Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Только факты

Альфонс в погонах

Замужество – не напасть, лишь бы замужем не пропасть…
Замужество – не напасть, лишь бы замужем не пропасть По данным статистики, в России около трети всех супружеских пар рано или поздно разводятся. При этом большинство бракоразводных процессов, если до таковых доходит дело, проходят без осложнений. Но бывают и тяжелые случаи, когда бывшие супруги годами, к примеру, оспаривают друг у друга право на ребенка или делят совместно нажитое имущество. Поскольку распад семьи – это почти всегда трагедия, то, интерпретируя Льва Толстого, утверждавшего, что «всякая несчастная семья несчастлива по-своему», можно сказать, что и у каждого развода - своя история. Недавно в суде Первомайского района Владивостока слушалось в открытом судебном заседании гражданское дело о разделе имущества по иску гражданина В. С. Селезнева к своей бывшей супруге В. Н. Селезневой. На процессе присутствовал корреспондент «МК во Владивостоке». Мы посчитали, что история супругов Селезневых будет поучительна для наших читателей. Поскольку судебные тяжбы еще не закончились, фамилии персонажей изменены. Что на нее нашло? Вера Николаевна до сих пор не понимает, как она поддалась на уговоры подруги познакомиться с одиноким симпатичным полковником, который, по словам «свахи», хотел найти «хозяйственную женщину, без вредных привычек, со спокойным характером для создания семьи». Во-первых, замуж она не собиралась: у нее уже были две попытки создать семью, и каждый раз неудачные. От тех браков у нее остались две дочери, одной было 17 лет, другой 12. Во-вторых, на момент предложения встретиться с «одиноким полковником» Вере Николаевне исполнилось сорок лет. Она искренне считала, что для невесты это не самый «юный» возраст. И все-таки свидание состоялось. Подруга не обманула, Виктор Сергеевич действительно оказался на пять с плюсом. Он был веселым, галантным, предупредительным и щедрым. На первое рандеву жених пришел с букетом роз, на все последующие, кстати, тоже. Встречи в кафе, походы в кино, неизменные коробки дорогих конфет, ласковые слова сделали свое дело: конфетно-букетная стадия их романа была недолгой. В сентябре, через месяц после знакомства, Виктор Сергеевич переехал к Вере Николаевне. - А почему бы мне не выйти замуж еще раз? Ничего в этом аномального нет. Замужество – не напасть, лишь бы замужем не пропасть. Тем более что бог любит троицу, - решила тогда наша очарованная героиня, отвыкшая от мужского внимания. Виктор Сергеевич, кстати, признался, что тоже был женат и что они с бывшей супругой не сошлись характерами. Всякое в жизни бывает. Пятого ноября 2005 года влюбленные зарегистрировали брак. После бракосочетания Вера Николаевна взяла фамилию мужа. Был бы милый рядом Своего жилья новоявленный супруг не имел, поэтому прописан он был у знакомых. Вера Николаевна неоднократно предлагала Селезневу прописаться на ее жилплощади, но тот всякий раз отказывался: - Мне скоро должны дать квартиру на работе. Получу, будем расширяться. Первые полгода супружеской жизни пролетели как сон. Виктор Сергеевич по-прежнему говорил слова любви и был нежен. Но розы вскоре в доме исчезли. А в последний год совместного проживания с Верой Николаевной он и вовсе перестал приносить домой зарплату. Когда разговор заходил о деньгах, благоверный делал обиженное лицо и разводил руками: - Прости, милая, но нам опять зарплату задержали. Ты же знаешь, как у военных все нестабильно. И пока Виктор Сергеевич дожидался окончания «нестабильности», семейство Селезневых питалось и одевалось на деньги хозяйки дома. Вера Николаевна работала заведующей аптекой, денег, естественно, не хватало, поэтому ей нередко приходилось брать в долг. Забегая вперед, скажем, что когда во время бракоразводного процесса Вера Николаевна увидела справку о заработной плате своего бывшего супруга, ей едва не стало дурно. Оказалось, что ежемесячно со всеми накрутками Селезнев получал на руки около 160 тысяч рублей. Причем без каких-либо задержек. Всем бы такую «нестабильность»… Начав новую семейную жизнь, Вера Николаевна решила заняться предпринимательством. Подыскав подходящее помещение, она открыла аптеку: провизорская деятельность была ей хорошо знакома. Для ремонта и закупки медикаментов брала в долг у знакомых, оформляла кредиты в банках. По словам женщины, муж ее инициативу поддержал и против кредитов не возражал: - Бери, Вера, получу 13-ю зарплату, рассчитаемся, - говорил Виктор Сергеевич. Окрыленная, Вера Николаевна крутилась как белка в колесе. Она надеялась, что когда-нибудь будет и на ее улице праздник. - Проблемы – это преходящее. Главное, что милый рядом, - рассуждала женщина. Она даже подумать тогда не могла, что пройдет год с небольшим и «милого» рядом не будет, а проблемы останутся. И будут расти как снежный ком. Летом 2006 года умер отец Веры Николаевны, он жил в поселке Акбулак Оренбургской области. Получив через полгода наследство от продажи дома и земельного участка в размере 300 тысяч рублей, Вера приобретает автомобиль «Сузуки-Эскудо» 1998 года за 350 тысяч рублей. Впоследствии эта иномарка станет «участником» судебного процесса по разделу имущества. Дядечка без тормозов Между тем «милый» все чаще стал проявлять себя с неожиданной стороны: вежливый с женой на людях, он по-хамски разговаривал с ней дома. Для него раздражителем могла стать любая мелочь, к примеру, грязная тарелка или слишком горячий борщ. Дочь Веры Николаевны Валентина рассказывала, что Виктор Сергеевич – это «дядечка без тормозов». Он мог запросто после душа ходить голым по квартире, когда в доме находились девочки. Напомним, что на тот момент сестрам было 12 и 17 лет. Или войти к ним в комнату, когда они переодевались. Частенько Виктор Сергеевич напивался до беспамятства. Хотя при знакомстве убеждал Веру Николаевну, что «почти не пьет». Напившись, он закатывал очередной скандал, кричал, что все его за…ли, и уходил из дома через… окно. Благо Вера Николаевна живет на первом этаже. Его «подвиги» видели и слышали соседи. Однажды, будучи в плохом настроении после вчерашнего застолья, Селезнев при гостях стянул со стола скатерть с посудой. На другой день, проспавшись, он говорил, что у него от алкоголя «рвет крышу» и что психические сдвиги - это последствия контузии, полученной в «горячей точке». Селезнев слезно просил простить его. Жена его жалела и прощала. Позже в военной прокуратуре ей сказали, что никакой контузии у бывшего супруга нет. Если бы она была, его давно бы комиссовали. - Мне еще его мама рассказывала, что Виктор после школы поступал в летное училище, но его не взяли из-за хронического отита. Из-за этого у него периодически болела голова. Я тогда на ее слова не обратила внимания, - говорит Вера Николаевна. Сравнительный анализ За три года супружеской жизни Виктор Сергеевич дважды уходил из дома, ничего не объясняя. Молча собирал вещи и уходил. А потом возвращался. Свои поступки он мотивировал желанием проверить чувства Веры Николаевны: - Моя предыдущая жена за мной бегала. И я хочу, чтобы ты за мной побегала. Как-то он позвонил Вере Николаевне на работу и, не объясняя причины, попросил срочно приехать на Луговую. Селезнева тут же сорвалась с работы, благо от ее аптеки до площади Луговой две трамвайные остановки. «Вдруг с мужем что случилось, а он по телефону сказать не может», - думала она. На месте встречи ее ждали супруг и незнакомая женщина. - Познакомься, Света, это моя жена, - сказал Селезнев незнакомке, когда Вера Николаевна подошла. У женщины посерело лицо. - Ну ты и кретин, Селезнев, - сказала она и пошла прочь. Оказалось, что это бывшая супруга Виктора Сергеевича, приехавшая по делам во Владивосток из другого города. И она ничего не знала о предстоящей встрече с Верой Николаевной, организованной Селезневым. - Я просто хотел вас сравнить. Чтобы понять, кто из вас лучше, - позже оправдывался Виктор Сергеевич. – Ты же знаешь, что ты у меня одна. Вера Николаевна простила ему и эту дикую выходку. - Как только Виктор ко мне переехал, мы договорились, что оплату счетов за коммунальные услуги он возьмет на себя. А на мне будет домашнее хозяйство, продукты, приготовление пищи, стирка, уборка и так далее. Я тогда работала директором аптеки, это очень хлопотное и ответственное дело: каждый день нервотрепка с поставщиками, проверяющими, нервными клиентами. Наш контингент - это практически одни пенсионеры. Но я не хотела загружать Селезнева бытовыми проблемами, у него их на работе было предостаточно. По крайней мере, он так говорил. Я всегда считала, что мужчина – это добытчик, а женщина должна создавать ему комфортные условия жизни. Чтобы муж, вернувшись с работы, чувствовал, что его любят и ждут, - рассказывает Вера Николаевна. Виктор Сергеевич ничего не имел против «домостроя» жены. Он даже забрал ключ от почтового ящика, сказав, что «теперь жировки будут на его совести». И что на его имя будет приходить деловая корреспонденция, а он не хочет, чтобы эти письма читали посторонние. Получал Селезнев «деловую корреспонденцию» или нет, Вера Николаевна не знает. Но вот то, что «у бывшего мужа не оказалось совести», выяснилось 29 декабря 2008 года. Вера хорошо запомнила эту дату, в этот день Виктор Сергеевич ушел из дома… на квартиру, которую снимал в течение года. Это выяснилось позже. Прощаясь, муж бросил на стол пачку неоплаченных квитанций за коммунальные услуги и транспортный налог. – Это тебе подарок к Новому году! – сказал Селезнев, ухмыляясь. Новогодний «подарок» потянул на 70 588 рублей 40 копеек. Кроме того, Виктор потребовал от жены 300 тысяч рублей отступного. В противном случае он не гарантировал ей дальнейшую спокойную жизнь. Для Веры Николаевны уход мужа стал неожиданностью, вот уже месяц, как между ними не было ни ссор, ни недомолвок. Впрочем, женщина за него не цеплялась: - Ты уже два раза уходил. Третьего возвращения не будет! В начале января 2009 года Виктор Сергеевич пришел в аптеку и стал требовать от жены, чтобы она сделала справку, будто бы у нее нет жилплощади в собственности: - У тебя много знакомых, тебе раз плюнуть сделать такую бумажку! А мне она нужна, чтобы получить квартиру. Вера Николаевна на подлог не согласилась. Тогда Селезнев стал ее шантажировать: - Не сделаешь справку, заплатишь мне миллион! Я подам на развод и на раздел имущества. Я не дам тебе жить в этом городе. Я подключу все свои связи, и тебя замордуют проверками. И действительно, через некоторое время Вера Николаевна получила по почте письмо из суда Первомайского района, где было сказано, что гражданин В. С. Селезнев подал заявление на развод и на раздел имущества. В заявлении Вера Николаевна была выставлена как аморальная личность, злоупотребляющая алкоголем, не занимающаяся воспитанием детей. Умереть на мешкес деньгами При разделе имущества суд повесил «коммунальные» долги на Веру Николаевну: она была ответственным квартиросъемщиком, ей и платить по счетам. Что касается оплаты транспортного налога, то согласно ст. 1 закона РФ «О транспортном налоге» его плательщиками признаются лица, на которых зарегистрированы транспортные средства. Автомашина «Сузуки-Эскудо» была зарегистрирована на В. Н. Селезневу, по аналогии с оплатой долгов по «коммуналке» транспортный налог также должна была платить Вера Николаевна. Но суд почему-то посчитал, что этот долг «подлежит разделу в равных долях», поскольку автомобиль «Сузуки-Эскудо» был приобретен Селезневой в период брака. Кроме того, суд разделил между бывшими супругами в равных долях кредит на сумму 1 000 000 рублей, который Селезнев оформил в банке ЗАО «ВТБ-24»… 10 октября 2008 года, то есть за два с половиной месяца до расставания с женой. Что, согласитесь, похоже на хорошо продуманную аферу. По словам Веры Николаевны, она узнала о кредите мужа только в ходе бракоразводного процесса. И письменного согласия на кредит не давала. В заявлении на получение кредита Селезнев написал, что деньги ему необходимы для покупки земельного участка. На суде он пояснил, что «в случае, если бы он указал, что кредит ему необходим на личные нужды, кредит в указанной сумме без поручителей банк ему бы не предоставил». Фактически, он обманул банк ЗАО «ВТБ-24». - У Селезнева были две «голубые» мечты: умереть на мешке с деньгами и свой домик в другом регионе России, только не в Приморье. Он еще с осени 2006 года задумал перевестись из Владивостока куда-нибудь на запад, - рассказывает Вера Николаевна. - Виктор почти каждый вечер звонил из дома кому-то в Москву, узнавал, сколько стоит генеральская должность в органах прокуратуры. Я не знаю, с кем конкретно он договаривался, но мне известно, что один человек был из Осетии. Селезнев говорил, что это помощник депутата. В июле мы с Виктором летали в отпуск в Москву, Виктор встречался с человеком из Осетии и при мне передал ему 10 тысяч долларов в пакете. Селезнев сказал мне, что этот человек поможет ему купить генеральскую должность. По ее словам, осенью 2008 года Селезнев отвозил в Москву 500 тысяч рублей на взятку. Деньги у него взяли, но генеральские погоны он так и не получил. Его попросту кинули. После расторжения брака Вера Николаевна написала военному прокурору ТОФ о попытках бывшего супруга купить генеральскую должность. С Селезнева взяли объяснительную (копия находится в редакции), и на этом все закончилось. Что касается долгов Селезневой, то в настоящее время ее общая задолженность перед кредиторами с учетом процентов составляет 2646000 рублей. Суд эти долги опять-таки оставил за ней, «поскольку в судебном заседании не нашлось подтверждения, что указанные суммы занимались с согласия Селезнева В.С. и были потрачены на нужды семьи». Логику суда понять трудно. Между тем адвокат Веры Николаевны убежден, что его доверительнице отчаиваться не надо. Районный суд – не последняя инстанция. Как нам стало известно, приятели Селезнева просили его оставить Веру Николаевну в покое. Но он только посмеивался: - Не оставлю. Мне это нравится. И еще хвастал, что с предыдущей женой он судился два года, но деньги все-таки высудил, то ли 200 тысяч рублей, то ли 300 тысяч…

Автор : Сергей КОЖИН.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Альфонс в погонах

Замужество – не напасть, лишь бы замужем не пропасть…

Последние номера