Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Регион

Мой адрес не дом и не улица?

Последний Герой Советского Союза может стать бомжем
Последний Герой Советского Союза может стать бомжем Эта история наверняка не получила бы огласку, если бы одним из главных ее персонажей не был единственный в Приморском крае Герой Советского Союза Николай Кононенков, получивший высокую награду Родины за форсирование Днепра. Все, ниже опубликованное, написано со слов самого Николая Ивановича и на основании представленных им документов. Копии документов находятся в редакции «МК во Владивостоке», как и диктофонная запись беседы с Героем, сделанная 31 октября этого года во Владивостоке, в госпитале для ветеранов, в присутствии адвоката и независимого свидетеля. Николай Иванович, привыкший к вниманию прессы (журналисты одолевают его каждый год перед Днем Победы), смущается. Больно уж причина появления представителя СМИ в его госпитальной палате безрадостная. Он понимает, что вид у него не праздничный, без пиджака со звездой Героя. Тем не менее он держится молодцом. И даже пытается шутить. Мы с Николаем Ивановичем знакомы около десяти лет, нам есть что вспомнить, но, когда разговор заходит о его квартире, голос 88-летнего ветерана дрожит. - Они меня обманули. А я им верил! – вздыхает Герой и отворачивается к стене. Чтобы присутствующие не видели его слез. Они, это Светлана Витальевна (имена изменены), жена его сына Сергея, и их дочь Лариса. Рассказывая свою историю, Николай Иванович старается не упоминать имена своих родственников, точнее, его обидчиков. Он называет их просто невесткой и внучкой. Если докапываться до сути, то корни нынешних проблем Николая Ивановича в далеком прошлом, когда он жил счастливо с супругой Капитолиной Ивановной в селе Черниговка, а его сын Сергей с женой и двумя дочками – во Владивостоке, в гостинке на улице Луговой. Что такое гостинка, наши читатели наверняка знают. Теснота, масса бытовых неудобств. Лишний стул, письменный стол или шкаф для одежды становятся несбыточной мечтой. Чтобы дочери не спали на полу, Сергей соорудил двухъярусную кровать. Как-то Николай Иванович приехал к сыну в гости, и выяснилось, что спать ему негде. Отец так и продремал всю ночь за столом, а наутро пошел к тогдашнему губернатору Приморья Евгению Наздратенко просить квартиру для семейства сына. Наздратенко принял Героя, выслушал и подарил ему трехкомнатную квартиру в 9-этажке на улице Новожилова, 9. Прошли годы. В 2007 году Капитолина Ивановна, «моя Капа», как называл ее супруг, умерла. И Николай Иванович решил перебраться во Владивосток, поближе к сыну и внучкам, которых он очень любил и которым помогал чем мог. Например, когда девушки поступали в вуз на платной основе, Герой обратился за помощью к нынешнему губернатору Приморья Сергею Дарькину ... и внучки выучились бесплатно. В другой раз Николай Иванович попросил Сергея Дарькина оказать ему материальную помощь как участнику Великой Отечественной войны и Герою Советского Союза для приобретения квартиры. Губернатор просьбу удовлетворил, из резервного фонда администрации края Николаю Кононенкову было выделено 2 млн рублей. К этим деньгам Герой добавил еще полтора миллиона, вырученных от продажи его квартиры и гаража в Черниговке, плюс все его накопления. Продажей недвижимости в Черниговке Героя и впоследствии приобретением для него двухкомнатной квартиры во Владивостоке на улице Сахалинской, 32, будущего яблока раздора, занималась по доверенности Светлана Витальевна. Переехав во Владивосток, Николай Иванович поселился у сына, а не в двухкомнатной квартире на десятом этаже. К тому времени у него обнаружилась масса недугов, сказались возраст и фронтовые ранения, и он нуждался в постоянном уходе. А в «дарькинской» квартире обосновалась его внучка Лариса, она и сейчас там живет с мужем и маленьким ребенком. И все было бы хорошо, но между сыном Сергеем и его женой начались скандалы, которые довели семью с более чем 20-летним стажем до развода. Всякое в жизни бывает. Только постоянное выяснение отношений на повышенных тонах между сыном и невесткой мешало Николаю Ивановичу, «у меня стали появляться сердечные приступы» – и он решил перебраться в свою «двушку» на Сахалинскую, 32. А заодно забрать с собой сына, кстати, инвалида II группы. От греха подальше. Но на просьбу Героя вернуть ему документы и ключи от квартиры невестка ответила категорическим отказом. Не помогали ни уговоры, ни просьбы. И тогда 1 сентября 2010 года ветеран обратился за помощью в правоохранительные органы. Светлану Витальевну вызвали для разбирательства в Первомайское отделение милиции. Начальник отделения, ознакомившись с представленными ею документами, пригласил Николая Ивановича и сказал: - Поздравляем вас, дедушка! Вы – бомж! - Это что значит? – не понял Герой. Когда ему объяснили значение этого слова, он заплакал. Согласно документам владелицей его двухкомнатной квартиры на улице Сахалинской, 32 являлась… его внучка Лариса. Более того, если верить доверенности, оформленной 11 августа 2009 года и заверенной нотариусом Октябрьского нотариального округа Приморского края (село Покровка) Анатолием Боровским (реестровый № 7656), это сам Герой доверил невестке распоряжаться своей квартирой. Которую она… подарила своей младшей дочери Ларисе – опять же с согласия Николая Ивановича. - Но я никому никакой доверенности не давал! Я вообще никаких бумаг не подписывал! Когда я переехал во Владивосток, я сразу сказал, что не буду ни на кого оформлять квартиру. И что я оставлю ее тому, кто будет ухаживать за мной лучше всех. Это я определю, когда придет время, так мы договорились, - говорит Николай Иванович. По словам ветерана, его подпись появилась на доверенности обманным путем. Он рассказал, что в прошлом году Светлана Витальевна вывезла его в Покровку, где проживали ее мать и родная сестра. Путешествию Герой не удивился, он там бывал многократно: с родственниками невестки он жил душа в душу. И за чашкой чая невестка подсунула ему на подпись какие-то бумаги. - Что это такое? Зачем это нужно? Ты хоть мне прочитай, что это за бумага, – насторожился Николай Иванович. - Папа, это документы на выдачу дорогих лекарств. Подписывай, ничего здесь особенного нет, - ответила Светлана Витальевна. Надо сказать, что невестка частенько доставала тестю дефицитные медикаменты, поэтому Герой не удивился, когда речь зашла о лекарствах. Николай Иванович сказал «спасибо» и расписался, не читая документов, в том числе он подписал и злополучную доверенность. Собственно, с его отвратительным зрением (у ветерана катаракта) он уже года три как почти слепой и не смог бы его прочитать – таким бисерным шрифтом он напечатан. (У нас в редакции эту доверенность с трудом прочитали даже хорошо видящие сотрудники. - Прим. авт.) По словам Героя, невестка знала, что он незрячий. И если бы нотариус видел своего 88-летнего клиента, он был бы обязан потребовать справку о состоянии его здоровья. Чтобы обеспечить чистоту сделки. Мало ли что? старики как младенцы – в таком возрасте они вполне могут оказаться недееспособными. Как говорит сам Николай Иванович, ни он к нотариусу не ходил, ни нотариус к нему… - Мы жили очень дружно, хорошо. А под конец черт его знает, что случилось! Обманула меня невестка, а я ей даже «спасибо» сказал. Теперь я понял, что ей от меня были нужны только деньги и квартира. Пенсия у меня хорошая… Подлечусь – поеду в Москву, если правду здесь не найду, - вздыхает Герой. Две недели назад во время прогулки Николаю Ивановичу стало плохо и он упал: нервотрепка с квартирой едва не довела его до инфаркта. Героя положили в госпиталь для ветеранов. - Они и сюда приходили, чтобы выклянчить у меня квартиру, - говорит Николай Иванович и опять отворачивается. …Как стало известно, Сергей Кононенков обратился за разрешением ситуации к губернатору Приморья. Но на прием к Сергею Дарькину он не попал – его принял вице-губернатор Александр Шемелев и пообещал помочь. Кроме того, Николай Иванович Кононенков написал исковое заявление в суд с просьбой признать недействительной треклятую доверенность. «МК во Владивостоке» будет следить за развитием ситуации.

Автор : Сергей КОЖИН.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Плати, хозяин тайги!

Пятьдесят тысяч организованных приморских охотников могут лишиться охотугодий

Он согласен на медаль. И часы Rolex

Герцог Эдинбургский наградил приморского лесничего

Последние номера