама и папа пьют водку и не работают, зато папа приносит домой по пять тысяч рублей! Однажды он даже купил яблоки и сводил сына в кино. Максим с сестренкой уже месяц в центре, но родители к ним ни разу не приезжали и не звонили. Хотя обещали. Возвращаться домой Максим категорически не хочет. И я его понимаю: дом там, где хорошо, где тебя любят. Дети в центре, действительно, обеспечены всем необходимым: питанием, одеждой, игрушками, книгами – здесь неплохая библиотека. Они окружены заботой и любовью сотрудников. Время от времени ребят вывозят во Владивосток в цирк. Наверное, это дико прозвучит, но некоторые малолетние постояльцы только здесь узнали, что такое медицинское обследование и что такое настоящая баня! Для индивидуальной гигиены в комнатах установлены электротитаны. У центра собственная электрокочегарка и независимое водоснабжение из специально пробуренной скважины. Холодная вода льется из крана – прозрачная и вкусная, ее можно пить некипяченой. Это тоже местная изюминка. По этому случаю вспоминается визит губернатора Приморья Сергея Дарькина в детский дом города Арсеньева в конце декабря прошлого года. Автор этих строк был на этом мероприятии среди ангажированных журналистов. Первое, что отметил Сергей Михайлович, переступив порог учреждения, - это холод в помещении. И как его ни убеждали люди свиты, что в здании тепло, губернатор стоял на своем и был прав. В Арсеньевском детском доме действительно было холодно. Кроме того, губернатора возмутила горячая вода цвета пережженного кофе из-за ржавчины, которая к тому же жутко пахла. В детдоме есть бассейн, но из-за отвратительного качества воды он стоит пустой вот уже… 18 лет! В Ханкайском социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних тепло и уютно. Во дворе благоустроенная игровая площадка, а в пятистах метрах – средняя школа из белого кирпича, половина ее учеников – ребята из центра. Со временем добрая молва о государственном учреждении социального обслуживания в селе Первомайском распространилась по всей округе, это принесло неожиданные плоды. Как рассказали его сотрудники, дети из неблагополучных семей сами потянулись к ним, чтобы хоть какое-то время пожить по-человечески. Ханкайский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних - своеобразная перевалочная база, где сегодня живут 52 ребенка в возрасте от 3 до 16 лет, дожидаясь своей дальнейшей участи. Все дети из Ханкайского и Хорольского районов, из так называемых социально неблагополучных семей, которые состоят на учете в управлениях социальной защиты населения местных администраций. В таких семьях родители либо алкоголики, либо попавшие в трудную жизненную ситуацию - это когда в семье много детей, а на еду, на одежду, на нормальное воспитание денег нет. Поскольку мать и отец не работают или один из родителей мотает срок на зоне. Некоторых ребят заберут под опеку родственники, некоторые «уйдут на детские дома», единицы вернутся в семьи. В 2010 году из центра для несовершеннолетних в детские дома было отправлено 33 ребенка, их родителей лишили родительских прав. По словам специалистов, для района это очень много. Закрыть рука не поднялась В годы советской власти в Первомайском процветал совхоз с романтическим и многообещающим названием «Просторы», а в здешнем двухэтажном детском саду, построенном в 1985 году, было четыре группы ребятишек. Подобные типовые детсады строили по всей территории бывшего Советского Союза. С распадом СССР «Просторы» стали увядать, а вскоре и вовсе накрылись медным тазом. Сегодня угодья канувшего в Лету совхоза принадлежат корейским инвесторам. Они выращивают сою, немного пшеницы и овса, кукурузу – на початки и на силос. С прошлого года корейцы усиленно занялись животноводством. В начале 90-х годов прошлого столетия народ, в основном молодежь, потянулся из села в город, рождаемость в Первомайском резко упала и детсад скукожился до одной группы. Весной 1997 года начальник управления социальной защиты населения администрации Ханкайского района Раиса Лаврик вместе со своими сотрудниками задумала открыть в полупустующем задании детского сада социально-реабилитационный центр для детей и подростков, пока аборигены не разобрали здание на кирпичи. Первые годы существования центра были самыми трудными. Из-за отсутствия централизованных поставок дети питались, что называется, с колес. По словам старожилов, у тогдашнего главы района Владимира Гулака «было бешеное желание закрыть это учреждение». Слишком много хлопот оно доставляло. Но рука у Владимира Даниловича на это не поднялась. Он понимал, что дети – это будущее не только страны, но прежде всего района. И если не будет в Первомайском социально-реабилитационного центра, то начнется цепная реакция: закроется школа, а следом умрет село. Как это случилось в селе Платоновка Ханкайского района – сначала оттуда вывели воинскую часть, следом за офицерами уехали их жены с детьми, потом закрыли школу, и сейчас на месте бывшего военного городка многоэтажные развалины, как после бомбежки. Почти десять лет Ханкайский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних висел на балансе района, и ни один руководитель района не рискнул поставить крест на единственном по местным масштабам «градообразующем предприятии»: сегодня в центре трудятся 59 человек, работающих посменно. Не детское это дело В 2005 году после принятия федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» от 06.10.2003 года № 1З1-ФЗ Ханкайский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних перешел под юрисдикцию департамента социальной защиты населения Приморского края. Материальные блага как из рога изобилия на него не посыпались, тем не менее благодаря приписке к краевому бюджету у центра появилась финансовая стабильность. Распоряжение администрации Приморского края от 21 декабря 2010 года № 683-ра «О переименовании государственного учреждения социального обслуживания «Ханкайский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних» в государственное учреждение социального обслуживания системы социальной защиты населения «Ханкайский специальный дом-интернат для престарелых и инвалидов» просто шокировало сотрудников центра. Причем, как убедился в этом корреспондент «МК во Владивостоке», жители Камень-Рыболова, и особенно села Первомайского, весьма негативно отнеслись к этому распоряжению. Более того, сельчане напуганы предстоящими изменениями в их тихой и спокойной жизни, потому как данная бумага ничего хорошего им не обещает. Согласно этому документу в здании, где обитают дети, разместятся (постоянно или временно) «освобождаемые из мест лишения свободы и другие лица, за которыми в соответствии с действующим законодательством установлен административный надзор, ранее судимые или неоднократно привлекавшиеся к административной ответственности за нарушение общественного порядка и занимающихся бродяжничеством и попрошайничеством, систематически и грубо нарушающие правила внутреннего распорядка в домах-интернатах для престарелых и инвалидов». Судя по ярлыкам вышеуказанного контингента, в селе Первомайском, в здании, которое стало вторым, а может, и первым домом для полусотни ребятишек, поселят тех, кого принято называть отбросами общества. Да простят меня правозащитники за прямоту! При этом о судьбе ребят в распоряжении № 683-ра ни слова. Скорее всего, их отправят в социально-реабилитационные центры в другие районы края или по детским домам. Зато целый абзац посвящен осуществлению социальной защиты лиц с криминальным прошлым для «восстановления их социальной и профессиональной деятельности, интеграции их в общество». Как мудрено и, наверное, правильно написано! Жаль, что авторы этого документа не поинтересовались у того самого общества в виде жителей района, так ли необходимо ему соседство с бывшими сидельцами и лицами, за которыми установлен административный надзор. Как правило, от таких соседей добра ждать не приходится. С глаз долой… Страшно представить, во что превратится ухоженное здание после размещения в нем ранее судимых, бродяг и попрошаек, которые в большинстве своем не приучены следить не только за своей персоной, но и за общественным имуществом. Скорее всего, это будет заплеванная, прокуренная, разоренная, пахнущая мочой общага, живущая по волчьим законам. Примеров тому предостаточно. - Мы понимаем, что одинокие старики, убогие инвалиды и даже бывшие заключенные нуждаются в крыше над головой, как и нормальные здоровые люди. Но почему эта проблема решается за счет детей? Нам кажется, что кто-то очень хочет в преддверии саммита АТЭС-2012 сделать село Первомайское своеобразным 101-м километром? Чтобы не тратить бюджетные деньги на строительство приютов для бездомных, - возмущаются жители района, проводя аналогию с выселением из Москвы за 101-й километр бомжей, наркоманов, проституток, политически неблагонадежных накануне Олимпиады-80. - Я сильно озабочена закрытием нашего реабилитационного центра, - комментирует ситуацию председатель комитета по социальной политике и защите прав граждан, депутат думы Ханкайского района Антонина Иващенко. - Куда мы денем детей, похоже, никого не волнует. Если закроют центр, то в Первомайском закроется школа, и тогда село вымрет. Я думаю, что меня поддержат многие жители района, поддержат учителя, которые работают в центре, потому что они останутся без работы. Здесь у детей есть все, они чистые, накормлены, обуты, одеты! В центре есть различные кружки, есть огромный швейных цех, для которого приобретены швейные машинки. Я не понимаю, почему хотят именно этот центр? По этому поводу депутаты нашей думы обратились с письмом в администрацию края, сейчас ждем ответа. И вот что еще странно. В районе уже есть дом-интернат для престарелых и инвалидов – в селе Мельгуновка на 40 человек. Брошенных детских садов в Приморье тоже хватает. Зачем уничтожать то, что хорошо работает на благо людей? Малышей и взрослых?.. P. S. Если бы не звонки негодующих сельчан в редакцию «МК во Владивостоке», то мы бы никогда не узнали об этой ситуации. Соответственно, не было бы командировки нашего спецкора в Ханкайский район, не было бы этой публикации. Но, слава богу, россияне начинают осознавать, что они – не бульки на воде. А чиновники далеко не небожители, а обыкновенные смертные, действия или решения которых можно обжаловать в суде. Или пожаловаться на них президенту РФ Дмитрию Медведеву, что, кстати, жители Ханкайского района и собираются сделать в ближайшее время. Уже идет сбор подписей под петицией в Москву.

Автор : Сергей КОЖИН.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Любо, братцы, любо!

Атаман приступает к обязанностям

Последние номера