Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Главное

Лимита понаехала!

Утро понедельника выдалось по-настоящему тяжелым. За окном стояла такая погода, что хороший участковый бомжика из подъезда не выгонит, а редактор позвонил вдруг и спросил вкрадчиво: - Ты не хотел бы поискать себе работу? Шумно сглотнув ставший отчего-то невыразимо противным кофе, я растерянно ответил в телефонную трубку: - Э-эм-м?! Выдержав паузу по Станиславскому, редактор пояснил: - В смысле прикинься, что ты без документов и совсем не местный, и попробуй найти себе какую-нибудь подработку. На рынке каком-нибудь или на базе. Грузчиком, например, или еще кем… - Может, завтра? - поглядев на залитое дождем окошко и справившись наконец с кофе, жалобно спросил я. - Сегодня! – редактор был непреклонен. – И завтра, кстати, тоже - для чистоты эксперимента. И дал отбой.
Утро понедельника выдалось по-настоящему тяжелым. За окном стояла такая погода, что хороший участковый бомжика из подъезда не выгонит, а редактор позвонил вдруг и спросил вкрадчиво: - Ты не хотел бы поискать себе работу? Шумно сглотнув ставший отчего-то невыразимо противным кофе, я растерянно ответил в телефонную трубку: - Э-эм-м?! Выдержав паузу по Станиславскому, редактор пояснил: - В смысле прикинься, что ты без документов и совсем не местный, и попробуй найти себе какую-нибудь подработку. На рынке каком-нибудь или на базе. Грузчиком, например, или еще кем… - Может, завтра? - поглядев на залитое дождем окошко и справившись наконец с кофе, жалобно спросил я. - Сегодня! – редактор был непреклонен. – И завтра, кстати, тоже - для чистоты эксперимента. И дал отбой.

Мы сами не местные…

С распоряжением шефа прикинуться приезжим издалека я справился легко. Дело в том, что я настолько не местный, что Эгершельд и, скажем, Змеинка для меня практически синонимы, две находящиеся рядом улицы. Поэтому косить под лимиту особо не надо. Паспорт, оставленный в теплой квартире, потертая кожаная куртка фасона диких девяностых годов прошлого века, отросшая за выходные клочковатая щетина и легкая – после тех же выходных – дезориентация в пространстве сделали меня неотличимым от постоянных обитателей пока единственно знакомого автору этих записок рынка - на Спортивной. Порадовавшись удачному слиянию с народом, тут же решительно отмел – как неконструктивную – мысль усилить маскировку и заодно облегчить терзавшую после уик-энда душевную боль бутылкой пива. А пива на «Спортивной» - завались! Пирамидами пузыри на земле уложены. И цены ниже плинтуса. Полторашка «крепкого» за два червонца – слабо? Пробовать, кстати, не рекомендую: на полустертой этикетке пластикового баллона с мутной жидкостью легко можно прочесть «изготовлено в 2006 году». - Чего смотришь, бери! - доброжелательно улыбнулась продавщица, прибывшая, если судить по внешности, в столицу Приморья из бывших среднеазиатских республик бывшего СССР. - А не отравлюсь? – интересуюсь на всякий случай. - Ты? Ты точно не отравишься! - припечатала диагнозом Гюльчатай. – Другие же вон берут! И точно: прямо перед нами деваха лет двадцати пяти в ярко-оранжевой куртке на молодых плечах советовалась с кем-то по телефону, сколько и какого «пивасика» брать. Сошлась с невидимым собеседником «на двух по пять». Было что-то около половины десятого утра. Пора начинать искать работу…

«Все уже зобито»

Для затравки подошел к показавшемуся мудрым и добрым горцу, торговавшему мятыми китайскими бананами. - Уважаемый, не подскажешь, где тут можно подработать? Я сильный и здоровый, могу грузить и разгружать, могу выносить и заносить, посоветуй, а? Кушать очень хочется! - Слющай, чиго арешь, а? – ответил по-русски банановый король. – Раньше приходить нада биль, щас все уже, опоздаль! – И отвернулся от меня к старушке, печально ковырявшейся в чернеющих дарах южных районов Поднебесной. О том, что «уже опоздаль», я догадался примерно к пятому километру, который накрутил по рыночным закоулкам. Содержимое этих изобильных пространств соответствовало по качеству в основном пивным развалам и требует отдельного повествования. В пресловутой Греции нет всего, что есть на этом базаре. Не нашел я только одного – работы. Впрочем, в Греции, говорят, с нею сейчас тоже трудно. Роль малой рыночной механизации выполняли группы людей, объединенные в основном по этническим признакам. Китайцы мне по понятным причинам отказали. Не их я человек, сразу видно. Попытка выдать себя за уроженца Горно-Бадахшанского района Республики Таджикистон тоже не увенчалась успехом. Возле какого-то очередного рыночного то ли выхода, то ли входа увидел наконец родные лица «славянской национальности». - Не, брат, - доброжелательно ответили мне до боли родные помятые и похмельные физиономии, - здесь уже зобито. Ты это, сходи на Фадеевскую базу. Вон в ту сторону километра два, а потом прямо все время и увидишь. Пива хочешь? – и мне протянули знакомый мутный баллон. Гордо отказавшись, я пошел в указанном направлении с твердым намерением заработать хотя бы на чебурек.

Мимо чебурека

Язык до Киева доведет. Не знаю, в какой стороне от рынка на Спортивной находится прекрасная столица незалежной державы гарбузов, гопака и сала. «Тройка» по географии была милостью педагогов, терпевших меня десять лет кряду. Что дало хорошего социалистическое школьное воспитание, так это неистребимую веру людям. Человек человеку... - Извините, не подскажете, где Фадеевская база? Россиянин средних лет и обличья буркнул что-то неразборчивое, махнул рукой куда-то за спину, посылая то ли в интересующем направлении, то ли подальше. На базу шагаю уже с час. Хорошо, что дождь прекратился. Плохо, что поднялся резкий, холодный ветер. Продрогший до берцовой кости, согреваемый одной только надеждой, иду куда-то… Впереди призраком маячит заработанный честным непосильным трудом чебурек, а тут еще и сигареты кончились. Встретившаяся много шагов назад бодренькая старушка с готовностью рассказала, куда топать: «Через виадук, милый, потом направо, потом налево, только под мостом осторожнее, машины там, а потом немного совсем останется!». Видимо, пенсионный одуванчик имела в виду какую-то другую базу на какой-то другой улице. Потому что, как позже выяснилось, отправила меня прямо в противоположную сторону. Наконец по зазубренным ориентирам добираюсь до искомого. База обширна и впечатляюща. Внутри основательных кирпичных лабазов множество людей занимаются тем, к чему приобщиться хочется из последних сил: грузят и разгружают, выносят и вносят, передвигают и перетягивают. Кто-то гортанно зовет Тенгиза, у меня спрашивают, не встречался ли по пути Сунь Вынь… Не встречался. Ищу Заира, только он, объяснили, сможет дать надежду на приобщение к всеобщей вакханалии физического труда и повременного заработка. Тут вообще что-то вроде биржи. Молодые крепкие ребята в тюбетейках и без оных, но тоже земляки стоят в очереди, ждут, когда появится возможность чего-нибудь поносить. Меня уже дважды пытались отправить в неведомую «бакалею», где удача наверняка улыбнется. Но я уже не верил, справедливо полагая, что советчики просто хотят избавиться от конкурента. В лабиринте ящиков, в каком-то узком проходе сталкиваюсь со статным темнолицым красавцем, рубахой-парнем в белой ажурной тюбетейке на темечке. - Ты Заир? - спрашиваю. - Нет, - коротко отвечает рубаха-парень. И добавляет почти без акцента: - Иди, мужик, отсюда. Совсем иди. Здесь чужих не надо, понял? Позади тюбетейконосца угадывались накачанные мешочным бодибилдингом смуглые юноши. Я сразу догадался, что остался без чебурека. Да, собственно, не очень-то и хотелось! Мало ли чего в эти чебуреки положить могут?

Истопи-ка мне баньку…

Доброе утро вторника разительным образом контрастировало с самоубийственной безнадегой понедельника. Высокое чистое небо, яркое солнышко, юная зелень - все навевало мысли о необходимости перемен. Хочется оставить шумный суетный город, плюнуть на все и махнуть не глядя куда-нибудь. На море, скажем. К нему меня редактор на второй день поисков неквалифицированного труда и отправил: - Прогуляйся на Кунгасный – сезон начинается, шашлычки там посмотришь, может, шару какую собьешь. И указал общее направление расположения неведомого мыса Кунгасного. По телефону. Нет, сейчас-то знаю, что все просто. Во Владивостоке вообще практически невозможно заблудиться. Только не мне. Обладая тяжелой формой топографического кретинизма, я одновременно нахожусь в астрально-генетической связи с погибшим за царя народным героем Иваном Сусаниным… На второй час скитаний по раскаленным тротуарам и переулкам в тщетных попытках выйти хотя бы просто на берег залива вдруг осознал ясно и сразу: все. Тупик. Панику усилила приколоченная к стене дома табличка с надписью: «Тупик Шевченко». - Вы, наверное, заблудились? Вам куда надо? – участливо спросила молодая мама с коляской. - На Кунгасный, - выдавил, сгорая от стыда, я. - Так это в другую сторону! – сказала ангелоподобная мамочка и показала куда и как. …Певец Юрий Лоза на маленьком плоту намеревался пуститься в какую-то авантюру и проникновенно сообщал об этом из невидимых динамиков. Несколько индивидуумов на бережку укрепляли свое здоровье бегом трусцой, а сборная интернациональная команда устанавливала бордюры вдоль пешеходных дорожек. Запахи моря смешивались с ароматом свежего шашлыка, волновали и внушали оптимистические настроения. Администрации пляжа на месте не было, о чем сообщил сонный дедушка у шлагбаума, а больше он, дедушка, ничего не знал. Поэтому я решил идти на запах мяса. Повезло сразу. Возле мангала кафешки под открытым бездонным синим небом суетилась обыкновенная русская повариха, каких еще недавно во множестве было в общепитовских столовках. - Работать? Не алкаш? А можешь чего? И жить негде? Ну тебе тогда к Ганне Степановне, хозяйке. Так и говори – Ганне, а не Анне, не любит она, сама с Украины. Ой, и ты с Украины? Ну тогда сработаетесь, ей как раз мужик нужен. В смысле, чтобы работать умел и не из этих, которые понаехали тут… Еще минуты за три я узнал, что строить надо баню и делать вообще, что скажут, жить можно в вагончике, а «в деньгах тебя не обидят, только не запивай часто и не воруй». Ганна Степановна прибудет завтра с утра, не сезон еще, а сегодня будет только ее племянник, «но с ним говорить не о чем, потому что непутевый», закончила повариха тетя Оля. И спросила еще: - Паспорт-то у тебя есть? Нету? Ну вроде на зека не похож… От бабы бегаешь? Мне оставалось только кивать. Потом шел обратно выученной уже дорогой, жевал полученный от тети Оли пирожок («да какие деньги, бери уже!») и даже сожалел немного, что не придется помочь неведомой Ганне Степановне в возведении баньки… *** Чуть позже в центре города остановился у перехода. Трое молодых не очень стройно наяривали на гитарах «Шизгару…». В кепке возле вопящего солиста лежала разнообразная бумажно-металлическая мелочь. По моим прикидкам, на чебурек каждому лабуху уже хватало. И тогда подумал: а что если?.. Но это, если получится, будет уже совсем другая история.

Автор : Юрий ГУЗЕНКО.

В этом номере:
Лимита понаехала!

Утро понедельника выдалось по-настоящему тяжелым. За окном стояла такая погода, что хороший участковый бомжика из подъезда не выгонит, а редактор позвонил вдруг и спросил вкрадчиво: - Ты не хотел бы поискать себе работу? Шумно сглотнув ставший отчего-то невыразимо противным кофе, я растерянно ответил в телефонную трубку: - Э-эм-м?! Выдержав паузу по Станиславскому, редактор пояснил: - В смысле прикинься, что ты без документов и совсем не местный, и попробуй найти себе какую-нибудь подработку. На рынке каком-нибудь или на базе. Грузчиком, например, или еще кем… - Может, завтра? - поглядев на залитое дождем окошко и справившись наконец с кофе, жалобно спросил я. - Сегодня! – редактор был непреклонен. – И завтра, кстати, тоже - для чистоты эксперимента. И дал отбой.

Гастроли в копеечку

Гастроли Приморского академического краевого драмтеатра имени Горького обойдутся для бюджета Приморского края в 17 миллионов 307 тысяч рублей. Деньги на приморских актерах заработает питерская фирма «Артэ», организующая выступление и проживание труппы в Москве и Санкт-Петербурге.

Выбить пробку

Во Владивостоке рассматривается возможность организации одностороннего движения по улице Алеутской и Океанскому проспекту. Схема движения проходит стадию обсуждения и согласования.

Дружная семья

Семейные детские сады и индивидуальные предприниматели по присмотру и уходу за детьми могут серьезно ослабить остроту проблемы нехватки мест в дошкольных образовательных учреждениях, считает заместитель главы администрации Владивостока Константин Межонов.

В Приморье продолжается розыск вооруженных банды

Крайне противоречивая информация о похождениях вооруженной группы поступает из разных источников. В целом на момент подготовки номера говорилось о том, что в ее составе было пять человек, одного из которых уже задержали. Подчеркивалось то, что преступники хорошо вооружены и могут быть одеты в камуфляж или милицейскую форму.

Последние номера